На днях в Соединённых Штатах малоизвестной промышленной ассоциацией AUVSI (Международная некоммерческая ассоциация производителей и пользователей беспилотных летательных аппаратов) был опубликован необычный документ: кодекс поведения для операторов дронов. Знаете, тех самых, которые обходятся без человека на борту, предоставляя возможность управлять полётом дистанционно.

Публика в основном знакома с дронами по новостям из горячих точек, где американские военные широко применяют MQ-9 Reaper, GlobalHawk и им подобных. Но прелесть момента в том, что буквально за последние год-два эти аппараты, словно бы сошедшие со страниц научно-фантастических романов, силами энтузиастов и малых предприятий начали проникать в мирную жизнь. Отсюда и потребность в Кодексе: предполагая, что над вашей головой сейчас может кружить чей-то дрон, разве вам не хотелось бы быть уверенным, что его «пилот» не подглядывает за вами, обладает достаточной квалификацией, а сам аппарат не представляет физической угрозы для жизней и имущества?

Вообще-то дрон — просто синоним для слова «робот». И бывают они разные (подводные, например). Поэтому, чтобы не путаться, воздушные полуавтоматические суда ещё называют беспилотными летательными аппаратами (БПЛА или UAV). Военные нагружают их высококачественными фотокамерами, ракетами, радиооборудованием ещё со времён войны во Вьетнаме — и применяют по полной программе, как для наблюдения, так и для уничтожения наземных целей. Но даже навскидку для дронов можно назвать с десяток мирных применений. Ведь они, по большому счёту, всё равно что искусственные спутники Земли — только намного проще, дешевле, и во многом эффективней: способные висеть в воздухе сутками, они летают достаточно низко и в состоянии разглядеть самые мелкие детали.

Любая индустрия, имеющая дело с крупными физическими объектами, большими территориями, любая, где нужна оперативная, точная информация с места событий, потенциально может выиграть от применения дронов. Сельское хозяйство, энергетика, нефтедобыча и горнодобывающая промышленность, строительство, картография, океанография, любые исследования окружающей среды, средства массовой информации.

Конечно, аппараты класса GlobalHawk, цена на которые измеряется десятками миллионов долларов, а эксплуатация требует постоянных расходов того же масштаба, тут непригодны. Но нет и нужды: гражданская промышленность уже предлагает множество менее дорогих, менее крупных, но едва ли менее функциональных конструкций. 3D Robotics, MikroKopter, DroidWorx и десятки других небольших вендоров — как западных, так и азиатских — предлагают и запчасти, и конструкторы, и готовые аппараты по ценам примерно от 1000 долларов.

ArduCopter от 3D Robotics. Неказист? Что ж, по сравнению с военными машинами за сотни миллионов, пожалуй. И всё-таки это полноценный дрон. Такие и похожие на него аппараты стоимостью в несколько сот долларов оккупируют мирное небо уже сейчас (фото: 3D Robotics)
ArduCopter от 3D Robotics. Неказист? Что ж, по сравнению с военными машинами за сотни миллионов, пожалуй. И всё-таки это полноценный дрон. Такие и похожие на него аппараты стоимостью в несколько сот долларов оккупируют мирное небо уже сейчас (фото: 3D Robotics)

Не считая набившие оскомину планшетки и смартфоны, дроны выиграли больше всех от обвала цен на сложные микроэлектронные компоненты (сенсоры, GPS-приёмники, мобильные микропроцессоры и т.п.) и продолжающуюся миниатюризацию электронной техники. Фактически «умная» начинка — поддерживающая заданную высоту, определяющая координаты, отвечающая за связь с центром управления — теперь стоит дешевле механической части (винты, двигатели, крылья).

При этом (в США) если дрон находится в поле зрения «пилота», а высота полёта не превышает 120 метров, запускать его можно без всяких сертификатов и разрешений. Вот почему сегодня в Соединённых Штатах выдано всего несколько сот лицензий на управление дорогими, профессиональными БПЛА (главным образом правительственным организациям и правоохранительным органам), а сколько за последние годы было продано мелких беспилотников, никто точно не знает. Даже по самым скромным оценкам это десятки тысяч штук (возможно, больше: китайские производители удачно поймали волну). Согласно некоторым оценкам, многомиллиардный уже сейчас мировой рынок БПЛА в следующие десять лет удвоится — и именно мелкие дроны должны обеспечить этот рост.

Но вместе с ростом приходит и ответственность. Беспилотные летательные аппараты без преувеличения считаются революционным техническим новшеством. И как всегда в таких случаях, при столкновении с повседневностью неизбежны конфликты. Проблема номер один, конечно же, безопасность. Необходимо гарантировать, что частные дроны не станут мешать авиалайнерам, не упадут на голову прохожим, не врежутся в жилой дом. При этом надёжная механика — только часть решения. Другая, возможно даже более важная половина, это качественное программное обеспечение. Ошибка в управляющей программе БПЛА — даже несмотря на то, что на борту нет людей — может привести к человеческим жертвам: представьте, скажем, что беспилотник весом в несколько килограммов рухнет на детскую площадку. Софт для обычных самолётов пишут при жесточайшем контроле качества. Но кто-то должен контролировать и качество программ для мелких дронов.

В проблему безопасности входит и обучение операторов. Каждый, кто хоть раз пробовал поднять в воздух модель самолёта/вертолёта на радиоуправлении, знает, как это сложно. Словно настоящим пилотам, прежде, чем сесть за штурвал модели, учиться пилотажу приходится на симуляторах! По всей видимости, лётные навыки дрон-операторов придётся проверять.

Вторая проблема — вторжение в частную жизнь. Нарушит ли оператор дрона закон, если станет подглядывать в чужие окна? Если займётся слежкой за чьим-то автомобилем? Вправе ли правоохранительные органы следить с помощью БПЛА за гражданами просто из интереса или ради профилактики, или на такие действия следует получать санкцию суда? И вправе ли частные лица и компании вторгаться в жизнь государственных структур, скажем, отслеживая происходящее на военных базах для скандального репортажа в газете?

Ещё одна потенциальная проблема - возможность перехватить управление БПЛА. Помните как зимой Иран поймал экспериментальный американский дрон, сбив его цифровые компасы? Коммерческие беспилотники, конечно, не чета изображённому здесь Reaper, ракет не несут (в худшем случае газовое оружие), но натворить дел в нехороших руках тоже могут.
Ещё одна потенциальная проблема — возможность перехватить управление БПЛА. Помните как зимой Иран поймал экспериментальный американский дрон, сбив его цифровые компасы? Коммерческие беспилотники, конечно, не чета изображённому здесь Reaper, ракет не несут (в худшем случае газовое оружие), но натворить дел в нехороших руках тоже могут.

Сегодня большинство этих вопросов не имеют ответа: дрон-индустрия остаётся сравнительно слабо регулируемой областью. Поэтому, применяя их в гражданском авиапространстве, операторы должны понимать риски, быть в состоянии эти риски минимизировать, и действовать согласно не только законам, но и моральным нормам, принятым в обществе. Разработанный AUVSI кодекс поведения — лишь первый шаг. Несмотря на то, что членами Ассоциации являются весьма авторитетные компании (Northrop Grumman, Lockheed Martin и др.), написанный ими документ является по сути всего лишь рекомендацией, исполнение которой и трактовка лежат всецело на совести вендоров и операторов.

Но по крайней мере в Соединённых Штатах феномен частных БПЛА уже настолько заметен, что на него обращают внимание и государственные структуры, и критики, требующие вмешательства законодателей. Федеральное управление гражданской авиации США (FAA) в настоящее время работает над сводом правил, которые (с 2015 года) позволят начать коммерческую эксплуатацию дронов. Каждый желающий применить беспилотник в своём бизнесе должен будет получить разрешение, наподобие обычной лётной лицензии.

Приход регуляторов приведёт к неизбежному, но, как надеются, энтузиасты, краткосрочному скачку цен. Усложнив владение беспилотными аппаратами, законодательное сопровождение вместе с тем распахнёт бизнесу дверь в новый удивительный мир — вслед за чем стоит ждать по-настоящему массового производства и применения БПЛА.

И тут трудно отделаться от исторических параллелей. Главный редактор журнала Wired, основавший (кстати, процветающее) малое предприятие по сборке дронов 3D Robotics, замечательно сравнил дрон-индустрию с Интернет. Её тоже создали военные. Но ведь населили и приспособили под себя обычные люди!