В 1994 году я сел писать диссертацию. Обложился теми немногими книжками, которые выглядели более или менее свежо. Рисовал какие-то хитрые способы организации гипертекстовой информации, пытался применить теорию нечётких множеств. И что-то даже вырисовывалось. Возникали интересные (как мне казалось) идеи, позволявшие связывать текстовые документы по смыслу. Но тут пришла пора сдавать аспирантский экзамен по специальности. Сдал, конечно.

После окончания официальной процедуры налил всем участникам процесса коньячку. Тут доцент с соседней кафедры и говорит: «Слушай, ты же там в диссертации что-то с гипертекстами мудришь?»

— Ну да, — отвечаю. — Нечёткие множества и вообще…
— А ты в курсе, что такое «три дабл-ю»?
— Нет, — говорю, — не в курсе. Много чего в библиотеке перечитал, но про такое не слышал.
— А что такое «Мозаик», знаешь?

Я отрицательно качаю головой, чую недоброе и — наливаю по второй.

Через неделю меня позвали на сеанс связи с «курчатником». Несмотря на ужасное качество модемной связи, я… всё увидел. И, увы, всё понял. Гипертекст уже работал. Причём всемирный. И уже была создана потрясающая программа, делавшая ровно то, что я пытался умными словами изложить в диссертации.

Понятно, что никакой диссертации не случилось. Просто закончил аспирантуру и ушёл работать в «Компьютерру», которая была намного ближе к реальной жизни. Но до сих пор иногда думаю: если бы меня вовремя «прикрепили» к Курчатовскому институту — всё в жизни могло бы пойти иначе. Лучше или хуже, не узнать. Но точно — по-другому.

Что делать… Наша система высшего образования тогда трещала по швам, зарплата профессора составляла 17 долларов, и все думали о том, как прокормиться. В буквальном смысле. Но вот что любопытно. У нас принято считать, будто американская система образования — образец для подражания. Однако при всех успехах ни средняя, ни высшая школа в США — не идеальны. И это признают сами американцы. Причём не втихаря, а в президентском послании Конгрессу

Америка намерена всерьёз реформировать всю сложившуюся индустрию подготовки кадров. И особенно — систему высшего образования. Во вчерашнем своём выступлении Обама говорил об этом довольно много. И здесь нам есть к чему присмотреться. Возможно, «догнать Америку» теперь станет ещё сложнее, поскольку тот образовательный комплекс (включая тесную интеграцию с бизнесом), который мы отчасти пытаемся копировать, в США явно будут оптимизировать. И — «убегут» ещё дальше.

На прошлой неделе в своём блоге я уже касался этой темы. (см. «Пылесос для стартапов, или Как бы не сдуло всех инноваторов из России — в США»). Что же, большинство предположений о стратегии Белого дома, призванной придать стране очередной инновационный импульс, подтвердилось. Причём главный инструмент — вовсе не «монетарный» (с деньгами-то как раз проблемы: не случайно налоговые инициативы Обамы вызывают столь яростные протесты оппонентов). Скорее, речь идёт о «мягких» воздействиях на инфраструктуру, отвечающую за качество человеческого капитала. Капитал этот (требуемых кондиций) нужно, с одной стороны, вырабатывать внутри страны, а с другой — привлекать извне и удерживать, чему будут способствовать в том числе послабления в иммиграционной политике.

Разумеется, образовательная тема звучала у Обамы не первой. Доклад о состоянии в стране изобилует массой других пунктов. Северная Корея, Афганистан, экономика, сокращение бюджетных расходов, увеличение налогов… И всё-таки о проблемах в сфере подготовки квалифицированных кадров было сказано. И… можно ли пропустить мимо ушей высказывание президента о том, что Америка начала отставать по качеству образования от других развитых стран? В качестве примера Обама привел Германию, где уровень выпускников средней школы вырос настолько, что уже практически соответствует качеству подготовки студентов в американских колледжах. Отсюда — призыв ответить на вызовы времени и осуществить «редизайн» американской системы высшего образования с учётом запросов экономики высоких технологий.

Президенту Обаме очень не хочется, чтобы американская система образования превратилась в памятник самой себе
Президенту Обаме очень не хочется, чтобы американская система образования превратилась в памятник самой себе

Обама призвал утвердить законопроекты, упрощающие визовый режим для высококвалифицированных иностранных специалистов и предпринимателей, запускающих новые предприятия в США (Microsoft, Intel и другие высокотехнологичные компании давно лоббируют проведение соответствующих актов через Конгресс). «…Реформа означает формирование системы легальной иммиграции, позволяющей сократить время на ожидание [виз], чтобы привлечь высококвалифицированных предпринимателей и инженеров, которые помогут создать рабочие места и вырастить нашу экономику, — сказал Обама. — Пришлите мне в течение ближайших месяцев всесторонний законопроект об иммиграционной реформе, и я сразу же подпишу его. Это будет хорошо для Америки. Давайте уже сделаем это, давайте сделаем!»

Так что вопрос о введении льготного визового режима для стартаперов, ценных специалистов (визы H-1B) и иностранцев, оканчивающих американские вузы по приоритетным специальностям (STEM — «science, technology, engineering and mathematics»), можно считать практически решённым. А кое-кто из американских обозревателей даже предположил, что рассмотрение соответствующего документа начнётся уже сегодня.

Наконец, Обама призвал реформировать законодательство о высшем образовании и (прямо как у нас) предложил ввести систему рейтингования колледжей, чтобы предоставить студентам простые и понятные критерии выбора учебных заведений. Кстати, законопроект, именуемый ныне ««Startup Act 3.0», включает в себя ещё и комплекс мер по поддержке университетских инициатив, связанных с выводом на рынок инновационных проектов.

Обама считает, что главная задача реформы — вооружить студентов для работы в будущем. Как? Прежде всего за счёт более тесной интеграции между бизнесом и системой образования. Правильный, на взгляд американского президента, подход демонстрирует проект P-Tech. Это учебное заведение — результат совместной работы Общественной школы Нью-Йорка, местного университета и корпорации IBM. Студенты в P-Tech учатся на год больше, зато на выходе удается получать специалистов, которых рекрутёры Голубого гиганта с большой охотой берут на работу. Теперь аналогичный проект запускается и в Чикаго.

Между прочим, в самой IBM о проблемах американской системы образования говорят давно. Характерный пример — колонка вице-президента корпорации Стенли Литоу, опубликованная осенью прошлого года на сайте «U.S. News & World Report». В статье Литоу напоминает о разрыве между наличием квалифицированных работников и десятками тысяч хороших рабочих мест, которые нуждаются в заполнении: «Мы окажем и самим себе, и будущим поколениям медвежью услугу, если не признаем, что ситуация носит критический характер».

Высокопоставленный сотрудник IBM приводит убедительные данные, из которых следует: 40 лет назад диплом о получении высшего образования был для американца надёжным «входным билетом», позволяющим смело рассчитывать на принадлежность к среднему классу. Но за последние десять лет всё изменилось, так что двум третям выпускников вузов для того, чтобы сохранить стоимость на рынке труда, требуется либо дополнительное образование, либо — прохождение специализированных курсов.

Сегодня в США 29 миллионов рабочих мест, требующих переподготовки сотрудников. А в течение ближайших десяти лет потребуется обеспечить высокообразованными людьми ещё 17 миллионов новых рабочих мест в высокотехнологичных отраслях. И тут, как говорится, «надо что-то решать».

Вот американцы и решают. Тем более что альтернативы нет. Люди с плохим образованием в новой экономике могут рассчитывать только на нищенские зарплаты. И это уже большая социальная проблема.

«Умные» рынки плохо растут в условиях нехватки умных людей. А растущую армию «глупых» придётся подкармливать государству. Такая перспектива никому не интересна. Ни бизнесу, ни политикам.

Реформа образования и иммиграционных правил — наверное, единственные пункты нынешней программы Белого дома, которые не вызывают особенных споров. Что же касается бизнеса, то американские компании готовы принимать участие в решении назревших проблем. Если вице-президент IBM говорит о необходимости сотрудничества между предприятиями с системой образования на всех уровнях и «переориентации миллиардов долларов» на текущее финансирование инновационных решений тех проблем, которые стоят перед американской молодёжью в XXI веке, это что-нибудь да значит.