В русском языке есть замечательное слово: халкать. Словарь Даля определяет его как «жадно есть, глотать целиком». С XIX века, правда, значение несколько изменилось: сегодня мы чаще используем его применительно к потреблению жидкостей и считаем грубым, почти жаргонным. Но в общем и целом похоже, что именно этого крепкого словца недостаёт мэру Нью-Йорка Майклу Блумбергу, чтобы добиться понимания у своих сограждан в начатой им войне против газировки. Точнее, 70-летний обладатель 22-миллиардного состояния ополчился на чересчур крупные ёмкости, в которых американцы привыкли газировку покупать. Вспомнив русский лексикон — который для него почти родной, ведь бабушка Блумберга была русской — он мог бы объяснить свои претензии не пускаясь в пространные разъяснения: дамы и господа, давайте пить, а не халкать (и может быть станем стройней)!

Своё предложение ограничить максимальную порцию для прохладительных напитков, продаваемых в кафе, ресторанах, кинотеатрах, стадионах и прочих публичных местах, мэр озвучил на прошлой неделе. По его мнению, 16 унций должно быть достаточно для всех — в пересчёте на наши мерки, это чуть меньше половины литра. Под запрет попадёт не только газировка, но и прочие сахаросодержащие жидкости, как то энергетики, кофе, соки. Если всё пойдёт по плану — а оно должно так пойти, потому что у Мистера Блумбакса, как величают его злопыхатели, всё на мази — уже к следующей весне запрет вступит в силу и каждое заведение, рискнувшее отпустить больше полулитра сладкой дряни в один стакан, будет наказываться штрафом в 200 долларов.

Сказать по правде, за десятилетнюю карьеру на посту мэра, Блумберг успел позапрещать многое: курение в общественных местах, гидрогенизированные масла, обязать производителей фаст-фуда указывать калорийность блюд и даже нацелился уменьшить содержание в гамбургерах-чизбургерах соли. Так что газировка должна была стать всего лишь одним пунктом из длинного списка. Однако неожиданно именно она вызвала самые ожесточённые дебаты.

За несколько последних дней этому вроде бы смешному вопросу были посвящены буквально тысячи статей, заметок, радио- и телерепортажей. Высказаться сочли нужным буквально все, от бездомных на улицах Бруклина до первой леди Соединённых Штатов, поддержавшей инициативу Блумберга, пусть и в туманных выражениях (уж слишком опасной оказалась тема!). По словам Мишель Обамы, на общественных началах радеющей за здоровое питание, среднестатистический американец настолько увлечён полуфабрикатами, что за всю жизнь съедает лишь полредиски. Вот только одно дело — какая-то там редиска, которую большинство и в глаза не видели, и совсем другое — содовая, без которой ни попкорн, ни хотдоги, ни тем более шашлыки (о, простите, бар-бе-кью!) в горло не полезут!

Ну, как говорится, будем! (фото: Neeta Lind)
Ну, как говорится, будем! (фото: Neeta Lind)

Так что общество разделилось на две части, причём, как следует из немедленно организованных соцопросов, примерно поровну. Те, кто поддержал мэра, отталкиваются от предположения (кстати, подтверждённого учёными): чем крупнее порция, тем больше вы съедите — хотя бы потому, что будет жалко оставлять недоеденной пищу, за которую заплатили. Уменьшив размер стакана, можно надеяться и на заметное уменьшение потребления сахаросодержащих напитков. Продавцы от этого не пострадают, ибо для них упавшие продажи больших (но и дешёвых, если высчитать цену напитка за литр) ёмкостей компенсируются выросшими продажами ёмкостей мелких (более дорогих). Кроме того большие стаканы ведь не запретят совсем: в них по-прежнему будет разрешено отпускать диетические напитки.

Страсть американцев к большому сидит у них в крови. Откуда она взялась, никто точно не знает (говорят, уходит корнями в бескрайние просторы Дикого Запада), но сегодня это поистине национальная черта, определяющая не только и не столько собственно размер, сколько полное, вольное отношение к жизни. Есть даже поговорка «go big or go home» (от англ. big — большой), что в литературном переводе на русский означает нечто вроде «делай по-максимуму или не делай вовсе». Но, конечно, и на размерах эта философия сказывается тоже. В Штатах моллы превращаются в торговые городки, в Штатах обожают огромные автомобили и гигантские жилища, в Штатах любят собраться многотысячной толпой и заняться чем-нибудь, что в Старом свете считается почти интимным (вроде молитвы). Даже холодильники и те больше, что уж говорить про среднюю порцию картошки-фри, габариты пакетов с чипсами или всё те же «стаканчики» для газировки, вмещающие порой под два литра.

Определение «большой», увы, распространяется и на самих американцев. Две трети взрослых страдают здесь от лишнего веса, половина из них подпадает под категорию «ожирение», и даже среди детей процесс приобрёл характер эпидемии (жертва — каждый пятый в возрасте от 6 до 19 лет). Проблему избыточного веса связывают обычно с неумеренным аппетитом, но многие склонны винить конкретно подслащенные напитки. Согласно статистике, средний американец выпивает один стакан газировки в день, не считаясь (а может быть просто не зная) с тем, что одна только эта порция обеспечивает или перекрывает установленную диетологами суточную норму сахара. Газировка, кофе, концентрированные соки провоцируют не только избыточный вес, но и диабет, сердечно-сосудистые заболевания, рак.

Россия ожирением пока не страдает, но задуматься никогда не рано. Здесь: ёмкости для газировки и количество растворённого в них сахара. Стаканчик слева вмещает 1.9 литра (фото: OregonLive)
Россия ожирением пока не страдает, но задуматься никогда не рано. Здесь: ёмкости для газировки и количество растворённого в них сахара. Стаканчик слева вмещает 1.9 литра (фото: OregonLive)

Так почему же Блумберга поддержал только каждый второй, а ряды противников «запрета на газировку» равномерно составлены из представителей всех этнических, половых, политических групп и приверженцев самых разных взглядов на здравоохранение? Во-первых, американцам сильно не по душе, когда кто-то пытается учить их жить. Право самому решать, что и в каких количествах есть, самому определять, чем могут или должны питаться дети, здесь так же священно, как и право частной собственности. И отсюда второй аргумент: волюнтаристское решение мэра ударит по бизнесу, поскольку для предприятий быстрого питания, работающих на тонкой марже, перекос в продажах может привести к катастрофическим последствиям.

Наконец, ему оппонируют врачи. Проблема ожирения слишком сложная, чтобы можно было свести её к одному фактору. И если уж пытаться решать её подобными ограничительными мерами, вместе с газировкой следует запретить большие гамбургеры, картофель-фри, суперсайзы мороженого и молочных коктейлей — а говоря по правде, и этого будет мало, поскольку следует учесть ещё образ жизни (больше всего газировки потребляют бедные слои населения), наследственность, и прочее, и прочее.

Впрочем Блумбергу терять нечего. Он на своём посту и так уже третий срок из двух положенных, причём выбил его для себя в духе российских политиков, подправив закон. Идти выше тоже не намерен. Так что если в начале своей политической карьеры мэр ещё прислушивался к жителям города и, прежде чем ввести запреты, проводил опросы общественного мнения, теперь ничего подобного ждать не приходится. Блумберг считает, что общество ждёт от него решительных мер, а не разглагольствований. Запрет предложен и, вероятно, будет утверждён советом по здравоохранению, где сидят назначенные самим же Блумбергом люди. И пусть потом критики через суд доказывают его неконституционность!

Точка компромисса пока — замена запрета мерами экономического толка. Так вместо ограничения продаж можно было бы обложить большие стаканы особым налогом, сделав их заметно дороже. Многие штаты уже практикуют такой сбор, но пока едва заметный. Чтобы налог стал эффективен, необходимо сделать его сопоставимым, к примеру, с 50-процентным налогом на сигареты. А ещё лучше не диктовать общепиту свои условия, а напротив — предоставить льготы, чтобы ресторанчики могли сделать меню более здоровым: скажем, предлагать диетическую газировку со скидкой.

Такие меры определённо будут более эффективны, нежели прямой запрет — потому что Америке к запретам не привыкать. Уже много лет чиновники всех уровней пытаются всевозможными ограничениями ослабить темпы ожирения нации. Но результат неизменно отрицательный: американцы продолжают поглощать свои гигантские порции, если надо, организуя второй завтрак, получая бесплатную добавку и т.д. По всему выходит, заставить родину современного капитализма что-то сделать можно лишь заинтересовав материально. Уж кому как не Блумбергу это знать!