Август выдался поистине аномально активным. Событий исторической значимости, случившихся только за последние три недели, в другой год хватило бы на целое лето: долговой кризис в США и беспорядки в Лондоне, уход из PC-индустрии крупнейшего игрока в лице HP и окончание недолгого свободного плавания Motorola Mobility, добровольная отставка Стивена Джобса, уничтожение и реанимация TouchPad и webOS, ураган Ирина. Всё это уже в прошлом, но ещё не раз аукнется по обе стороны Атлантики.

Может быть поэтому приключившаяся на минувшей неделе «маленькая» неприятность с Google — вероятно, вы слышали, что компания согласилась уплатить штраф в 500 млн. долл. за сомнительные операции на своей рекламной площадке — как-то потерялась на общем фоне. Потерялась совершенно несправедливо: поисковый гигант отныне обречён жить в тени августовского инцидента.

Когда именно эта история началась, сегодня едва ли можно установить точно. Но речь идёт о первой половине нулевых. Тогда в рекламной сети Google Adwords стали появляться объявления от канадских фармацевтических фабрик, предлагающих американцам приобрести дешёвые аналоги медицинских препаратов, в самих США продающихся только по рецепту.

Стоит пояснить, что в Штатах весьма своеобразная система оказания медицинских услуг. Мало того, что полная медстраховка по карману далеко не всем (говорят даже, что от банкротства большинство американцев отделяет всего одна серьёзная болезнь), так ещё и значительную часть лекарств невозможно приобрести без рецепта врача, а цены на них завышены в результате предполагаемого сговора производителей.

С дешёвыми аналогами патентованных медикаментов, предлагаемыми в Сети, всегда одна и та же проблема: не знаешь, где их на самом деле произвели и из чего. Так пресловутые канадские фармацевты наверняка потчевали своих американских пациентов китайскими пилюлями.
С дешёвыми аналогами патентованных медикаментов, предлагаемыми в Сети, всегда одна и та же проблема: не знаешь, где их на самом деле произвели и из чего. Так пресловутые канадские фармацевты наверняка потчевали своих американских пациентов китайскими пилюлями.

Налицо стабильный неудовлетворённый спрос на свободно продаваемые дешёвые медикаменты — и Интернет пришёлся как нельзя кстати. Уже к 2003 году появились десятки, если не сотни онлайновых магазинов для американских граждан, квартирующих в соседней Канаде и высылающих рецептурные препараты по первому требованию, понятно, без предписаний врача, да ещё и сильно (иногда на два порядка) дешевле. Канада удобна по нескольким причинам: она близко, она ассоциируется с развитым миром, но при этом её законодательство не регулирует экспорт лекарственных средств.

Размещая рекламу в Adwords и нацеливая её с помощью географического таргетинга на Соединённые Штаты, «канадцы» смогли эффективно донести до потенциальных покупателей весть о дешёвых лекарствах. Правда, ввоз таких медикаментов в США противоречит местному законодательству, но это уже проблемы продавцов. Разве должна сомнительная легальность торговых операций волновать владельцев рекламной площадки?

Впрочем, американские власти имели на этот счёт своё мнение. Раз Google получала с продвижения «серых» препаратов прибыль, то должна была подумать и о законности. Начали следствие, переросшее в двухгодичный закрытый судебный процесс, и в конце концов поисковый гигант предпочёл заключить с Министерством юстиции США соглашение, по которому выплатит полмиллиарда долларов штрафа в обмен на сохранение обстоятельств дела в тайне. Сумма отступных — одна из крупнейших в истории американского правосудия, но не она привлекла внимание прессы. Бомбой стали те самые обстоятельства, часть которых следствие было вынуждено раскрыть.

Как выяснилось, ещё в 2003 году Google была официально проинформирована одним из государственных агентств о противозаконности «серого» импорта медпрепаратов. Так что, размещая рекламу канадских партнёров и даже помогая им оптимизировать рекламные операции, компания осознанно выступала в роли пособника.

Но что означает «знала» применительно к транснациональной корпорации? Из внутренней переписки и прочих документов Google следует, что содействие «канадцам» было не частной идеей нескольких рядовых сотрудников, а корпоративным решением, принятым на самом верху. Ларри Пейдж лично был в курсе происходящего.

Google не бездействовала, нет! Она ужесточала правила и периодически обрезала доступ особенно зарвавшимся рекламодателям. Чтобы поддержать свой прогрессивный образ, в официальном блоге компании время от времени публиковались отчёты о проделанной работе: мол, всё не так просто, как кажется, и чем активней мы запрещаем, тем больше лазеек находят мошенники. Косметическая эта возня продолжалась вплоть до 2009 года, когда в Google впервые узнали о начатом властями расследовании — и немедленно приняли действенные меры, искоренившие проблему фармацевтов-нелегалов, по крайней мере для США.

Сейчас историю активно, с удовольствием комментирует сетевая пресса, акцентируя внимание на двух моментах. Во-первых, случившееся с Google в очередной раз поднимает вопрос о необходимости для интернет-компаний контролировать законность действий своих клиентов. Разве выявление преступников — не обязанность правоохранительных органов, а право определять вину и наказание не принадлежит единолично судебной системе? До какой степени государство вправе требовать от интернет-бизнеса содействия?

Американцам повезло дважды: их блюстители закона проявили бдительность, а Google зарегистрирована в США. Но ведь Сеть игнорирует государственные границы. Как развивались бы события, если б речь шла об импорте сомнительных препаратов, скажем, в Россию? Почесалась бы Google? Вряд ли. Но и должна ли она была почесаться? Тоже сомнительно.

Вправе ли одна компания контролировать всю информацию Веб? Задавая такой вопрос, давно уже не требуется пояснять, о какой именно компании идёт речь.
Вправе ли одна компания контролировать всю информацию Веб? Задавая такой вопрос, давно уже не требуется пояснять, о какой именно компании идёт речь.

Другой момент связан с имиджем Google. Пресловутое «Do no evil» (не навреди!) — давно уже не просто девиз. Вряд ли кто-то возьмётся спорить, что ИТ-бизнес прошёл тот этап, когда для успеха достаточно было технического превосходства. Посмотрите на Apple. Она стала самой дорогой компанией на планете не только потому, что иногда видела дальше других. Она стала первой ещё и благодаря окружающей её ауре уникальности.

Провожая Джобса, блоггеры не вспоминают, сколько тысяч долларов они переплатили за яблочное железо, они вопрошают: кто теперь спасёт нас от серости и дешевизны? Обыватель улыбаясь расстаётся с деньгами, если в обмен получает продукт с надкушенным яблочком на боку! С Google всё в точности так же.

Созданный её основателями образ слегка, по-хорошему чокнутого инженерного гения, пекущегося о благе человечества — этот образ невесом, но бесценен. Мы без сомнений доверяем компании самое сокровенное, и не только потому, что её сервисы удобны, но и потому, что знаем: Гугл не навредит!

Проблема в том, что светлый образ трещит по швам. Сбор данных из открытых сетей Wi-Fi, продолжающаяся слежка за пользователями Google Toolbar, скрытый географический лог на Android-устройствах, воспоминания бывших сотрудников, рисующих картину идеально отлаженного механизма для переработки информации в деньги (пусть и с костями пользователей), а теперь ещё и скандал с нелегальными медикаментами — всё это лишь часть неприятных деталей, вскрывшихся за последние месяцы.

Вряд ли прямо завтра что-то из перечисленного станет соломинкой, которая сломает хребет поисковому гиганту. Но заставить публику пересмотреть степень доверия? Возможно.