В январе, когда американская пресса мусолила тему возможного перехода компании Netflix под крыло гиганта онлайновой розницы Amazon, дискуссия в целом так и не сошла со страниц специализированных изданий, освещающих главным образом технические аспекты. Ещё меньший интерес проявили к вопросу по эту сторону Атлантики. В конце концов и слух не подтвердился, да и стоит ли разговоров бизнес, пока что относительно успешно развивающийся лишь в США и пробуксовывающий на старте в технологически отстающей Европе? Но разгребите завалы терминов и цифири — и вы увидите интереснейшую картину. Помните, как в начале «нулевых» адепты новых технологий мечтали что ещё чуть-чуть и компакт-диск прикажет долго жить? Бум DVD дал физическим носителям почти десятилетнюю отсрочку, но час расплаты настал: медленно, но верно компакт-диски уступают место интернет-потокам.

Лакмусовой бумажкой переходного этапа стала киноиндустрия. На протяжении большей части первого десятилетия XXI века продажи DVD-дисков были её главным источником дохода. В период с 2002 по 2008 покупатели DVD платили за кино больше посетителей кинотеатров, однако в последние пару лет тенденция сменилась на обратную. Сегодня назначение на должность в подразделении home entertainment — на которое возложена почётная обязанность дистрибуции DVD и новых BD — приравнивается к ссылке. Неудивительно, учитывая пикирующие второй год подряд финансовые показатели этого бизнеса. Paramount Pictures (минус 44 процента за последний квартал 2010-го по сравнению с тем же периодом годом ранее), Time Warner (минус 23 процента), Sony Pictures, News Corp/20th Century Fox — все они страдают общей болезнью слабеющих продаж домашнего видео. DVD тянет на дно и спасти ситуацию не может даже растущая популярность BD.

Второй раз за декаду аналитики констатируют печальный факт: обладание твёрдой копией, всегда считавшееся сильной стороной физических носителей (сначала CD, потом DVD, теперь BD), пасует в глазах потребителя перед фактором цен. Бестелесные видекопии в том или ином виде передаваемые от издателя к зрителю через глобальную сеть обладают нулевой себестоимостью и требуют исчезающе низких расходов на пересылку, что обеспечивает непревзойдённый запас для отпускной цены.

Эти теоретические постулаты были впервые сформулированы больше десяти лет назад, а сегодня, на примере участников рынка видео по заказу (video on demand, VOD), мы можем наблюдать воочию их практическую применимость.

Центральная идея VOD проста: предоставить зрителю возможность выбрать интересный фильм или телешоу, и как можно быстрее доставить запись на компьютер, тв-приставку, плеер или телевизор, избавив человека от необходимости вставать с дивана. Коммерчески успешный с конца 90-х, рынок VOD сегодня представляет собой огромную торговую площадку с десятками крупных участников, не меньшим количеством бизнес-моделей и форматов. Ценность момента в том, что технические различия наконец можно оставить за кадром (повсеместный скоростной выход в интернет унифицировал доступ к VOD-провайдерам) и разделить всё множество игроков на два лагеря по принципу формирования цен. Участники первого лагеря — Apple, Microsoft, Sony и другие — предлагают доступ к своим материалам с оплатой каждой контент-единицы. Попросту, покупатель может приобрести цифровую копию фильма или взять её «напрокат» (файл доступен для просмотра ограниченное время, либо интернет-поток можно посмотреть в течение некоторого срока, как правило, одних суток), но так же как и в случае с компакт-диском вынужден платить за каждый титл отдельно.

Инвесторы верят в Netflix, заменившую DVD потоковой безлимиткой.
Инвесторы верят в Netflix, заменившую DVD потоковой безлимиткой.

Второй лагерь представлен уже знакомой компанией Netflix, захватившей доминирующие позиции среди тех, кто предлагает неограниченный доступ к контенту за фиксированную сумму. Netflix начинала больше десяти лет назад как сервис по прокату DVD, доставляемых почтой (обычной, не электронной). В этой роли она прошла IPO, успела заслужить звание одного из самых успешных дот-комов, этим бизнесом занимается и сегодня, но, по прогнозу самой компании, пик доходов от проката DVD будет взят уже в следующие пять лет. Альтернативой прокату физических носителей стали интернет-потоки: оплатив годовую подписку в Netflix (месячный платёж меньше 10 долларов), клиент может смотреть столько, сколько ему захочется.

Неограниченный потоковый интернет-прокат считается золотой жилой, найденной Netflix — и, в частности, причиной того, что количество клиентов компании перевалило за 20 миллионов, а рыночная капитализация выросла в 30 раз. Пока Netflix работает в США и разворачивается в Канаде, в планах — перенос операций в Европу.

Простые правила и сравнительная дешевизна потокового сервиса Netflix (даже по сравнению с поштучными аналогами от Apple и др.) обеспечили ему фантастическую популярность на родине. Дошло до того, что кнопка с именем компании уже начала появляться на пультах ДУ современных телевизиоров и ТВ-приставок. На пользу ей и ожидающийся в наступившем году сдвиг предпочтений публики от покупки фильмов к их прокату: здесь цены Netflix вне конкуренции. Но в конечном счёте не так уж важно, кто выиграет схватку. Намного важнее сам факт зарождения тенденции, в равной степени прослеживающейся во всех сегментах home entertainment. По данным Digital Enertainment Group, совокупный объём цифровой дистрибуции в США в 2010-м составил 2.5 миллиарда долларов, продемонстрировав 19% прирост за год. Физические носители (DVD+BD) принесли 16.3 млрд. долл., что на 6% меньше объёма за 2009-й. Принимая во внимание что каждый пятый HDTV-телевизор, выпущенный в этом году, сможет обращаться к Сети (Consumer Electronic Association), а владельцы веб-телевизоров втрое более активно поглощают платный цифровой контент по сравнению с пользователями персоналок (Lovefilm), не будет большим преувеличением пообещать физическим носителям по крайней мере в киноиндустрии переход на второстепенные роли уже в ближайшие годы.

Конечно без трудностей не обойдётся. Продавцам цифрового контента ещё только предстоит одолеть инерцию его производителей, добившись права выпускать цифровые копии в продажу и прокат одновременно с DVD/BD, получить в распоряжение хиты кинопроката, наконец, достичь компромисса в вопросе стоимости. Но и техническая эволюция продолжается. Netflix и Apple стали звездами благодаря удачным ценовым находкам. Медиапромышленный консорциум Digital Entertainment Content Ecosystem (DECE) надеется зажечь сверхновый стандарт Ultraviolet, обойдя конкурентов с помощью уникального технологического решения. Несколько упрощая, Ultraviolet можно представить как облачный сервис, пользователи которого платят за пожизненные права на медиаконтент — и могут в любой момент, из любой точки планеты и любого сертифицированного устройства получить доступ к своему файлу через Интернет. Ultraviolet освобождает покупателя от проблем, связанных со старением носителей, сменой форматов, разорением отдельных компаний. Впрочем, это уже другая история.