Компьютерный конструктор под названием Raspberry Pi снова в центре всеобщего внимания. Когда эта разработка впервые всплыла осенью 2011 года, то казалась невероятной: умещающаяся на ладони плата вмещала процессор, графику, оперативную память и ридер флэш-карточек (в качестве жёсткого диска), а также сетевой адаптер, работала под управлением обычной Linux и была достаточно мощной, чтобы крутить HD-видео или устраивать побоища в Quake III. И всё это при цене в 35 долларов! Естественно, шуму она наделала немало (см. «Мал, да удал«).

mullins240

Обратная сторона эпохи пост-ПК

Участник проекта Raspberry Pi Роберт Маллинс рассказал «Компьютерре» о компактном и дешёвом компьютере, который призван вернуть пользователям почти забытые во времена Apple и Google возможности.

Но Raspberry Pi замечательна ещё и своими создателями, и назначением. За ней стояли легендарные личности — такие, к примеру, как Дэвид Брэбен, соавтор знаменитой игрушки Elite из восьмибитной эпохи. И целили эту машинку не в компьютерных энтузиастов, а в современного среднестатистического школьника и студента, переставших получать компьютерную грамоту в необходимом виде. Английские активисты (да и не только они) уже несколько лет бьют тревогу: детей нынче не учат, а тренируют обращению с вычислительной техникой! Во многом это следствие превращения компьютера в ещё одно бытовое устройство: двадцать лет назад, включив ZX Spectrum или BBC Micro, пользователь сразу же попадал в BASIC, среду программирования. Сегодня же он попадает в уютный GUI, не предполагающий творчества. Да и сама PC для большинства — что утюг или микроволновка.

Если вдруг у ребёнка появится собственный дешёвый компьютер, который можно таскать повсюду на шее или на ключах и не жалко разбить при случае, и компьютер этот будет основан на принципах open source, провоцируя пользователя на эксперименты, — может быть, тогда дети вновь заинтересуются настоящей информатикой? Тем, как это устроено, как работает, как можно изменить? И (уже наметившаяся!) нехватка ИТ-специалистов будет компенсирована подрастающим поколением? Кроме того, сделать ставку на Pi могли бы и образовательные учреждения, для которых стоимость компьютерных классов — не самая приятная и не самая маленькая из расходных статей.

Говорят, прежде, чем запустить ЭТО в производство, авторы пришли в школу показать продукт детям. Потому что хоть над ним и работали электронщики, геймеры, учёные и учителя, были опасения, что поколение, выросшее на смартфонах и игровых приставках, ТАКОЕ просто отвергнет. А дети были в восторге
Говорят, прежде, чем запустить ЭТО в производство, авторы пришли в школу, показать продукт детям. Потому что хоть над ним и работали электронщики, геймеры, учёные и учителя, были опасения, что поколение, выросшее на смартфонах и игровых приставках, ТАКОЕ просто отвергнет. А дети были в восторге.

Вот так всё и началось. И авторы этой замечательной разработки (потратившие на неё, кстати, шесть лет) честно надеялись, что удастся сбыть хотя бы десять тысяч штук — потому что энтузиазм энтузиазмом, а широкий рынок на такие игрушки давно уже не западает. Pi продаётся без клавиатуры, дисплея, мыши, у неё даже корпуса нет — голая печатная плата! А на дворе ведь не девяностые. Так что именно на 10 тысяч экземпляров они и ориентировались, когда заказывали китайским контракторам первую партию.

Что случилось дальше, вам наверняка известно. Первая партия, выставленная на продажу прошлой зимой, разлетелась в считанные часы — и разработчики были вынуждены вспомнить старое советское правило: по одному экземпляру в руки! А заказы продолжали поступать, в разы превысив предложение. Поэтому Pi продавали ещё и ещё, наращивая производство, и — допродавались: в начале января Raspberry Pi Foundation (британская благотворительная организация, занятая разработкой Pi; собственно авторы) сообщила, что в ближайшее время будет реализована миллионная копия микрокомпьютера. Лучше всего машинка продаётся в Великобритании, где её считают предметом национальной гордости и почти буквально носят на руках. Но покупают и Штаты, и Европа.

Сказать честно, несмотря на успех, ожидания разработчиков оказались не совсем точными. Вместо школ, институтов и юных дарований на Pi запали прежде всего хакеры всех мастей — в массе своей взрослые люди, получающие удовольствие от экспериментов с железом и софтом. Мощный микрокомпьютер пригодился везде, где есть необходимость в электронных мозгах, но куда невозможно втиснуть обычную персоналку (по габаритам или цене). Pi слетал в стратосферу, стал сердцем суперкомпьютера и ультрапортативной PC, основой для оригинальных носимых цифровых устройств, управляет несчётным множеством игрушечных летающих, плавающих, ездящих аппаратов. Но работает он также и на фабриках, в офисах — в тех серьёзных областях, где могут оценить его непревзойдённо высокое соотношение функциональности и цены. Грубо говоря, для чего покупать специализированный промышленный компьютер, если Pi способен делать то же самое, а не стоит почти ничего?

Raspberry Pi работает на Raspbian, варианте Debian GNU/Linux, оптимизированном для своего ARM-нутра. А на деньги, вырученные с продаж микрокомпьютера, авторы, в частности, спонсируют дальнейшую оптимизацию свободной ОС
Raspberry Pi работает на Raspbian, варианте Debian GNU/Linux, оптимизированном для своего ARM-нутра. А на деньги, вырученные с продаж микрокомпьютера, авторы, в частности, спонсируют дальнейшую оптимизацию свободной ОС.

Лично мне этот проект нравится ещё и тем, как быстро он перерос из категории любительски-несерьёзного в настоящий, масштабный бизнес. Raspberry Pi была всего лишь игрушкой для энтузиастов с прицелом на образовательный сегмент. Но неожиданно хорошие продажи позволили разработчикам создать несколько десятков рабочих мест. И не будь Raspberry Pi Foundation благотворительной, она бы принесла основателям и инвесторам хорошие деньги. К настоящему моменту производство перенесено из Китая в Великобританию, каждые сутки с конвейера сходят 4 тысячи устройств, а создатели упрямо держат отпускную цену лишь чуть выше себестоимости. Вырученных средств хватает на оплату услуг посредников и благотворительность; много выше прибыли авторы Pi ценят тот факт, что их микрокомпьютером наконец-то заинтересовались школы. В недавнем интервью ZDNet Эбен Аптон (основатель Pi Foundation и технический директор компании Broadcom) сообщил, что сотни английских образовательных учреждений купили машинку и по крайней мере будут демонстрировать её на уроках.

И раз уж Pi стала самым популярным представителем своего класса, трудно не заподозрить её в формировании моды на концепцию суперкомпактной, сверхдешёвой персоналки, о которой вдруг заговорили все. Тут вам и прямой конкурент Cubieboard, и интеловская NUC, и APC от VIA. А страдающая (как и все крупные PC-вендоры) Dell, говорят, готовится сделать ставку на Project Ophelia — 50-долларовую персоналку с габаритами USB-брелка.

Игровой автомат на Raspberry Pi. Ну... маленький игровой автомат
Игровой автомат на Raspberry Pi. Ну… маленький игровой автомат

На этом фоне планы создателей Raspberry Pi выглядят неожиданно. В Pi Foundation предполагают, что ещё как минимум год спрос на их микрокомпьютер сохранится на текущем уровне, и не намерены разрабатывать новую модель (ограничатся выпуском запланированной ранее более простой, дешёвой и энергоэкономичной «модели А», лишённой Ethernet-контроллера; плюс обещают, наконец, выпустить модуль с фотокамерой). В этом усматривается фордовский принцип: делать лучше (не быстрей!) и продавать как можно дешевле. Авторам Pi и правда незачем стремиться к чрезмерным скоростям, зато есть смысл заботиться о том, чтобы накопившаяся масса разработчиков и разработок не была размыта — что неизбежно произойдёт, если заняться сейчас новой, более мощной несовместимой моделью.

Кроме того, у Pi Foundation есть реальный шанс изменить ход компьютерной эволюции. Дело в том, что сейчас не все компоненты Raspberry Pi стопроцентно свободны: устройство графического процессора и некоторые особенности микропроцессора центрального держатся в тайне — увы, такова политика их разработчика, Broadcom. Создать собственный графический процессор для Pi и опубликовать его архитектуру под свободной лицензией можно, но на это потребуются деньги и время. Так что пока Аптон лишь шутит: мол, не нужно на нас давить, а то завтра пойдём на Kickstarter, организуем проект по созданию свободного GPU — и запросим бюджет в 2 миллиона долларов. Вот только неужели кто-то сомневается, что деньги не удастся собрать?

А меня не оставляет вопрос: почему не мы? Что такого было в Raspberry Pi, что смогли сделать англичане (последние двадцать лет, как и все, плетущиеся за Штатами и Китаем в смысле инноваций) и чего не смогли бы сделать мы?

В статье использованы иллюстрации Blake Patterson, Michael Coghlan, Adam Foster.