В американском городке Канзас (население, со всеми окраинами, около 2 млн. человек) начата реализация беспрецедентного проекта. Уже следующим летом здесь вступит в строй ультравысокоскоростная интернет-магистраль, подключиться к которой смогут практически все желающие. Строительством занимается компания с мировым именем, но имя в данном случае не так важно, как собственно скорость. Каждый подключившийся сможет принимать и передавать до 1 гигабита в секунду. Если цифра вас не впечатлила, её можно повернуть таким боком: гигабитный канал — это DVD-диск за полминуты. Примерно в сто раз быстрее того, что имеет среднестатистический американец в своём доме сейчас. Да и мы, в общем, тоже.

Идея у проекта под названием Fiber (в буквальном переводе с английского — оптическое волокно) простая: компенсировать образовавшийся за предыдущие десять лет разрыв между вычислительной техникой и коммуникационными технологиями. В конце девяностых — начале нулевых скоростной интернет-доступ преобразил жизнь рядовых американцев и бизнеса. Как считают некоторые, всплеск связанного с Веб предпринимательства на рубеже веков был прямо обусловлен переходом с модемов (где физическим максимумом были 56 тысяч бит в секунду) на «выделенку», кабельную линию, дающую несколько мегабит. Проблема в том, что и по сей день средняя скорость по стране не превышает десяти мегабит в секунду. Цифровые коммуникации остались практически на том же самом месте, где были десять-пятнадцать лет назад. А ведь мощность вычислительной техники с тех пор выросла в десятки раз, ёмкость цифровых накопителей в сотни!

Подключение к Fiber будет удовольствием сравнительно дешёвым, если посчитать цену каждого мегабита из тысячи предлагаемых и сопоставить с предложениями действующих провайдеров. Базовый набор услуг (только безлимитный интернет-доступ со скоростью до 1 Гбит/с) обойдётся клиенту в 70 долларов в месяц, без налогов и сборов. Расширенный — Интернет плюс цифровое телевидение — уже в 120 долларов за тот же срок. Однако есть и бюджетный вариант: 300 долларов за подключение и вечный бесплатный доступ к Интернет с обычной для США скоростью (менее 10 Мбит/c). В последнем случае клиент в любой момент может перейти на базовый или расширенный тариф, поскольку к магистрали уже подключен.

Благотворительностью, впрочем, тут и не пахнет. Авторы проекта открыто заявляют, что он должен будет приносить деньги. Пока гигабитную магистраль развёртывают только в одном городе, не прогореть поможет хитрая стратегия подключений (Fiber проведут только в кварталы, где набралось достаточно желающих — примерно каждый десятый дом). Позднее, вероятно, будут охвачены десятки городов Соединённых Штатов.

Примерная динамика вычислительной мощи, ёмкости и скорости интернет-соединений, доступных на массовом рынке.
Примерная динамика вычислительной мощи, ёмкости и скорости интернет-соединений, доступных на массовом рынке.

И вот тут самое время раскрыть личность авторов. Fiber — проект компании Google, причём считающийся одним из важнейших для неё со времён запуска почтовика Gmail. Всё говорит о том, что поисковый гигант готовил гигабитную магистраль чуть ли не десять лет, втихую, километрами скупая пустующие оптоволоконные линии по всей стране. Аналитики чесали затылки, несмело предполагая, что однажды Google превратится в провайдера.

Но день настал и теперь компания будет расширять свой сервис быстро, вводя в строй свой оптоволоконный арсенал. По крайней мере этого от неё ждут. Сама Google, анонсировав Fiber несколько дней назад, пока не заикается о чём-то большем, чем Канзас.

Понятное дело, на околокомпьютерных форумах теперь творится сумасшествие (общий смысл: кого нужно убить, чтобы Google подключила и меня?). Но обыватели готовы сходить с ума (и сходят!) по каждой новой вещице, будь то мобильные устройства, веб-сервисы или невероятно быстрый «интернет». А между тем, прежде чем подписываться на гигафибр, стоило бы задаться вопросом: есть ли в этом необходимость?

Сама Google утверждает, что гигабитный интернет-доступ поднимет качество жизни — для всех, от домохозяек и геймеров до предпринимателей, учителей, медиков, библиотекарей. Гигафибр сделает загрузку веб-страниц моментальной, позволит смотреть сайты насыщенные контентом в высоком разрешении, облегчит обмен и работу с «облаками» (файлы, лежащие на удалённом компьютере, будут скачиваться почти так же быстро, как если бы они лежали на вашей собственной PC).

Добавьте сюда лёгкий пуск новых интернет-проектов (доткомы можно будет запускать прямо из гаража, пропускной способности интернет-канала хватит даже для крупных социальных сайтов), применение суперсовременных сервисов (вроде телемедицины), скачок качества мультимедийных передач (чем выше скорость, тем меньшая компрессия данных требуется, а значит и искажения меньше). Подвох, однако, в том, что переход от нескольких мегабит к тысяче мегабит в секунду едва ли хоть что-нибудь изменит принципиально.

Google называет скорость интернет-соединения главным узким местом современной вычислительной техники. Но не спешите соглашаться, спросите себя: вам правда не хватает мегабит?
Google называет скорость интернет-соединения главным узким местом современной вычислительной техники. Но не спешите соглашаться, спросите себя: вам правда не хватает мегабит?

Начавшаяся пятнадцать лет назад миграция с модема на выделенную линию была обусловлена насущной необходимостью. К концу 90-х вычислительная мощь персональных компьютеров перевалила за тот порог, когда стало возможным работать на персоналке с музыкой и видео, а в Сети — с функционально богатыми, насыщенными контентом сайтами. Старина диал-ап (так называли модемное соединение) был просто не в состоянии обеспечить достаточную пропускную способность. Но сегодня картина иная.

Контент, сервисы, программное обеспечение — всё это сегодня словно бы находится в равновесии с доступной среднестатистическому сетянину скоростью передачи данных. Десяти мегабит в секунду в быту и офисе достаточно для всего, начиная от массивно-многопользовательских игр и заканчивая телеконференциями (не согласны? Пример в студию!). Больше того, едва ли в Сети отыщутся ресурсы, способные адекватно задействовать гигабитную скорость. Да и пропускной способности межгородских и международных магистралей (то, что называют «бэкбон») тоже может не хватить.

Ценность Google Fiber (и подобных ему проектов, вроде национальной оптоволоконной сети в Австралии, см. «Австралия и США прощаются с телефоном») в другом: он поможет раскачать лодку коммуникационных монополий. Американцы сегодня платят за обычный кабель (единицы мегабит в секунду) ненамного больше того, что просит Google за гигабит. Учитывая, что вместе с гигабитным каналом клиенту будут предложены множество вкусных опций (планшетка Nexus 7 в качестве пульта управления, Хромбук, цифровой видеомагнитофон а-ля Google TV и пр.), другие провайдеры будут вынуждены соответственно подтянуть уровень цен, скорости и сервиса.

Кстати, отнюдь не обязательно они предложат именно кабельное соединение: стандарт 4G — настоящий 4G, а не то, что предлагается сейчас под этим именем (см. «Царь ненастоящий») — тоже предусматривает скорости до гигабита.

Ну а там, глядишь, подтянутся и поставщики контента, и веб-разработчики. И счастливым обладателям гигабитного канала, наконец, будет что посмотреть.