Сегодня ведется много разговоров о том, что нужно «делать инновации». Строительство пресловутого Сколково и всевозможные госпроекты доказывают это как нельзя лучше. И опытный стартап-ментор, скорее всего, скажет вам, что сделать спешный стартап ну вот никак нельзя, если не придумать «инновационную идею». В общем, без инновации будущего нет. Если её накреативить не удалось, стартап провалится и жизнь не задастся.

Вы считаете, что здесь что-то не так? Давайте поговорим об этом.

Но для начала давайте определимся, что такое инновация. Вообще сделать это довольно трудно. Определений, взглядов и трактовок столь популярного сегодня слова на удивление много: от «сделать что-то новое» до сложных и запутанных определений, включающих понятия «степени радикальности», «характера применения» (и многие другие, посмотрите, например, вот здесь). А более-менее официальный источник (Постановление Правительства РФ №832) вгоняет в рекурсию:

Инновация (нововведение) — конечный результат инновационной деятельности, получивший реализацию в виде нового или усовершенствованного продукта, реализуемого на рынке, нового или усовершенствованного технологического процесса, используемого в практической деятельности.

Но в общем и целом все определения инновации сходятся в одном. Если утрировать, то это одно заключается в следующем:
1. Вы долгое время что-то делаете на инвестиционные деньги, получая технологию.
2. Потом получаете на базе данной технологии какой-то продукт, который как-то отличается от существующих.
3. Затем выводите этот продукт на рынок. Да и ещё таким образом, чтобы продажи этого продукта оказались крайне рентабельны (благодаря тому, что он «как-то отличается») с экономической точки зрения.

То есть мы имеем этапы создания продукта и его внедрения с дальнейшей коммерциализацией. Я совсем не возражаю против такого разделения, хотя обязательная выраженность в деньгах результата внедрения инновации меня, признаться, смущает. А ещё меня смущает первый этап — создание инновационной технологии. Смущает не его наличие, а первопричины его появления. Первопричина же, как пишут умные люди в книжках про инновации, — рыночные. То бишь необходимость придумать что-то такое, что будет лучше рыночных аналогов (либо не будет иметь аналогов, но при этом будет востребовано) и позволит заработать больше денег. Иными словами, драйвер инноваций — «потребительство» (читатели могут предложить здесь другой созвучный аналог этого слова).

А если так, то получается, что какие интересы у населения, формирующего конечный спрос на продукцию, такие и инновации. И в этой связи хочется напомнить мнение бывшего министра образования РФ г-на Фурсенко, что цель системы всеобщего государственного образования — вырастить квалифицированного потребителя, способного пользоваться результатами творчества других. Отбросим естественно возникающий вопрос о том, откуда в такой концепции возьмутся «другие», творчеством которых должны пользоваться остальные. Лучше поразмыслить над тем, на какие инновации прорастёт спрос из такого квалифицированного потребительства? Сотый айфон? Экран шириной в стену с имитацией реальности для продвинутых домохозяек? Или же, вообще говоря, это будет спрос на «ничего»? Ведь он не будет «творческим», и потребитель что ему дадут, то и возьмёт…

Огромный HD-экран на Токийском ипподроме величиной в три теннисных корта - инновация?
Огромный HD-экран на Токийском ипподроме величиной в три теннисных корта — инновация?

Откуда тогда взяться «правильным» инновационным технологиям, из которых родятся инновационные продукты? У меня есть мнение, что правильные инновации — это побочный продукт решения больших задач и достижения высоких мечтаний. Это может быть и мечта человека оторваться от земли, благодаря которой человек захотел отправиться в космос и сделал это. Только вот, достигнув своего желания, мы перехотели «верить в караваны ракет», что «помчат нас вперёд от звезды до звезды». Или это может быть мечта как необходимость обеспечения безопасности, начиная от первобытной необходимости защищать свое племя от чужого и сегодняшнего обеспечения обороноспособности страны и заканчивая будущей необходимостью защиты от угроз внеземного происхождения…

Ещё раз: инновации не могут быть самоцелью в принципе. Это побочный продукт, который не должен идти в небытие, а должен «подхватываться» инноваторами, которые найдут применение этому побочному продукту в народном хозяйстве.

Что делать? По моему мнению, такие глобальные цели, из которых родятся «правильные» инновации, должны ставиться на уровне государственной идеологии. А значит, нужно: возрождать государство, осознавать, что у государства должна быть созидательная идеология, и заниматься пропагандой этой идеологии. И всё это — как на государственном уровне, так и на уроне каждого конкретного человека в обществе. А вот мотивация потребителя — это совсем другое дело…