Западная пресса обсасывает в эти дни скандальный случай, который по всем признакам должен был произойти в каком-нибудь мелком российском или американском городке — и быть удостоенным максимум одной минуты в местной «горячей хронике». Трое дюжих молодцев-охранников выставили из общепитовской забегаловки посетителя, не пожелавшего подчиниться правилам заведения и проявившим чуть большее, чем ожидается в подобных случаях, упрямство. Чистый итог завязавшейся «дискуссии» тоже вполне себе обыкновенный: пара синяков и ссадин, сломанный телефон, ещё кое-какое железо.

Вот только местом действия оказался Париж, забегаловкой один из ресторанчиков сети McDonalds, а главным действующим лицом — знаменитый учёный, канадский профессор Стив Манн. В результате новость теперь на первых полосах, королю гамбургеров и чизбургеров кое-кто уже объявил международный бойкот, а Манн пытается, но пока не может добиться возмещения ущерба.

Собственно инцидент случился ещё 1 июля, когда наш герой с супругой и детьми, путешествуя по французской столице, имели несчастье заглянуть в местный «Мак». Со слов Стива, первое замечание сотрудник заведения сделал ему, когда они стояли в очереди: снимать запрещено. Тут нужно заметить, что Манн был в своём обычном прикиде: в компьютерных очках EyeTap (по принципу действия отдалённо напоминают Google Glass). В ответ на просьбу прекратить съёмку он продемонстрировал заготовленную как раз для таких случаев справку от врача, удостоверяющую, что носит очки по необходимости. Однако это помогло лишь на время. Несколько минут спустя уже совместными усилиями несколько охранников извлекли Стива из-за стола, смяли все бумажки, которые он в очередной раз предъявил, попытались снять очки с применением силы (увы, безуспешно, поскольку они буквально прикручены к специальному каркасу на черепе учёного), а когда поняли, что сделать этого не удастся, вытолкали профессора на улицу.

Если вы не слышали о Стиве Манне раньше, то должны знать, что постоянно носит он не только компьютерные очки. На его теле (ниже пояса, закреплённое на белье) помещается куча вспомогательного электронного оборудования, преимущественно его же собственной разработки: небольшой компьютер, платы расширения, аккумуляторы и прочее. Конфликт в кафе и последующее жёсткое приземление на парижский асфальт вывели из строя значительную часть аппаратуры.

Однако запись последних минут осталась в памяти компьютера и учёный обратился в полицию. Потом в посольство. К юристам и правозащитникам. Даже в McDonalds (что не так-то просто: оказалось, компания скрывает контактную информацию). Встречали его везде по-разному, но помочь отказались везде (а всего-то и просит оплатить ремонт оборудования). Отчаявшись, Стив пару дней назад подробно рассказал об инциденте в своём блоге, проиллюстрировав его фотографиями с места событий. И разгорелся оглушительный скандал: история немедленно попала в список самых обсуждаемых на сайтах ИТ-энтузиастов (вроде Reddit.com), популярная же пресса уцепилась за неё из любви к чудакам и сенсациям.

Стив Манн в очках дополненной реальности EyeTap и устройстве мысленного управления MindMesh. Не пугайтесь странной расцветки: вы видите созданное EyeTap на лету синтетическое изображение с расширенным динамическим диапазоном (HDR)
Стив Манн в очках дополненной реальности EyeTap и устройстве мысленного управления MindMesh. Не пугайтесь странной расцветки: вы видите созданное EyeTap на лету синтетическое изображение с расширенным динамическим диапазоном (HDR)

А Стив Манн — настоящий чудак, достойный кинематографа. Он носится — уж простите за тавтологию — с носимыми компьютерами (такие, которые всегда с человеком и всегда работают, помогая ему) уже добрых тридцать лет, всегда предпочитая науку известности и коммерческому успеху. Упрямо шагая впереди индустрии, он применял носимые компьютеры для дела когда компьютеры персональные ещё делали первые шаги, транслировал живое изображение с носимой камеры в Сеть, когда не было массовой сотовой связи, а Веб только-только родилась, изучал дополненную реальность когда вычислительных мощностей мобильной электроники едва хватало на воспроизведение аудиороликов.

Его не смущает, что весит экспериментальное «железо» порой несколько килограмм, не пугают опыты вроде прямого электрического контакта устройств с кожей (так он пытается создать прямую связь между компьютером и пользователем, что — предположительно — должно помочь людям расширить свои возможности: к примеру, узнавать предметы по ощущениям на коже). Короче говоря живое воплощение доктора Брауна из киноленты «Назад в будущее».

Помимо науки, жены и детей, Манн обожает ещё одно. Он любит создавать исторические прецеденты: выдумывать новые слова, подмечать невиданные ранее культурные конфликты на стыке живого и неживого, предлагать решения таких проблем. И случай щедро делится с ним подобными находками. Ещё бы! Опутанный проводами, со своим неизменным «стеклянным глазом», Манн давно (и, кстати, с собственной подачи) заслужил прозвище Киборг. Он регулярно попадает в забавные и не слишком истории, особенно часто после памятных событий 11 сентября. Его принимают за террориста, шпиона, защитника гражданских прав (недалеко от истины) и просто безумного экспериментатора, что тоже не всегда приятно.

Так вот, помимо интересных, но пока не слишком актуальных выводов вроде наметившейся киборг-дискриминации (ненависть к человеку, часть функций тела которого возложена на электронные устройства) и несерьёзного отношения к учёным-чудакам (судя по всему, полиция проигнорировала Стива, сочтя его рассказ плодом буйной фантазии), из инцидента в парижском Макдональдсе проистекает как минимум один вывод, важный уже сегодня. Манн сформулировал его давно, но теперь предоставился уникальный шанс продемонстрировать справедливость теоретических выкладок на примере всем известной транснациональной корпорации.

Так вот: бизнесу и обществу в целом пора начать уважать право индивида на пользование вспомогательными электронными устройствами там и тогда, когда это сочтёт нужным сам индивид.

«Очки снял, да?!». Совсем скоро эту, гм, просьбу можно будет услышать повсеместно (фото: Steve Mann)
«Очки снял, да?!». Совсем скоро эту, гм, просьбу можно будет услышать повсеместно (фото: Steve Mann)

Электроника с каждым годом становится меньше и мощней, наращивает степень автономности. Пройдёт ещё какое-то время, и вместо того, чтобы прятаться под одеждой, электронные устройства станут нашей одеждой, а потом и нашим слухом, зрением, обонянием. Людям, ничем природой не обделённым, носимые компьютеры помогут эффективней воспринимать окружающую реальность: замечать мелкие детали, ориентироваться, лучше и больше запоминать и т.д. Для людей, ограниченных физически, электроника может стать частью тела, обеспечив полноценное существование. Всё это давно не фантастика, просто Манн по привычке свои проекты не рекламирует. Но в том же направлении работают Google (вспомните про очки Google Glass) и несколько других поп-брэндов.

Так что максимум через пару лет доступные по цене киберочки заполнят прилавки — и носимый компьютинг вторгнется в нашу жизнь. Но с каким отношением столкнутся их обладатели? Сегодня в цивилизованном мире законы обязывают не препятствовать людям с особыми потребностями (инвалидам, если по нашему). А ведь человек, привыкший к носимому компьютеру, без него фактически становится инвалидом: он теряет часть памяти (компьютер помогает запоминать детали), теряет зрение (компьютер может исправлять дефекты глаза, дополнять изображение полезными синтетическими деталями), способность ориентироваться на местности (компьютер служит навигатором) и даже в пространстве (компьютеры Манна способны выявлять и демонстрировать направление движения объектов и пр.).

Просьба «не снимать» легко исполнима сегодня, когда можно убрать смартфон или фотоаппарат в карман. Но та же просьба, обращённая к человеку с носимым компьютером, будет равноценна требованию слезть с инвалидного кресла страдающему параличом! Возможно бизнесу и обществу следует признать носимый компьютер неотъемлемой частью личного пространства, вторгаться в которое — по крайней мере без судебного разрешения — не вправе никто?

Богатый опыт Манна говорит, что надеяться на лучшее не приходится: общество не спешит уяснить принципиальную разницу между простым компьютером и компьютером носимым. Но Стив как всегда в первых рядах. Макдональдс уже официально заявила, что не считает действия своих сотрудников превышающими полномочия. Так что профессору остаётся только обратиться в суд, что он, вероятно, и сделает при посредничестве организаций, специализирующихся на защите гражданских прав.

Капиталов, достаточных для судебных баталий с корпорациями, сам он не скопил. Учёный, что тут ещё сказать!