Соединённые Штаты отдыхают после напряжённой многомесячной борьбы за президентское кресло. Но предвыборные баталии принесли стране не только очередную победу демократов, а ещё и несколько серьёзных социальных прорывов, среди которых отношение к марихуане. Вопрос о легализации этого наркотика стоял в тех же бюллетенях, что и имена Обамы и Ромни, а по итогам голосования два штата (Колорадо и Вашингтон) разрешили его хранение и употребление в рекреационных (немедицинских) целях гражданам в возрасте от 21 года.

Если этот вопрос никогда вас не интересовал, рискну устроить маленький культпросвет. Марихуана — название лёгкого наркотика, получаемого из некоторых сортов конопли. Своим действием на живые существа (схожим с другими наркотиками: опьянение, расслабление и т.п.), она обязана содержащимся в ней психоактивным веществам, т.н. каннабиноидам. История применения М. человеком восходит к истокам цивилизаций, причём значительная часть этого культурного наследия связана с медициной: помимо опьянения, каннабиноиды хорошо устраняют боль.

Вредна ли марихуана? Врачи говорят так: конечно вредна и вызывает определённую зависимость! Так откуда в наш космический век эта сумасшедшая идея — узаконить марихуану? Дело в том, что характеристику М. лучше всего давать, сравнивая её с прочей гадостью. Вспомните про алкоголь и никотин. К наркотическим веществам они официально были причислены ещё пятьдесят лет назад, Организацией Объединённых Наций. Однако последние научные исследования сильно переставили акценты.

В конце нулевых Независимой научной комиссией в Великобритании, сортировавшей наркотики с точки зрения причиняемого человеку вреда, алкоголь был отнесён к классу А (тяжёлые наркотики; там же метамфетамин, героин — причём вред от алкоголя учёные оценили в полтора раза тяжелей героинового), никотин к классу Б (там же кокаин), тогда как производные конопли фактически попали в класс В (там же, в частности, ЛСД).

В отличие от признаваемых обществом и законом спиртных напитков и табака, убивающих ежегодно миллионы человек и отрицательно влияющих на наследственность, у марихуаны практически отсутствует так называемая смертельная доза, а негативные последствия выражены слабо. Теоретически, летальный исход может наступить в случае превышения достаточной для опьянения дозы в десятки тысяч раз (у алкоголя это всего лишь десятки раз): человек физически не в состоянии выкурить или съесть столько. А долгосрочные последствия для здоровья достоверно вообще не установлены (к этому аспекту я вернусь ниже).

Если верить легенде, словечко «легалайз» превратил в девиз сторонников марихуаны светлой памяти Боб Марли.
Если верить легенде, словечко «легалайз» превратил в девиз сторонников марихуаны светлой памяти Боб Марли.

Вот чем объясняется массовость движения за легализацию марихуаны, сторонники которой сегодня есть даже в (весьма консервативной с точки зрения отношения к наркотикам) России. В Штатах же, согласно опросам общественного мнения, каждый второй из совершеннолетних (и что удивительно, каждый третий пенсионер) считает необходимым разрешить употребление М. и в медицине, и просто дома.

Постоянное давление, оказываемое сторонниками легализации, уже привело к тому, что в большинстве развитых стран закон снисходителен к людям, уличённым в хранении и употреблении марихуаны. Однако полулегальное положение и полная легализация — разные вещи. Вот почему сообщение из США вызвало такую громкую реакцию в средствах массовой информации.

Американцы исходят из практических соображений. Национальный чёрный рынок М. оценивается в 16 миллиардов долларов. Таким образом, узаконив её, они прежде всего получают новый источник налоговых поступлений (если идея строить школы и больницы на доходы от продажи наркотиков кажется вам безнравственной, снимите уже розовые очки и вспомните, из чего составлен бюджет РФ).

Во-​вторых, общество выбивает почву из под ног нелегальной наркоторговли и переходит от (считающихся малоэффективными) арестов к регуляции проблемы: употребление в общественных местах запрещено, выращивать и продавать разрешается не везде, не всем и не в любых количествах.

Плюс, Америка прекращает бороться сама с собой (сегодня из одного кармана страна финансирует борьбу с наркотиками, из другого — их частичную легализацию), а также разгружает переполненные тюрьмы. Наконец политики и активисты получают право обсуждать проблемы и перспективы, и не бояться быть обвинёнными в пропаганде наркотиков.

Барак Обама, кстати, идею легализацию марихуаны не поддерживает. Но всё равно теперь останется в памяти потомков как первый американский президент, при котором употребление этого наркотика было разрешено законом (фото: AZRain­man).
Барак Обама, кстати, идею легализацию марихуаны не поддерживает. Но всё равно теперь останется в памяти потомков как первый американский президент, при котором употребление этого наркотика было разрешено законом (фото: AZRain­man).

В медицинских целях Соединённые Штаты марихуану применяют давно. Вместе с присоединившимся на прошлой неделе Массачусетсом, 18 из полусотни американских штатов уже узаконили выращивание и продажу М. по рецептам (для неизлечимо больных и пр.). Процесс производства и дистрибуции скрупулёзно контролируется государством, но в остальном это вполне обычный бизнес: занимаются им частные компании, налицо конкурентная борьба, применяются новейшие технологии вроде генной инженерии, ведутся исследования уменьшения вреда и т.д.

Отчасти поэтому Колорадо и Вашингтон стали первыми, чьи жители отважились на полную легализацию: подготовленные психологически, образованные, они сделали осознанный выбор.

Главная проблема теперь в том, что кроме местных законов есть ещё и федеральное, общее для всех штатов законодательство, с точки зрения которого марихуана по-​прежнему не ровня бутылке и табаку. По сложившейся в последние годы традиции, федералы предоставляют заниматься инцидентами с марихуаной местным органам правопорядка, но это вовсе не означает, что они молчаливо кивнут и в ответ на на эксперимент Колорадо и Вашингтона. Министерство юстиции уже занялось рассмотрением предмета и результатов голосования в этих штатах, и предсказать вердикт не берутся даже самые смелые журналисты.

В результате, к примеру, университеты, зависящие от федерального финансирования, предпочли сразу обозначить свою позицию: курите где угодно, только не на территории вуза! Но даже предполагая лучшее (что найдётся лазейка, которая позволит сосуществовать федеральному запрету и локальным разрешениям), потребуется ещё год на доработку местных законов, и только после этого бизнес сможет безбоязненно осваивать новую нишу.

Кто выиграет от легализации марихуаны? Прежде всего само государство, благодаря особой системе налогообложения, вводимой для производителей и продавцов такой продукции. Выиграют компании, уже занимающиеся выращиванием М. в медицинских целях: их котировки немедленно взлетели, отражая веру инвесторов в преимущество перед начинающими игроками.

Получит свой процент туристическая индустрия: как хорошо известно голландцам, легализация лёгких наркотиков делает страну особенно привлекательной для визитёров из-​за рубежа — но если Голландия планирует с нового года ограничить продажу марихуаны иностранцам, то в Штатах двери для наркотуристов открыты. Как бы дико это не прозвучало, в выигрыше останется даже здравоохранение. Помните о неясных последствиях употребления марихуаны для здоровья человека? Сделать чёткие выводы мешает в том числе её правовой статус. Легальное потребление позволит провести нормальные, масштабные медицинские исследования — и выявить негативные эффекты, если таковые имеются.

В числе проигравших, кроме наркокартелей, оказываются фармацевтика (свободная продажа М. наверняка повлияет на продажи анальгетиков, успокоительных средств), а также табачная и алкогольная индустрии. Здесь, вероятно, кроется и та причина, по которой России в ближайшее время не грозит не то что легализация марихуаны, а даже серьёзное обсуждение этого вопроса. А вот для соседей Соединённых Штатов опыт может оказаться заразительным: западная пресса ждёт теперь аналогичных прорывов в Южной Америке, а кто-​то и в Европе.