За разговорами об ультрабуках, планшетках, смартфонах, облаках и прочих новомодных способах поглощения контента, легко забывается столь же простой, сколь и беспощадный факт: устройством номер один по сей день остаётся телевизор. О том, чтобы грубо вытеснить его из среднестатистического жилища, никто и не мечтает.

Но уже несколько лет ИТ-гиганты работают над идеей, которая может произвести незаметную революцию. Скажем, лет через пять телевизор по-прежнему будет играть важную роль в жизни абсолютного большинства, но не удивляйтесь, если телевизионный кабель станет для такого аппарата всего лишь опцией. Значит, революционеры добились своего: идея Smart TV — умного телевизора — нашла отклик в сердцах обывателей.

Пока даже название нельзя считать утверждённым, но как бы ни называли его сторонники — смарт-ТВ, гибридным ТВ, интернет-ориентированным ТВ или просто умным ТВ — важно, что речь идёт о телевизоре, не о телевидении. Аналогично тому, что уже произошло с мобильным телефоном, перенявшим часть компьютерного функционала и превратившимся в смартфон, адепты умного ТВ предвидят появление смарт-телевизора, который совместит функции классического телеприёмника и PC.

Технически задача решается предельно просто. В телевизор имплантируется, либо подключается извне портативная приставка — по сути, маломощный компьютер с обязательным доступом в Интернет. Производительности такой приставки достаточно для выполнения стандартных десктоп-операций, как то: воспроизведения видео и музыки, просмотра фотографий, чтения почты, веб-сёрфинга и т.п. Как правило, вместе с приставкой предлагается и условно-бесплатный цифровой сервис, через который предоставляются эксклюзивный контент и услуги (доступ к платным архивам телепередач, фильмотеке и пр.).

Важно, что всё это медийное богатство доступно прямо с любимого дивана, на широком экране и без лишних сложностей. Достаточно обычного пульта управления, и только в редких случаях понадобится ТВ-клавиатура.

Опыт первых продаж смарт-ТВ показал, что средний телезритель чрезвычайно болезненно переносит малейшие отклонения от канона простоты, установленного обычным телевизором. Так непродуманный интерфейс стал причиной частых возвратов суперфункциональной Logitech Revue (см. далее).
Опыт первых продаж смарт-ТВ показал, что средний телезритель чрезвычайно болезненно переносит малейшие отклонения от канона простоты, установленного обычным телевизором. Так непродуманный интерфейс стал причиной частых возвратов суперфункциональной Logitech Revue (см. далее).

Теория гласит, что со временем у владельца смарт-ТВ возникнет естественное желание обрезать телевизионную антенну. Есть ли смысл платить кабельному или антенному оператору, предоставляющему недешёвый доступ к ограниченному набору каналов, если через Интернет можно получить то же самое дешевле, а выбор контента несравненно шире? И практика подтверждает теоретические выкладки. Так в США два года назад из числа тех, кто смотрит телевещание в Сети, 3% отказались от платной антенны. А в нынешнем году их доля увеличится вдвое. На Западе таких смельчаков в шутку называют телеотщепенцами, cord-cutters (от англ. cord — шнур и cutter — резчик).

Увы, дорожка к успеху для смарт-ТВ оказалась тернистой. Взрыв популярности, ожидавшийся уже в этом году, не состоялся. Возможных причин множество, но выделяют две. Во-первых, концепция умного телевизора пришлась не по душе обывателю: превращение телеприёмника в интерактивное устройство, требующее осмысленного управления за рамками въевшегося в сознание «вперёд-назад», и пока ещё сравнительная дороговизна препятствуют массовому внедрению. С другой стороны, производители развлекательного контента тоже напуганы — возможными переменами.

Сформировавшаяся модель дистрибуции через кабельные и спутниковые сети приносит поставщикам контента хорошие барыши, а появление конкурирующей системы в лице смарт-ТВ обещает масштабную перестройку и образа потребления, и схемы дистрибуции, и отношений между поставщиками-продавцами-покупателями. Вот почему, например, в США большинство медиакорпораций (ABC, CBS, NBC и др.), равно как и многие крупные веб-порталы ограждают свои материалы от пользователей умных телевизоров.

Apple TV явно задумана как звено вертикальной продуктовой цепочки: она может работать сама, но, лишённая даже накопителя, лучше всего функционирует совместно с другими устройствами и сервисами Apple. Однако вряд ли её производитель сможет удержаться от соблазна раскрыть пользователям приставки доступ к приложениям App Store, а разработчикам — доступ к пользователям Apple TV. Ведь сделала же это для своих Google!
Apple TV явно задумана как звено вертикальной продуктовой цепочки: она может работать сама, но, лишённая даже накопителя, лучше всего функционирует совместно с другими устройствами и сервисами Apple. Однако вряд ли её производитель сможет удержаться от соблазна раскрыть пользователям приставки доступ к приложениям App Store, а разработчикам — доступ к пользователям Apple TV. Ведь сделала же это для своих Google!

Нерешённые проблемы и слабый спрос привели к тому, что концепция смарт-ТВ до сих пор воплощена лишь в небольшом количестве преимущественно опытных образцов. Многие крупные производители бытовой техники (LG, Samsung, Toshiba, Sony, Philips, Panasonic) имплантировали соответствующий функционал в свои телевизоры, но преимущественно ограничились узким набором функций, исключающим, к примеру, веб-сёрфинг. На общем фоне выделяются две инициативы с наивысшими шансами на успех, и — парадокс! — принадлежащие компаниям, с телевизионной спецификой дела не имевшими. Это Google TV и Apple TV.

Они стартовали в разное время: Apple TV в 2007, её конкурент от Google тремя годами позже. Они противостоят друг другу технически и функционально: платформа Google построена на чипе Intel Atom и способна выполнять почти полный набор десктоп-функций, тогда как Apple использовала собственный ARM-процессор и ограничилась воспроизведением цифровых медиа. Apple производит свою приставку сама, тогда как Google только разработала схему и подыскала партнёров (Sony, Logitech). Даже идеологически они противоположны: Google TV не ограничивает выбор поставщиков контента, тогда как Apple TV завязана на iTunes и ещё несколько ресурсов. Но, совершенно разные на первый взгляд, две этих смарт-платформы при ближайшем рассмотрении всё-таки оказываются близнецами.

Пережив тяжёлые первые годы, Google TV и Apple TV к настоящему моменту оформились в стандартные портативные компьютеры, работающие под управлением мобильных операционных систем: Android и iOS соответственно. Таким образом, несмотря на новизну идеи, умный телевизор оказывается хорошо знаком публике и разработчикам — ведь для обеих ОС написаны сотни тысяч приложений, теоретически, работоспособных и полезных не только на планшетках и смартфонах, но и на телевизорах.

Конечно, потребуется некоторая адаптация, чтобы учесть, например, отсутствие тачскрина и удалённость пользователя от экрана (всё это шутливо называют 10-feet experience — опытом трёх метров). Но Google уже открывает доступ пользователям своих смарт-ТВ к магазину Android Market, а Apple без сомнений сделает то же в ближайшем будущем.

Пока продажи слабы. 99-долларовая приставка Apple TV продаётся примерно по миллиону экземпляров в квартал и компания считает её своим хобби. Статистики для Google TV (присутствующей на рынке в форме 99-долларовой приставки Logitech Revue и интегрированной в некоторые модели телевизоров Sony) нет, но известно, что покупатели встретили первую редакцию этой платформы холодно: Revue часто возвращают, а чтобы привлечь публику, Logitech и Sony были вынуждены значительно снизить цены.

Но о прекращении попыток никто и не заикается. Обратите внимание, чем занят сейчас Эрик Шмидт (бывший CEO, но по-прежнему председатель совета директоров Google): он готовит европейский запуск второй редакции Google TV (под управлением Android 3.x), планируя начать осенью с Англии, а к весне продолжить экспансию в других странах Евросоюза.

Google учла американский опыт и, параллельно с общественным мнением, пробует выйти на контакт с британскими производителями медиаконтента, заручиться их поддержкой. Вялый старт платформы компанию не тревожит: телевизор — не компьютер, люди меняют его гораздо реже. И так или иначе, уже через пять лет Шмидт надеется увидеть смарт-функционал в топовых моделях каждого производителя бытовой электроники.

Что касается Apple, аналитики дают голову на отсечение: под руководством Тимоти Кука приставка Apple TV превратится в полноценный Apple-телевизор — шикарную плоскопанельную систему, управляемую iOS. Дата ожидаемого релиза — конец следующего года.