Мне кажется, спортивные успехи национальных команд давно уже можно приравнять к своего рода «индексу деловой активности». Ну или, по крайней мере, считать весьма информативным индикатором достижений на глобальном рынке. Думаю, если потратить немного времени и собрать статистику, есть шанс доказать: чем больших успехов в развитии бизнеса добивается та или иная страна, тем чаще над ведущими спортивными аренами под раскатистые аккорды гимна поднимается ее государственный флаг.

Нам в этом смысле радоваться особенно нечему. Без всякой статистики, и уж тем более спортивной, известно: российские амбиции в части модернизации экономики, как и планы покорить весь мир передовыми инновационными разработками, нужно доказывать на деле. Иначе всё закончится очередными декларациями, а после (как этот часто бывает в спорте) — разочарованием «болельщиков». А скорее даже разочарованием всенародным.

Известно, впрочем, что в спорте многое зависит от эмоций и… от самих болельщиков. Если сидеть с постными минами и приговаривать: «Ну что, наши опять еле ходят?», или «Это кто там на брусьях — наш? Уже падал, или только собирается?» — успеха не будет. Здесь формальную связь вывести сложнее. Но сдается, подсознательное ожидание проигрыша, аккумулированное миллионами зрителей, самым непосредственным образом влияет на результаты наших спортсменов. Полагаю, с бизнесом происходит то же самое. В глубине души мы не верим, что российские разработки могут стать событием на новых технологических рынках. И невольно заражаем комплексом неудачника тех, кто все-таки пытается совершить прорыв.

77000_465836510129505_715164826_n

В середине декабря стало известно, что российская компания Yota Devices представит на Mobile World Congress в Барселоне (технологическое шоу начнет работу совсем скоро, в феврале) свой первый смартфон. А перед самым Новым годом я заглянул на заседание пресс-клуба, устроенное ОАО РВК, где обсуждался вопрос об отношении российских СМИ к инновациям и инноваторам. Мнений и оценок было высказано множество. Но в целом все сошлись на мысли, что с освещением дерзких технологических проектов в отечественном медийном пространстве все еще есть некоторые проблемы.

Что общего между этими двумя событиями? На мой взгляд, подготовка к выводу на рынок YotaPhone выступает своего рода лакмусовой бумажкой, позволяющей оценить уровень кислотности медийной среды, в которой действуют отечественные венчурные проекты.

Для тех, кто пропустил, напомню: инвесторами проекта выступают частные лица, акционеры Yota Devices, а сама компания в конце 2011 года выделилась из «Скартела», предоставляющего в России услуги связи 4G. Дизайн и технологическая компоновка LTE-смартфона — наши, российские. Платформа — разумеется, Android. Ну, а главное ноу-хау (и, собственно, инновация) — использование двух дисплеев: на тыльной стороне устройства размещен черно-белый экран, использующий технологию электронных чернил.

148600_469064196473403_1990291547_n Попытка прицепить к iPhone дополнительный экран, смонтированный на особом чехле, уже предпринята в США, причем деньги под проект PopSLATE собираются по модели краудфандинга. Но другого такого двустороннего телефона с запатентованной Yota Devices формулой «цветной сенсорный дисплей + дисплей на электронных чернилах», как я понимаю, на рынке пока нет. И это, вообще говоря, событие.

Не буду распространяться о достоинствах подобной компоновки. В Интернете вы легко найдете и картинки, и описания характеристик YotaPhone. Плюсов множество. Главные — экономия аккумулятора (приложения, постоянно обновляющие информацию на экране, можно «перебросить» на экономичный EPD-дисплей), а также возможность сохранить на черно-белом мониторчике картинку (скажем, штрих-код электронного посадочного талона на самолет) даже в том случае, если основная батарея полностью разряжена.

Впрочем, я бы на месте презентаторов Yota Devices использовал еще один ход: организовал бы презентацию на улице. С ярким светом в Барселоне проблем быть не должно. Только что вернулся оттуда: днем солнце здесь светит по-весеннему ярко. А в феврале будет еще веселее. Если показывать двусторонний телефон в помещении, то дисплей на электронных чернилах будет смотреться блекло. Зато на ярком солнце заиграет глубиной и контрастностью, превратившись чуть ли не в основной.

Но довольно о самом смартфоне. Договаривались ведь — о бизнесе и об общественном мнении.

Перечитав статьи, появившиеся после первого «показа» смартфона от Yota Devices, я в очередной раз убедился: под журналистикой у нас все чаще понимаются критика и ерничание. Нет, конечно, были и вполне позитивные репортажи. Но значительное количество публикаций в наших СМИ несет явный посыл: «Ха-ха, новый «русский убийца iPhone»! Ну конечно же, всё закончится пшиком!». И от этого становится грустно.

Вовсе не призываю коллег хвалить всё российское. Я и сам не из крикливых патриотов. Скорее наоборот. Но стоит ли с маниакальным упорством доказывать тезис о том, что у нас ничего и никогда не получится еще до окончания партии? Зачем культивировать пессимизм, когда игра еще на сыграна? Зачем занимать места на трибуне международных технологических соревнований с постной миной, означающей «Ставлю сто против одного, что мы снова продуем»? Ну… просто посмотрите, как американцы болеют за своих. И в спорте и в бизнесе.

602686_473105876069235_1394463031_n Задело и то, что почти никто из авторов заметок, посвященных отечественному смартфону с двумя дисплеями, не попытался покопать рыночные перспективы разработки, наметить возможные сценарии, взглянуть на эту в полном смысле венчурную историю чуть более внимательно. А ведь история эта во многом еще и личная!

О Владиславе Мартынове сухо пишут, что до назначения на должность гендиректора Yota Devices он «около двух лет возглавлял российский офис SAP». А ведь это прекрасный сюжетный намек! Когда год назад в Сочи на конференции «Русский День» Влад Мартынов делился со мною планами (тогда еще не слишком конкретными) создания и вывода на мировой (именно так!) рынок инновационного смартфона, я слушал, кивал головой и думал: черт подери, какая же это будет красивая success story, если всё выгорит и сложится, как задумано! Это же готовая интрига! «Мистер ERP», топ-менеджер, два десятилетия занимавшийся продвижением «скучных» корпоративных решений, вдруг встает у руля венчурного проекта, ориентированного на массовый рынок. Собирает команду талантливых разработчиков и делает что-то такое, до чего не успели додуматься ни в Apple, ни в Samsung, ни в HTC.

На упомянутом декабрьском пресс-клубе РВК вплывала тема почти полного отсутствия интереса со стороны СМИ к лидерам еще не раскрученных проектов, находящихся на полпути к той точке, когда можно будет сделать вывод о том, состоялась затея или нет. Ну так вот он, готовый герой, который пока не может выложить все детали о разработке и инвестициях, зато наверняка не против проанализировать процесс «переключения» с одного сегмента бизнеса на другой. Чего стоит одна только трудовая биография Мартынова! PepsiCo — Columbus IT Partner Russia — Microsoft Business Solutions (Navision) Russia and CIS — отдел по работе с независимыми разработчиками программного обеспечения в штаб-квартире Microsoft — снова Columbus IT Partner (президент) — ITV — SAP… Просто находка для журналистов бизнес-прессы! Но как-то не видно интервью и статей собственно о том человеке, который будет показывать в Барселоне, по всем признакам, вполне стоящую вещь. За которую нам не будет стыдно.

Почти в каждой статье о разработке Yota Devices упорно маячит тень муляжа «российского смартфона», показанного осенью 2010 года гендиректором «Ростехнологий» Сергеем Чемезовым Дмитрию Медведеву. Я все пытался понять — есть ли у журналистов веские доказательства того, что смартфон с дополнительным экраном на электронных чернилах — прямой наследник скороспелой поделки, которую показывали тогдашнему президенту. Таких доказательств я не обнаружил. Зато между строк прочитывается: «Первый блин вышел комом и второй выйдет комом, блин!».

Примерно в половине публикаций смартфон именуется «российским». Именно так, в кавычках. Видимо, авторы этих материалов полагают, что Apple и другие ведущие производители изготавливает свои гаджеты только из собственных комплектующих. И что даже Samsung делает абсолютно всю начинку своих аппаратов самостоятельно. Причем именно в Корее, чтобы местные журналисты признали Galaxy корейским без кавычек.

Впрочем, есть еще одно объяснение. Те, кто ставит кавычки, либо не знают, либо вдруг забыли о международном разделении труда. О контрактном производстве, о модели открытых инноваций и еще много о чем. А ведь кажется, давным-давно известно: в венчурном проекте категорически противопоказано изобретать велосипеды! Следует оттачивать, полировать и развивать только свое ключевое ноу-хау. Всё остальное полагается приобретать на рынке: компетенции, комплектующие, производство, маркетинг и патентную защиту, активно использовать аутсорсинг…

734240_480231368690019_135430994_n

Стремление именовать отечественную разработку «киллером iPad» — из той же серии. Издевка, означающая: не светит Yota Devices победить Applе. Вот уж открытие! И тут опять хочется спросить: ребята, вам кто-то шепнул на ухо, что Влад Мартынов собирается скинуть с горы Тима Кука со всем наследством Джобса? Так ведь нет, никто об этом даже не заикался. Ни в официальной обстановке, ни в кулуарах. Всё гораздо проще и прагматичнее. Есть ноу-хау. Под него просчитан бизнес-план. С прицелом на совершенно конкретный сегмент огромного, растущего рынка смартфонов, где есть место как для гигантов, так и для смелых игроков поменьше. И инвесторы Yota Devices, полагаю, даже в страшном сне не видят прямого столкновения с Apple. У них другая задача — оправдать вложения, чтобы в нужный момент сделать удачный exit.

Внятного анализа возможных сценариев развития сбытовых каналов я в публикациях о YotaPhone тоже почти не обнаружил. Разве что ведущая деловая газета дала один абзац о том, как могут развиваться отношения нового вендора с ведущими российскими операторами и, собственно, со «Скартелом». А ведь и тут есть что обсудить. Великое правило «доллар тому, кто придумал, десять тому, кто сделал, сто — тому, кто продал» никто еще не отменял. Так стоит ли долго и придирчиво разбирать технические детали, сопоставлять YotaPhone с iPhone, или все-таки уместнее провести небольшое исследование вероятных стратегий продвижения нового товара, оценить наиболее вероятные партнерские схемы?

Ладно, хватит. В кои-то веки почитав почти все публикации, вышедшие после первого представления очень любопытной российской разработки, я обнаружил, что авторы корреспонденций:

  • заранее не верят, что у Yota Devices что-то получится;
  • мало интересуются фигурой лидера проекта;
  • не строят никаких собственных прогнозов кроме негативных (почти никто не задался вопросом о том, когда компании имело бы смысл представить планшет аналогичной компоновки);
  • не анализируют вероятную партнерскую и канальную политику производителя;
  • иронизируют по поводу «русскости» смартфона (может быть уместно было бы посчитать, сколько в iPhone американского?);
  • упорно выводят родословную YotaPhone от политкорректного, но нежизнеспособного смартфона, показанного Чемезовым Медведеву;
  • наслаждаются собственной прозорливостью, ибо очень надеются, что очередной русский бренд на мировой арене провалится и можно будет сказать: «Вот видите, я оказался прав»!

Мне обидно не потому, что я давно знаю Владислава Мартынова и с большой симпатией отношусь к нему. Мне обидно потому, что очень хочется наконец-то пусть маленьких, но побед. Обидно, потому что попытки сладострастно обсасывать леденец комплекса национальной неполноценности (рыночной и технологической) — не что иное, как болезненный мазохизм. Но главное, я искренне опасаюсь того, что все мы вместе в глубине души не верим ни в модернизацию, ни в российский венчур, ни в возможность России стать действительно сильным игроком на рынке хайтека. А если так, то никогда у нас ничего и правда не получится. Позитивные рецензии на наши разработки мы станем читать в FInancial Times и Wall Street Journal, а писать статьи о наших героях — только после того, как их признают таковыми на Западе. А потом будем собираться на очередной журналистской сходке и судить-рядить, почему наши СМИ так и не стали драйвером технологического предпринимательства — в той мере, в какой могли бы выполнить эту задачу.

На одних только историях успеха Давида Яна, Евгения Касперского, Сергея Белоусова и Степана Пачикова мы далеко не уедем. Надо помогать новым героям выковывать себя. И без поддержки трибун здесь не обойтись. Как в спорте.