Соединённые Штаты потрясены очередным массовым убийством. В минувшую пятницу милый домашний мальчик Адам Ланза из городка Ньютаун, штат Коннектикут, застрелил свою мать, а вскоре после этого ещё двадцать шесть человек в школе неподалёку. Двадцать из них — дети шести и семи лет, убитые, как известно сейчас, несколькими выстрелами в упор. Последний выстрел Адам сделал себе в голову, так что судить теперь некого. Впрочем, последствия конечно же будут: случившееся — одна из самых кровавых трагедий в американской истории, да и сам виновник был не совсем обычным человеком.

20-летний Адам обращаться с огнестрельным оружием умел: его научила мама. Нэнси Ланза, которой на момент гибели было 52 года, слыла среди знакомых общительной, открытой, способной на сочувствие, слегка напряжённой, но последнее вполне можно списать на развод, через который она прошла четырьмя годами ранее. При всём этом Нэнси принадлежала к той немногочисленной группе граждан, которые, выбирая между изучением русского или китайского, предпочитают учить автомат Калашникова.

Мама Адама любила повторять, что в случае глобального кризиса ей будет на что положиться: она собрала дома настоящую коллекцию современного оружия и, отправляясь на стрельбище, частенько брала с собой двух сыновей (Адам был младшим). И есть какая-то злая ирония в том, что большую часть своего арсенала — включавшего два пистолета, полуавтоматическую винтовку и охотничье ружьё — Адам Ланза позаимствовал именно из маминых запасов.

Утром 14 декабря, расстреляв спящую родительницу, Адам прибыл на автомобиле к начальной школе (которую когда-то посещал сам). Оставив в машине только неуклюжее ружьё, одетый в бронежилет и маску, увешанный боеприпасами (полиция отказалась даже считать, сколько пуль было выпущено и сколько патронов оставалось: «сотни!»), Ланза выставил окно рядом с железной дверью и открыл огонь.

Адам Ланза в кругу единомышленников. Фотография с встречи ньютаунского клуба компьютерных энтузиастов (фото: Cas.sk).
Адам Ланза в кругу единомышленников. Фотография с встречи ньютаунского клуба компьютерных энтузиастов (фото: Cas.sk).

Бойня длилась всего около пяти минут, так что полиция хоть и прибыла на место, вмешаться не успела. Выжившие очевидцы вспоминают, что Адам стрелял молча, не проронив ни единого слова, не выбирая между взрослыми и детьми. Мотивы неизвестны, ясно только, что это не было спонтанным решением сумасшедшего: за два дня до резни Адам пытался приобрести оружие, но не захотел пройти необходимую в таком случае проверку и ждать положенный срок.

Реакцию общества, прессы, политиков вполне можно предугадать: массовые убийства, к сожалению, стали в Штатах почти регулярными. Десятки тысяч публикаций. Встреча надевшего скорбную маску президента с семьями погибших. Призывы к ужесточению законов, регулирующих выдачу и применение огнестрельного оружия.

Всё это актуально и для нас — колонка про Джеймса Холмса, устроившего бойню в кинотеатре минувшим летом, до сих пор занимает первое место в списке самых обсуждаемых тем Национальной Деловой Сети (см. «Почему США не запретят торговлю оружием? И почему Россия её не разрешит?»). Увы, так же безошибочно можно предсказать и итоги: не изменится ничего. Вряд ли будут исправлены даже оружейные законы: в Коннектикуте уже действует самое суровое в Штатах законодательство — и чем это помогло?

Однако на сей раз в общем хоре слышна новая нота. Комментируя трагедию в Ньютауне, некоторые американские СМИ предлагают ужесточить методы лечения душевнобольных. К чему бы это? Дело в том, что Адам Ланза был аутистом.

Бывшие друзья, преподаватели, знакомые описывают Адама как очень одарённого молодого человека, возможно даже гения. В тестах на IQ он демонстрировал неизменно высокий результат, закончил школу с наивысшими оценками, был помешан на компьютерах. Но страдал от так называемого синдрома Аспергера, что сильно подпортило ему жизнь.

Адам Ланза

Синдром Аспергера (СА), известный также как аутистическая психопатия, это одна из лёгких форм аутизма — нарушение развития, проявляющееся в виде слабой или отсутствующей способности к социализации. Аспергеры не чувствуют потребности в социальных контактах и испытывают трудности с невербальной коммуникацией (жесты, взгляд, положение тела и пр.), из-за чего внешне могут производить впечатление слабоумных.

При этом речь, интеллект, обучаемость у них сохраняются в полной мере, хоть часто и несут некоторый атипичный оттенок. В частности, аспергерам свойствен чрезвычайно узкий, «профессиональный» интерес к какой-либо теме: они способны усваивать тонны информации о любимом предмете, даже если не понимают его полностью. Не зря сам Ганс Аспергер, впервые описавший симптомы ещё шестьдесят лет назад, называл таких детей «маленькими профессорами». А сегодня многие призывают считать названный в его честь синдром не недостатком, а особенностью развития.

Медики до сих пор спорят о том, что именно вызывает СА: каких-то характерных изменений в организме, его провоцирующих, не выявлено. Поэтому и лечения как такового нет. Примерно каждый пятый ребёнок-аспергер, вырастая, приходит в норму сам. Остальные вынуждены приспосабливаться жить с отклонениями. Впрочем, в отличие от более тяжёлых случаев аутизма, страдающие аспергером не являются умственно отсталыми, а потому хоть и редко заводят семьи, могут строить карьеру и стать успешными людьми.

У Адама болезнь проявлялась в форме панического страха общения. Друзья, признавая таланты, вспоминают его как замкнутого, нервного, мучительно стеснительного при случайном столкновении с другими ребятами. Дети жестоки, так что легко вообразить, какой была его школьная жизнь — и ничего удивительного, что Нэнси в какой-то момент предпочла изъять ребёнка из коллектива и продолжить образование на дому. В школе Адам появлялся только для сдачи экзаменов. Он отказался фотографироваться для книги выпускников и даже стандартной странички на Facebook так никогда и не завёл.

По странному совпадению синдром Аспергера попал в заголовки ещё за неделю до ньютаунской резни. Великобритания отказалась преследовать Гари Маккиннона, аспергера, взломавшего правительственные компьютеры в США. А по ту сторону Атлантики психотерапевты договорились считать СА не отдельным заболеванием, а одной из многочисленных форм аутизма, оцениваемых по общей шкале тяжести. Таким образом диагноз «синдром Аспергера» уже со следующей весны в Штатах ставить прекратят, но на судьбе таких больных это отразиться не должно (страховые выплаты, правила предоставления спецобучения и прочее останутся неизменными). (на фото: Гарри Маккиннон)
По странному совпадению синдром Аспергера попал в заголовки ещё за неделю до ньютаунской резни. Великобритания отказалась преследовать Гари Маккиннона, аспергера, взломавшего правительственные компьютеры в США. А по ту сторону Атлантики психотерапевты договорились считать СА не отдельным заболеванием, а одной из многочисленных форм аутизма, оцениваемых по общей шкале тяжести. Таким образом диагноз «синдром Аспергера» уже со следующей весны в Штатах ставить прекратят, но на судьбе таких больных это отразиться не должно (страховые выплаты, правила предоставления спецобучения и прочее останутся неизменными). (на фото: Гарри Маккиннон)

Теперь, спасибо Адаму, аспергерам гарантирована новая головная боль. Психотерапевты утверждают, что связи между насилием и СА нет, но эти редкие призывы к благоразумию тонут в гигантской волне возмущения, общий смысл которой можно свести к простому: если Адам Ланза был ненормальным, его нужно было лечить и контролировать! Отношение общества к аспергерам теперь почти гарантированно изменится в худшую сторону. Но — парадокс! — пострадает от этого в конечном итоге само же общество.

По мере того, как медицина выявляет всё новые формы и грани аутизма, открывается и удивительная вещь: аутизм вообще и синдром Аспергера в частности если и не родные братья гениальности, то каким-то образом с нею всё-таки связаны. Согласно статистике, лишь один из каждых трёх сотен детей страдает СА в той или иной форме, но посмотрите как много аспергеров среди успешных людей — учёных, актёров, музыкантов, политиков.

Билл Гейтс и Альберт Эйнштейн, Алан Тьюринг и Энди Уорхол, Исаак Ньютон и Авраам Линкольн, Боб Дилан и Винсент Ван Гог, Стивен Спилберг и Вольфганг Моцарт, Томас Эдисон и Вуди Аллен, Джулиан Ассанж и Ганс Рейзер, многие, многие другие либо страдают от СА, либо проявляли симптомы, заставляющие предположить их принадлежность к аспергерам. Да что далеко ходить, откройте новости: Гари Маккиннон, которого Великобритания только что отказалась выдать Штатам (и даже привлечь к ответственности) за взлом компьютеров NASA, тоже аспергер.

После резни в Ньютауне дискриминация аспергеров при приёме на работу неизбежна — и не только в США. Но прежде чем сказать «нет» кандидату, демонстрирующему трудности с социализацией, вспомните врачей! Люди с СА требуют особого подхода, ибо движимы другой мотивацией, однако к насилию не склонны. А ещё представьте, что вы только что отказали Гейтсу или Тьюрингу.

P.S. Когда колонка готовилась к печати, появились сведения, что от Адама Ланза остались электронные письма. Возможно, они прольют свет на ход его мыслей.