Эти выходные были окрашены для Соединённых Штатов чёрным. Вы, конечно, знаете, что случилось: вооружённый до зубов одиночка устроил стрельбу в кинотеатре и ранил или убил 70 человек. Детали одной из самых кровавых трагедий в американской истории продолжают всплывать, Америка отходит от шока, но выводы — неутешительные: страна победившего капитализма и развитой демократии не в силах предотвратить подобные трагедии.

Про убийцу известно уже практически всё: 24-летний Джеймс Иган Холмс — выходец из набожной семьи, талантливый парнишка, окончивший вуз с наивысшими оценками, до недавнего прошлого докторант Университета Колорадо в области неврологии. По воспоминаниям друзей ответственный, тихий, разве что не слишком активный в Сети. На видеозаписи с научной конференции шестилетней давности, раздобытой ABC, мы видим обычного школьника, смущённого вниманием аудитории. Что замкнуло в его голове, что превратило в палача?

Ночью 20-го Джеймс подъехал на автомобиле, гружённом оружием и боеприпасами, к киноплексу городка Аврора. Охрану миновал просто: зашёл в цивильном, вместе со всеми, купил билет. После чего воспользовался пожарным выходом, чтобы вернуться к машине, где переоделся и вооружился. Несколько минут спустя в противогазе, каске, бронежилете, с полуавтоматической винтовкой (а-ля знаменитая M-16, только делает по одному выстрелу зараз), двумя пистолетами и помповым ружьём он ворвался в один из переполненных залов, бросил в толпу гранату со слезоточивым газом и открыл огонь.

Таких как Джеймс Холмс американские полицейские психологи называют active shooter (букв. активный стрелок). Это почти всегда молодой (до 35 лет) мужчина, действующий в одиночку, открыто (в отличие от серийных убийц), в людных местах, не выбирая между жертвами. Прежде чем застрелиться или быть убитым в схватке с полицией, он уносит жизнь как минимум двух человек.
Таких как Джеймс Холмс американские полицейские психологи называют active shooter (букв. активный стрелок). Это почти всегда молодой (до 35 лет) мужчина, действующий в одиночку, открыто (в отличие от серийных убийц), в людных местах, не выбирая между жертвами. Прежде чем застрелиться или быть убитым в схватке с полицией, он уносит жизнь как минимум двух человек.

Свидетели трагедии вспоминают, что никто не принял его наряд всерьёз. На премьеру ленты «Тёмный рыцарь: Возрождение легенды» много кто пришёл в костюмах. Так что одни сочли Холмса фанатом саги о Бэтмене (недалеко от правды), другие — частью PR-кампании, организованной кинопрокатчиком. Джеймс застал зрителей врасплох. Он стрелял, перезаряжал и снова стрелял — и убил бы намного больше людей, если бы не заклинило винтовку. Полиция среагировала быстро и была у кинотеатра меньше чем через три минуты. Однако Джеймс уже дожидался их у автомобиля. Позднее выяснилось, что он заминировал свою квартиру: самодельной взрывчатки хватило бы, чтобы разнести весь дом с десятками жильцов.

Важно, что всё необходимое для нападения он приобрёл легально. Собственно огнестрельное оружие — в местном оружейном магазине. Боеприпасы и обмундирование — в специализированном интернет-магазинчике. Ничего удивительного, ведь право на хранение и ношение оружия прописано в конституции США (точнее в документе, известном как Вторая поправка).

Сказать по правде, не все американцы согласны считать фигурирующий во Второй поправке термин «оружие» эквивалентом «огнестрельному оружию», не все согласны и с устоявшейся трактовкой фразы «хранить и носить» (двести лет назад, когда поправку принимали, у общества были несколько другие приоритеты). Однако большинство считают единственно правильным прямое понимание и того и другого. В результате на большей части территории страны приобрести огнестрельное оружие может любой психически здоровый совершеннолетний гражданин с чистым прошлым. За Холмсом числилось только превышение скорости и странное увлечение Джокером — мифическим злодеем, противостоящим Бэтмену. Последнее, впрочем, препятствием для продажи оружия не является.

Всякий раз после того, как очередной социопат устраивает стрельбу в людном месте, Америка загорается идеей отменить или ограничить Вторую поправку. Но каждый раз эта дискуссия заканчивается ничем. Пожалуй, нынешняя трагедия тем и отличается от прошлых, что впервые пресса и политики вместо пустопорожних обсуждений предпочли констатировать: общество застряло! Только с начала XXI века в США произошло полтора десятка (!) массовых убийств, подобных тому, которое устроил Холмс. И ни одно из них не привело хотя бы к каким-то изменениям в законах, регулирующих торговлю огнестрельным оружием.

Сейчас удачный момент, чтобы повлиять на ситуацию: близится конец предвыборной гонки, кандидаты — Барак Обама и Митт Ромни — могут использовать эту карту как козырь в борьбе за голоса. Впрочем надежды на участников президентской гонки мало. Ромни — известный приверженец оружия в доме. А Обаму больше беспокоит киберугроза.

Нельзя сказать, что отношение общества к оружию в Штатах осталось неизменным со времён Томаса Джефферсона. Автоматическое оружие под запретом, прочее запрещено приносить в образовательные учреждения, правительственные организации, на частную территорию, собственник которой установил соответствующие правила. Вместе с тем приобретение даже полуавтоматического оружия часто не требует регистрации, разрешается скрытое ношение оружия и т.п. Пытаясь хоть как-то обуздать доступную гражданам убойную мощь, в середине 90-х законодатели ввели ограничение на ёмкость магазинов (не более 10 патронов). Однако обратной силы (на уже произведённое оружие) тот запрет не имел, да и продержался недолго. И есть какая-то мрачная ирония в том, что Аврора находится в двух шагах от городка Колумбина — по следам событий в котором Майкл Мур снял один из самых сильных документальных фильмов о проблеме оружия в современной Америке. Ничего не изменилось. Ничего.

Упрямство, с которым американцы держатся за приклад, обусловлено как минимум двумя причинами. Это культурные корни (гражданин должен иметь право защитить свои владения) и материальная выгода, которую Америка имеет с торговли оружием (в том числе созданные индустрией рабочие места). Как результат, оружейное лобби, возглавляемое Национальной стрелковой ассоциацией (NRA), чрезвычайно сильно — и активно влияет на процесс законотворчества. Рядовые американцы и пресса склонны винить в трагедиях, подобных случившейся в Авроре, антидепрессанты, жестокие видеоигры и фильмы, молодёжную субкультуру, интернет-зависимость, короче говоря, всё что угодно кроме собственно лёгкости, с которой можно раздобыть огнестрельное оружие.

Правительственные и полицейские веб-сайты упали в первые же часы, не выдержав нагрузки. Twitter оказалась бесполезной, переполнившись слухами. Похвалу критиков заслужил социально-новостной Reddit (наследник Digg.com, см. «Справедливая оценка интернет-компаний»), модерируемый сообществом читателей — и превратившийся в инфоцентр с самой полной и свежей информацией о происходящем (фото: Reddit.com).
Правительственные и полицейские веб-сайты упали в первые же часы, не выдержав нагрузки. Twitter оказалась бесполезной, переполнившись слухами. Похвалу критиков заслужил социально-новостной Reddit (наследник Digg.com, см. «Справедливая оценка интернет-компаний»), модерируемый сообществом читателей — и превратившийся в инфоцентр с самой полной и свежей информацией о происходящем (фото: Reddit.com).

На Америку пытаются давить извне. В частности, ООН сейчас работает над международным Соглашением о контроле за торговлей оружием (Arms Trade Treaty; Россия, кстати, этот проект не поддержала, мы и сами с оружия кое-что имеем; как здорово написал Сергей Лукьяненко, легко бороться за мир, владея самым большим на Земле арсеналом), вступление которого в силу будет означать в том числе необходимость значительно ужесточить правила продажи огнестрельного оружия внутри страны. Но скептики сходятся на том, что даже если этот документ будет принят, отнять у рядовых американцев право на ствол не удастся. Лучшее, на что можно надеяться, это ужесточение предпродажного контроля: выявление и отказ в продаже лицам с психическими, социальными отклонениями и т.п.

Хуже всего то, что у проблемы нет однозначного простого решения. Возьмём, к примеру, полный запрет. Так ли уж он хорош? Посмотрите на Европу, Россию. Разве криминал не применяет здесь оружие? Ещё как! И школьных расстрелов, подобных Колумбине, в Европе было множество за последние двадцать лет. Зато российские граждане лишены как права, так и инструментов эффективной самообороны. Ассортимент российских оружейных магазинов — это злая насмешка над самим понятием «оружие». Спасибо Закону, эффективность того, что лежит на отечественных прилавках (вроде электрошокеров и газовых пистолетов) не просто нулевая, она отрицательная: применив это вы скорее разозлите нападающего. У нас есть кое-какие преимущества, в частности, разрешено использование дибензоксазепина (более известен как «газ CR»), отнесённого на Западе к боевым отравляющим веществам. Но в общем и целом россиянин перед агрессором беззащитен.

Однако и полная свобода — совсем не конфетка. Соединённые Штаты стали фактически заложником собственных оружейных традиций. Даже если завтра американские законодатели прикроют все оружмаги и потребуют от населения разоружиться, процесс займёт не месяц, и не год: на руках у американцев 300 миллионов стволов! Представьте себе разрушительный потенциал этого арсенала.

Что касается Джеймса Игана Холмса, он сегодня предстанет перед судьёй. Судьба Андерса Брейвика ему не грозит. В штате Колорадо смертная казнь всё ещё практикуется.