Люди обожают теории заговора. Кто-то всерьёз верит, что всем на свете руководит некое всемирное правительство, что московские многоэтажки взрывали спецслужбы, а в «Зоне 51» прячут инопланетян. Но существуют и вполне реальные заговоры, разоблачённые документально и подтверждённые решениями судов. И в области высоких технологий таких историй немало. Вот всего лишь шесть самых известных случаев недобросовестной игры из недавнего прошлого известнейших ИТ-компаний.

1. Microsoft и Internet Explorer

Начнём с Microsoft, которая во многом задала тон своеобразной манере обращения крупных ИТ-корпораций с мелкими конкурентами. Многолетнее доминирование на любом рынке рано или поздно вызывает интерес государственных органов и обвинения в монополизме (не у нас, конечно же). Министерство юстиции США внимательно присматривалось к Microsoft ещё с начала девяностых, но лишь к 1998 году дозрело до обвинений в организации монополии и противоправных действиях в целях сохранения своего преимущественного положения.

tc-01

Одним из основных аргументов обвинения стало встраивание браузера Internet Explorer в операционную систему Windows с целью разрушения бизнеса других разработчиков браузеров. В качестве аргумента защиты Microsoft заявила, что Internet Explorer — это неотъемлемая часть операционной системы, изъятие которой невозможно. Впрочем, в суде было доказано, что это полная чепуха и что поставка Windows со встроенным браузером была организована целенаправленно, чтобы в будущем можно было регулировать доступ в интернет через операционную систему.

В свою очередь, Microsoft продемонстрировала суду две странных видеозаписи. Одна из них должна была показать, насколько медленнее функционирует Windows после изъятия из неё Internet Explorer, а вторая — как просто установить на неё браузер Netscape вместо IE. Вы будете смеяться, но в итоге выяснилось, что обе записи были сфальсифицированы! Microsoft была вынуждена признать, что обе плёнки подвергнуты монтажу, а во второй вырезана длинная и сложная часть процесса установки Netscape.

В конце концов Microsoft проиграла дело, и в июле 2000 года суд постановил, что наилучшей санкцией будет разделение компании на две, одна из которых займётся исключительно операционной системой, а другая — приложениями. Но этого так никогда и не случилось: Microsoft обжаловала это решение и добилась весьма расплывчатой формулировки, обязывающей её предоставлять клиентам возможность выбора браузера на их усмотрение. Впрочем, по какой-то причине впоследствии об этом «забыли», и уже весной 2013 года Европейский суд присудил корпорации штраф в 561 миллионов евро за нарушение антимонопольного законодательства.

tc-02

Самое поразительное в этой истории то, что уже совсем недавно Microsoft выпустила планшет Surface с операционной системой Windows RT, в которой другие браузеры можно устанавливать только при работе с «плиточным» интерфейсом Metro, но не в «классической» рабочей среде. Разумеется, ни у кого из конкурентов не было в запасе «плиточной» версии; Mozilla обещает выпустить совместимую модификацию Firefox только в декабре 2013 года. Однако пока что никто не привлекал Microsoft к ответственности за эту маленькую шалость — вероятно, из-за ничтожного уровня продаж Surface.

2. Microsoft и мелкие конкуренты

Вторая история про корпорацию Microsoft характеризует её манеру обращения с потенциальными конкурентами. В ходе судебных разбирательств Минюсту США удалось выявить фразу, которая использовалась внутри Microsoft для описания стандартной схемы взаимодействия с конкурентами: «Поддержать, надстроить и уничтожить» (Embrace, extend and extinguish). На практике этот девиз реализовывался так. Брался какой-то многообещающий продукт небольшой компании, который уже был формально или неформально признан промышленным стандартом, дополнялся какими-то собственными запатентованными разработками, после чего его создатель различными способами удалялся с рынка.

tc-03

Наглядный пример такого подхода — история компании Stac Electronics, создателя оригинальной технологии сжатия данных на диске, работающей в реальном времени. Выпущенная в 1990 году утилита под названием Stacker позволяла почти удваивать ёмкость чрезвычайно дорогих тогда жёстких дисков и одновременно ускорять их работу. В 1993 году Microsoft выпустила MS-DOS 6.0, в состав которой входила утилита сжатия данных DoubleSpace. Быстро выяснилось, что при написании этой утилиты были использованы целые фрагменты кода Stacker, ведь до этого Microsoft демонстрировала интерес к покупке лицензии на эту технологию и её специалисты имели доступ к исходному коду.

tc-04

В 1994 году Stac Electronics выиграла процесс против Microsoft и получила $120 млн в возмещение убытков, однако юристы Stac подготовили ещё один иск с требованием остановить вообще все продажи версий MS-DOS, включавших DoubleSpace. Дело кончилось тем, что Microsoft заплатила Stac $43 млн за использование патентов и дополнительно инвестировала в эту компанию ещё $39,9 млн. С тех пор о Stac Electronics мало кто слышал.

Третья история касается формата документов XML, и она вызвала огромное возмущение у сторонников свободного программного обеспечения. Дело в том, что Microsoft при «модернизации» XML применила такие компоненты и расширения, которые делали практически невозможным использование первоначального открытого кода.

В 2000 году Sun Microsystems решила сделать открытым исходный код программного пакета StarOffice и создала проект OpenOffice.org, выпустивший свободный офисный пакет, де-факто ставший потом стандартом для Linux. В качестве форматов файлов в нём использовался OpenOffice.org XML, утверждённый в 2006 году в качестве открытого промышленного стандарта ISO 26300 Международной организацией по стандартизации (ИСО).

tc-05

Разумеется, в Microsoft не обрадовались появлению бесплатного, да ещё и признанного стандартом конкурента своему пакету Office, и после этого стали происходить странные вещи. Внезапно в Редмонде объявили о создании подозрительно похожего по названию стандарта Office Open XML (OOXML) и в 2006 году попытались протолкнуть его через ИСО. В составе ИСО вдруг резко выросло число представителей от разных стран, которые дружно проголосовали за признание нового стандарта, хотя на тот момент он даже не был формально завершён. Это голосование вызвало бурю возмущения у многих стран-участниц и серьёзно подорвало доверие к самой системе ИСО. Несмотря на многочисленные протесты, OOXML был всё-таки утверждён в 2008 году в качестве стандарта ISO 29500. Не открытого, а проприетарного, конечно же. Желающие использовать — извольте заплатить.

tc-06

Что касается проекта OpenOffice.org, то он существует до сих пор, и в нём применяется уже другой открытый формат файлов OpenDocument, основанный на первоначальном стандарте ISO 26300.

3. Intel и Rambus

Как ни странно, в этом случае главным пострадавшим оказалась гигантская корпорация Intel, а название Rambus стало синонимом патентного тролля, из-за непомерных аппетитов уничтожившего самого себя.

Когда в ноябре 2000 года Intel выпустила первые Pentium 4, основанные на принципиально новой микроархитектуре NetBurst, представители компании подчёркивали, что для такого мощного процессора требуется память с высочайшей пропускной способностью, которую способна обеспечить только DRDRAM (Direct Rambus DRAM). Новые чипсеты и системные платы были рассчитаны исключительно на такую память, которая была настолько дорогой, что Intel даже прилагала такие модули к первым серийным моделям — чтобы поддержать интерес покупателей.

Intel заключила с Rambus долгосрочное лицензионное соглашение, по которому все новые модели микропроцессоров должны были работать только с этим типом памяти. По условиям сделки Intel также приобрела миллион акций Rambus по цене $10 за штуку. За производство памяти DRDRAM Intel заплатила $500 млн компании Micron Technology и $100 млн — Samsung Electronics.

tc-07

Но всё пошло совсем не так, как планировалось. Быстро выяснилось, что для нормальной работы Pentium 4 вполне хватает намного более доступной памяти DDR2, и компании SiS и VIA развернули производство альтернативных наборов системной логики. А потом очень неожиданно для Intel повела себя и сама Rambus.

Дело в том, что ещё в начале девяностых она вошла в комитет JEDEC, занимающийся стандартизацией в области полупроводниковой индустрии. Для вступления в эту организацию компания должна подписать соглашения о неразглашении данных, поскольку в самом процессе выработки стандартов вся интеллектуальная собственность становится известна всем членам комитета. Однако к 1996 году для Rambus стало очевидно, что JEDEC не намерена рассматривать DRDRAM в качестве потенциального промышленного стандарта, поэтому она вышла из этой организации, и тут раскрылось много интересного.

Оказалось, что Rambus без лишнего шума патентовала практически все перспективные технологии, о которых её представителям могло было стать известно только благодаря участию в JEDEC. Но при исходе Rambus этому не придали особого значения, и всё началось только в 2000 году, когда у компании появились средства и фактическая поддержка Intel. Именно тогда на производителей памяти PC-100 SDRAM, PC-133 SDRAM и DDR SDRAM посыпались многомиллиардные иски за незаконное использование патентов Rambus на принципиальнейшие детали этих технологий. Судебные разбирательства продолжаются с переменным успехом по сей день: NVIDIA и HP в своё время потерпели поражение, а Micron Technology и Hynix Semiconductor выиграли процессы. При этом постепенно признаются недействительными ключевые патенты Rambus как полученные мошенническим путём.

В этой истории интересно, насколько быстро Intel дистанцировалась от скандального партнёра и от самой дорогостоящей технологии DRDRAM, по сути, вредящей продажам. В свою очередь, крупные производители памяти Infineon, Micron и Hynix заключили негласное соглашение о демпинговом снижении цен на SDRAM, чтобы таким нехитрым способом убрать Rambus с рынка. В итоге рыночная доля памяти DRDRAM так никогда и не превысила 5%, и она осталась лишь экзотическим памятником жадности своих создателей.

4. Ценовой сговор производителей DRAM

Как вам уже понятно из истории с Rambus, производители оперативной памяти тоже вполне способны на тайные альянсы и сговоры против конкурентов. В 2002 году на основании старейшего антимонопольного закона, Акта Шермана 1890 года, Министерство юстиции США начало расследование о договорном установлении спотовых цен (то есть цен на уже выпущенный товар на условиях немедленной поставки — в отличие от фьючерсов с отложенным исполнением обязательств) производителями оперативной памяти. Поводом для открытия дела стали жалобы крупных сборщиков компьютеров, включая Dell и Gateway, которых возмущала невозможность добиться значимых скидок при крупнооптовых заказах.

В ходе расследования выяснилось, что в течение длительного времени цены на оперативную память регулировались искусственно промышленным картелем, в который входили компании Elpida, Hynix, Infineon, Micron Technology и Samsung. Несмотря на то что все эти фирмы выпускали память в достаточных объёмах, чтобы её рыночная цена постоянно снижалась, картель не давал спотовым ценам опуститься ниже оговорённого уровня. Выявить «партнёров» помогла противоестественная синхронность изменения цен, которая могла быть только результатом сговора.

Участникам картеля были присуждены крупные штрафы: в частности, Infineon заплатила $160 млн, а Hynix — $185 млн. Но если вы думаете, что это конец истории, то вы заблуждаетесь. Уже в 2013 году у наблюдателей появились подозрения о новом сговоре производителей памяти, поскольку в условиях снижения спроса на персональные компьютеры и оперативную память спотовые цены на DRAM внезапно стали повышаться. Между тем круг подозреваемых значительно сузился, ведь сегодня осталось лишь три крупных игрока на этом рынке — Samsung Electronics, SK Hynix и Micron Technology.

5. Ценовой сговор производителей ЖК-панелей

Другая замечательная компания подобралась среди производителей жидкокристаллических панелей: ещё в начале 2000-х такие панели стоили неприлично много, а уровень брака превышал все принятые нормы. Тем не менее с 2001 до 2006 года цены на ЖК-панели держались на очень высоком уровне — пока внезапно не обрушились.

А произошло вот что. Как стало известно ФБР, сразу после печально известных событий 11 сентября 2001 года руководство нескольких азиатских производителей ЖК-панелей встретилось в одном из тайваньских отелей, чтобы договориться о единых мировых ценах на свою продукцию. В течение последующих четырёх лет заговорщики ежемесячно встречались, чтобы обменяться информацией об объёмах производства, поставках, спросе и ценах.

SONY DSC

Но в середине 2005 года возникла проблема: о картеле прознали другие производители ЖК-панелей, которых в своё время не пригласили к разделу пирога. В результате этого встречи заговорщиков становились всё более секретными, а когда стало известно о расследовании Минюста в отношении производителей DRAM, «бизнесмены» стали появляться на публике только парами. Но и это не спасло любителей от профессиональных агентов — из ФБР.

В итоге крупнейший тайваньский производитель ЖК-панелей AU Optronics был вынужден заплатить штраф в размере $500 млн, а двое из его бывших топ-менеджеров были приговорены к трёхлетнему тюремному заключению. Впрочем, овчинка стоила выделки, ведь сами участники картеля никак не пострадали от этих штрафов: общая сумма продаж одной только AU Optronics и лишь в США по искусственно фиксированным ценам составила $2,34 млрд, а в мировом масштабе, по оценке ФБР, «партнёры» выручили примерно $71,9 млрд.

6. Apple и электронные книги

Любимая компания любителей изящного тоже весьма преуспела в закулисных сделках и переговорах. Незадолго до выпуска первого планшета iPad, в январе 2010 года, тогдашний глава Apple Стив Джобс задался целью переманить покупателей электронных книг из магазина Amazon в собственный книжный магазин iBooks Store. Но для этого он избрал весьма своеобразную тактику — не понижать, а, наоборот, повышать цены.

Джобс связался с крупнейшими издательствами — HarperCollins, Macmillan Publishers, Penguin Books, Simon & Schuster и Hachette Book Group — и предложил им продавать электронные книги дороже, чем в Amazon, но только через iBooks Store. Если Amazon установил цену в $9,99, то Джобс предложил $12,99 или даже $14,99, но не выше. При этом, естественно, такие книги рекомендовалось не предоставлять Amazon и даже изъять с его виртуальных полок «во избежание пиратства».

Из электронной переписки Стива Джобса с главой издательства HarperCollins Джеймсом Мёрдоком
Из электронной переписки Стива Джобса с главой издательства HarperCollins Джеймсом Мёрдоком.

Здесь нужно пояснить, что стандартные условия Amazon не очень привлекали издателей: $9,99 за книгу в большинстве случаев было намного меньше стандартной цены на «бумажную книгу», что грозило разрушить их основной бизнес, а сами они не могли диктовать цены. В свою очередь, магазин Amazon был заинтересован именно в демпинге, который стимулировал продажи ридера Kindle. Apple же предложила «агентскую модель», по которой издатель сам устанавливал бы цены, а агент получал бы свои 30% комиссионных. То есть то же самое, что уже было отработано в магазине приложений App Store.

В конце концов соглашение было достигнуто, и в одном из интервью Джобс даже хвастливо проговорился, что скоро все цены на электронные книги будут одинаковыми. Откуда он это мог знать, если не участвовал в сговоре?

Однако издателям нужно было продавать книги, и поэтому всего 37 названия были сняты с продажи в Amazon. Но в результате цены на электронные книги действительно поползли вверх, и сама схема выплыла наружу. В 2013 году дело о сговоре попало в американский суд, издатели пошли на сделку с Министерством юстиции, заплатили штрафы и вроде бы мирно разошлись. Но Apple внезапно решила обжаловать судебное решение на основании того аргумента, что Amazon монополизировала рынок (который, между прочим, сама же и создала), а Apple с партнёрами по картелю была единственным противовесом. Пока не очень понятно, какую цель на самом деле преследует Apple, подавая такую апелляцию, но продолжение явно обещает быть интересным.