Техника, способная заменить человека, предназначенная помогать человеку, но вышедшая из под человеческого контроля была излюбленной темой фантастов ещё двадцать лет назад. Сегодня это мрачная реальность, в которую нас окунают с головой и кошельками чуть ли не ежемесячно.

Откройте финансовый раздел на любом новостном ресурсе: событие номер один — полмиллиарда долларов, потерянных за неполный час торгов американским брокером Knight Capital Group (KCG). А это, на минутку (и простите за тавтологию) почти весь её капитал. Судьба компании теперь зависит от того, удастся ли найти инвестора, который согласится закрыть дыру в бюджете своими деньгами. Ведь в противном случае Knight попросту перестанет существовать.

До прошлой недели Knight Capital была одним из крупнейших участников фондового рынка Соединённых Штатов Америки. Она действовала как по поручению клиентов (выполняла роль брокера для крупных, т.н. институциональных инвесторов), так и на собственные средства, а попутно ещё и служила маркет-мейкером (гарантировала, что купить и продать ценные бумаги, за которые она отвечает, можно в любое время — это называется «поддерживать ликвидность»). О размахе её операций говорит такой факт: в обычный день через неё проходила каждая шестая бумага, проданная и купленная на биржах NYSE и NASDAQ. Акции самой Knight шли по десять долларов с хвостиком. Однако уже в четверг за них давали едва ли четверть этой цены. Что же случилось?

В среду компания ввела в строй новое программное обеспечение для высокочастотной торговли (англ. High Frequency Trading, HFT). Такие программы фактически — роботы, способные самостоятельно выставлять сотни и даже тысячи заявок в секунду на покупку и продажу акций. Человек совладать с подобными скоростями попросту не в состоянии, поэтому HFT-софт действует по заранее составленному алгоритму.

Вот и робот KCG приступив к торговле, уже знал, что нужно делать. Он буквально ринулся в бой, открывая позиции по полутора сотням бумаг и на сорок минут в разы увеличив среднестатистическую активность на американских биржах. Проблема лишь в том, что ничего такого разработчики программы не планировали. Из-за какой-то глупой ошибки робот KCG выставил за полчаса то количество заявок, которое должен был выставить за несколько недель!

У вас осталось десять секунд. Девять, восемь, семь… (фото из к/ф «Робокоп»).
У вас осталось десять секунд. Девять, восемь, семь… (фото из к/ф «Робокоп»).

Конечно, многим участникам торгов, да и администрациям торговых площадок быстро стало ясно, что чья-то программа, фигурально выражаясь, сошла с ума. В Knight начали звонить уже через несколько минут. Вот только сделать там ничего не могли. Насколько известно сейчас, у нового робота не оказалось «выключателя». HFT-программы — штука сложная, требующая особого компьютерного и коммуникационного оборудования (тут как никогда важно опередить других игроков!). Вероятно, разработчики Knight не успели отладить её полностью, а что ещё хуже, не успели изготовить для неё «стоп-кран».

Помните знаменитую сцену из «Робота-полицейского» Пола Верховена, где в процессе демонстрации электронного стража правопорядка тот начинает поливать аудиторию из крупнокалиберных пулемётов? Вот примерно это и случилось в минувшую среду на биржах США. Только вместо свинца на головы участников сыпались очереди торговых ордеров. Когда пыль уселась, стало ясно, что робот KCG «расстрелял» от 440 до 470 миллионов долларов. Точная причина сумасшествия всё ещё устанавливается, но компанию уже двинули на соискательство воображаемой премии за самую дорогостоящую компьютерную ошибку в истории человечества.

Только по счастливой случайности ошибка не привела к всеобщей панике на финансовых рынках (как было два года назад). Благодарить за это одни предлагают заматеревшие защитные механизмы бирж (останавливающие торги в случае резких колебаний котировок, что-то в районе 10% за 5 минут). Но большинство экспертов сходятся во мнении, что нам банально повезло: ведь защита просто не успела сработать.

Повезло и клиентам KCG. Компания торговала HFT-алгоритм «на свои». Деньги клиентов лежали на другом счёте, поэтому не пострадали. Но реакция всё равно получилась обалденная. NYSE отменила сделки по шести акциям, испытавшим самые сильные колебания (некоторые из них в моменте подорожали почти в пять раз). Акции самой KCG потеряли четыре пятых своей стоимости. А её штаб-квартиру теперь охраняет полиция: говорят, чтобы пресса не досаждала, но может быть и от недовольных спекулянтов.

6 мая 2010 года на фондовом рынке США случился так называемый Flash Crash — крупнейший обвал за всю его историю: рынок просел на 10% буквально за минуты, чтобы потом так же быстро вернуться обратно. Виновником были названы HFT-спекулянты, инициировавшие лавину, а после вышедшие из игры, что только усугубило падение за счёт исчезновения ликвидности (графика: New York Times).
6 мая 2010 года на фондовом рынке США случился так называемый Flash Crash — крупнейший обвал за всю его историю: рынок просел на 10% буквально за минуты, чтобы потом так же быстро вернуться обратно. Виновником были названы HFT-спекулянты, инициировавшие лавину, а после вышедшие из игры, что только усугубило падение за счёт исчезновения ликвидности (графика: New York Times).

Будущее KCG под вопросом. Проблема даже не столько в потерянных деньгах (а робот лишил компанию всех накоплений, да ещё и оставил с долгом порядка 70 млн. долл.). Деньги она отыщет: сформированный по ошибке портфель ценных бумаг уже продан (со скидкой) Goldman Sachs, получен краткосрочный кредит, так что ей по крайней мере будет на что вести операции сегодня, когда откроются торги.

Гораздо хуже испарившаяся вера в компанию. Многие брокеры, раньше исполнявшие свои заявки через Knight, теперь отказываются иметь с ней дело — а в результате объём операций KCG уменьшился (по некоторым данным) почти на порядок. Будет непросто и продаться на сторону. По слухам, Knight активно ищет покупателя, однако, эксперты сомневаются, что поиски увенчаются успехом. Никто не знает, какими убытками аукнется прошлонедельная ошибка для компании в будущем. А на какие суммы будут предъявлены иски от клиентов? Какие взыскания наложит регулятор?

Руководство Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), кстати, в бешенстве. Случившееся с Knight уже названо «неприемлемым», предстоят проверки на предмет того, был ли софт протестирован как полагается, а в ближайшие недели запланирован мозговой штурм с целью выработки мер для предупреждения подобных трагедий в будущем. Но ладно SEC, а сами-то спекулянты? Сколько ещё должно случиться катастроф, подобных произошедшей с Knight, чтобы HFT-трейдеры поняли, с каким опасным оружием имеют дело? Пока, к сожалению, история ничему не учит: спровоцированные ошибками в HFT-инструментах инциденты случаются с поистине завидной регулярностью, минимум раз в год.

Высокочастотный трейдинг — феномен интернациональный, так торгуют и на российских биржах. И в этом разрезе интересно, насколько по-разному Запад и Россия подходят к вопросу регуляции такой торговли. Штаты делают ставку на защитные инструменты (вроде упоминавшегося выше останова торгов в случае резких колебаний, требований к участникам иметь достаточный запас средств и пр.). Европа, планирующая запуск отдельной биржи для малого бизнеса NYSE Euronext Enterpreneurs Exchange, настаивает на разумном ограничении HFT-торговли бумагами малой ликвидности (чтобы избежать чрезмерной волатильности — больших колебаний).

И только ММВБ-РТС предпочитает безговорчно душить трейдеров комиссиями за «избыточную» активность, вместо того чтобы модернизировать свои устаревшие торговые движки. Естественно, это крайне негативно воспринимается трейдерским сообществом (см. дискуссии на форуме РТС), но как и во всём остальном, повлиять на курс в котором движется «Мировой Фенансавый Центр» рядовые участники торгов не в состоянии (помните «Педофильское лобби»?).

Возвращаясь к Knight Capital: если в ближайшие дни не найдётся инвестор, готовый заткнуть дыру в корпоративном бюджете, компанию скорее всего расчленят и распродадут по частям. Впрочем, согласно последним слухам, усилия руководства KCG таки увенчались успехом. К ночи воскресенья собралась коалиция (Ameritrade, Blackstone Group и др.), участники которой покроют многомиллионные убытки в обмен на долю в Knight. И она сможет продолжить работу. До следующей ошибки.