Последняя неделя была под завязку набита интересными и важными событиями, но первый приз по праву следует отдать загадочному стартапу под названием Planetary Resources. Загадочному — потому что известно о нём крайне мало: основатели, подкинув косточку в виде единственного, весьма общего пресс-релиза, крепко держат язык за зубами (официальная презентация назначена на сегодняшний вечер). А первый приз — потому что даже имеющейся информации достаточно, чтобы понять: речь идёт не просто об интересном проекте, но о проекте, который расширит буквально до размеров лунной орбиты границы предпринимательской деятельности.

Итак, не забывая, что всё это пока лишь догадки, подтверждённые в лучшем случае намёками из пресс-релиза и подсказками анонимных инсайдеров, бизнес-план у Planetary Resources простой: разрабатывать недра малых тел Солнечной системы — иначе говоря, астероидов. Совместив приятное с полезным (исследования космоса с извлечением природных ресурсов), они планируют уложиться в десять лет и три этапа.

На первом на орбиту Земли будут запущены несколько телескопов, с помощью которых произведена разведка: намечены объекты для разработки из числа обращающихся близ нашей планеты, проведена оценка их химического состава. На втором к выбранным целям отправится небольшой флот автоматических аппаратов, которые проведут скрупулёзное картографирование. Наконец третий этап предполагает отправку роботов для непосредственной эксплуатации космических недр и, вероятно, возвращения обогащённой руды на Землю.

Потенциал своего предприятия основатели оценивают в триллионы долларов — что, в общем, нормально, если поверить, что в результате деятельности Planetary Resources термин «природные ресурсы» обретёт новый смысл и родится новая индустрия.

Питер Диамандис, основавший фонд X Prize, по праву считается отцом частной космонавтики. Восемь лет назад предложенный фондом приз в 10 млн. долларов забрала Scaled Composites, построившая и испытавшая первый частный многоразовый космический челнок SpaceShipOne (фото: Steve Jurvetson).
Питер Диамандис, основавший фонд X Prize, по праву считается отцом частной космонавтики. Восемь лет назад предложенный фондом приз в 10 млн. долларов забрала Scaled Composites, построившая и испытавшая первый частный многоразовый космический челнок SpaceShipOne (фото: Steve Jurvetson).

Смешно? Было бы, если б не звёздная команда, собравшаяся под флагом проекта. Непосредственными учредителями стали Питер Диамандис (легендарный бизнесмен, помешанный на космосе; основал фонд X Prize и компанию Space Adventures, свозившую на земную орбиту больше туристов, чем кто бы то ни было ещё) и Эрик Андерсон (работавший в NASA над марсианскими проектами, сооснователь Space Adventures).

А среди инвесторов и консультантов числятся Эрик Шмидт, Ларри Пейдж, Чарльз Симони (права рука Билла Гейтса, дважды слетавший в космос «на свои»), Джеймс Кэмерон (тот самый). Первую скрипку в проекте очевидно играет Диамандис — у которого с детства только одна мечта: стать космическим шахтёром.

Вообще говоря частная космонавтика давно переросла фантастические романы. Туристов возят (и продолжат возить) на Международную Космическую Станцию на российских «Союзах», а в ближайшие годы прыжки за атмосферу и проживание в орбитальных отелях станут массовым развлечением, цены упадут на порядок (над этим трудятся Scaled Composites при поддержке Пола Аллена, Blue Origin Джеффа Безоса, SpaceX Элона Маска, Bigelow Aerospace и Virgin Galactic Ричарда Брэнсона, многие другие). Но астероидный майнинг (от англ. mine — шахта), несмотря на более чем столетнюю историю в научной и научно-фантастической литературе, уходящую к пионерским трудам Циолковского, это новая тема. Что можно извлечь из астероидов и насколько трудоёмок такой процесс?

Малые тела Солнечной системы — это объекты поперечником от нескольких метров до нескольких сот километров, подразделяемые по химическому составу. Три четверти всех открытых астероидов состоят преимущественно из соединений углерода, каждый шестой из соединений кремния, остальные — самые интересные с точки зрения бизнеса — металлические. Они могут похвастаться в основном железом и никелем, с включениями кобальта, платины, палладия и других редких металлов.

Теоретически, средней величины металлический астероид способен удовлетворить промышленные потребности землян на века вперёд. А извлечённая из него платина — обрушить цены на земном рынке, уподобив платину алюминию, который ценился в XIX веке дороже золота, но резко подешевел в результате технической революции.

Представить, как будет выглядеть космический горно-обогатительный комбинат, можно по замечательному фантастическому фильму «Луна» (Moon) 2009 года. Кстати, там же отражена и ещё одна интересная идея: добывать в ближнем космосе можно не только металлы и воду, но и редкий на Земле гелий-3, топливо для термоядерного синтеза (фото: кадр из фильма Moon).
Представить, как будет выглядеть космический горно-обогатительный комбинат, можно по замечательному фантастическому фильму «Луна» (Moon) 2009 года. Кстати, там же отражена и ещё одна интересная идея: добывать в ближнем космосе можно не только металлы и воду, но и редкий на Земле гелий-3, топливо для термоядерного синтеза (фото: кадр из фильма Moon).

Однако рассуждать о промышленном освоении малых тел значительно легче, чем реализовать его на практике. Первая проблема, связанная с астероидами, в том, что находятся они далеко (в основном за орбитой Марса) и изучены плохо. Мы судим о них по косвенным признакам: о составе — по цвету, о массе — по орбите, и т.п. Заполучить образцы грунта пока удалось только японцам, в 2005 году посадившим и поднявшим автоматический зонд Hyabusa с астероида Итокава. Да и там дело ограничилось сотней микроскопических пылинок.

И с этим связана вторая проблема. Транспортировка космического груза на Землю — чрезвычайно дорогая и сложная задача. Достаточно сказать, что за всю программу «Аполлон» американцы привезли менее 400 кг лунных пород. Слишком мало даже для драгоценных металлов.

Так каким же образом Диамандис с партнёрами намерены сделать свой бизнес прибыльным? Точно этого никто не знает, но более-менее разумные предположения сводятся к использованию армии дешёвых (благодаря массовому производству, причём, вероятно, на околоземной орбите) роботов. Только так представляется возможным снизить стоимость добычи и транспортировки космической руды. И, конечно, на фоне скромных успехов современной космонавтики (из марсианских миссий, к примеру, были успешными менее чем половина), пока даже это предположение выглядит фантастическим.

Интересно, что учёные — настоящие учёные, не мальчишки, нажившие миллиарды на дот-комах — в принципе не отрицают экономическую целесообразность и техническую осуществимость астероидного майнинга. В опубликованном недавно в США коллективном труде на эту тему (Asteroid Retrieval Feasibility Study), авторы — сотрудники Лаборатории реактивного движения (JPL), Калифорнийского технологического института и др. — рассматривают проект транспортировки на околоземную орбиту астероида массой до тысячи тонн с последующим его изучением и освоением.

Однако выгоду они видят прежде всего научную и социальную, не коммерческую: проект потребует миллиардных вложений, возместить которые семиметровый астероид просто не сможет.

Астероид неподалёку от Земли поможет отладить активную, коллективную работу в космосе, получить практический опыт постройки и эксплуатации долгосрочных космических поселений, защиты человека от неблагоприятных факторов, собрать ценные научные сведения (астероиды — свидетели формирования Солнечной системы). И — сплотить нацию уникальным крупномасштабным проектом, каким в своё время был «Аполлон». Возможно в том же направлении смотрит и Диамандис с партнёрами: Джеймс Кэмерон среди них оказался не просто так.