Публике свойственно время от времени увлекаться какой-нибудь забавной вещицей, но не так уж часто доводится наблюдать, как вслед за обывателем начинает сходить с ума и серьёзная пресса. Сейчас как раз такой редкий случай: вот уже вторую неделю деловые СМИ нарезают круги вокруг смешного вообще-то доткома Snapchat. Если вы никогда о нём не слышали, вам, вероятно, значительно больше 20 лет — тогда как костяк снэпчатовской аудитории значительно моложе.

Попросту, Snapchat — это мобильное приложение, с помощью которого делаются и рассылаются друзьям моментальные фото или короткие видеоролики. Фишка в том, что фотография самоуничтожается через несколько секунд просмотра. Такой, знаете, инстаграм быстрого употребления. Вам смешно? А вот инвесторам ничуть. Двух лет от роду, Snapchat уже получил два транша инвестиций на общую сумму свыше 14 миллионов долларов и будущее рисуется в светлых тонах.

Как компания Snapchat скроена по лекалам пятнадцатилетней давности. Во-первых, за ней стоят двое (теперь уже бывших) студентов, Эван Шпигель и Боб Мёрфи, минимум один из которых бросил учёбу ради общего дела, не дотянув до диплома буквально нескольких месяцев. Во-вторых, начиналась она без всякого финансирования извне, на чистом энтузиазме. В-третьих, дорога из грязи в князи была чрезвычайно короткой: два года назад над прототипом приложения ещё смеялись однокурсники Шпигеля, год спустя с его помощью пересылалось 25 фотографий каждую секунду, а сегодня каждые сутки проходит 60 миллионов фото– и видеосообщений.

Согласно легенде, Митч Лэски из венчурного фонда Benchmark Capital, организовавшего первый раунд финансирования, наткнулся на Snapchat по наводке несовершеннолетней дочери, когда та поставила это приложение в один ряд с Фейсбуком и Инстаграмом (фото: Snapchat.com).
Согласно легенде, Митч Лэски из венчурного фонда Benchmark Capital, организовавшего первый раунд финансирования, наткнулся на Snapchat по наводке несовершеннолетней дочери, когда та поставила это приложение в один ряд с Фейсбуком и Инстаграмом (фото: Snapchat.com).

Наконец, в-четвёртых, денег Snapchat до сих пор не делает и этого не стыдится. Да и чего ради? Инвесторы и без того выстраиваются в очередь, а ежемесячная посещаемость растёт теперь вдвое — и компания только что получила престижную награду Crunchies в номинации «Самый быстрорастущий стартап».

На данный момент Snapchat входит в тройку самых популярных фото– и видеоприложений Apple App Store (есть и версия для Android), наглядно отражая потребность публики в противоядии от чумы, поразившей Сеть. Приватности больше нет. Корпорации скрупулёзно собирают и анализируют каждый бит из личной жизни человека, случайная фотография или сообщение могут стать поводом для развода или краха карьеры. Дети и молодёжь вообще страдают особенно сильно: за ними, ко всему прочему, наблюдают родители и учителя. Так что совсем не случайно именно юное поколение первым открыло для себя прелести «скоропортящегося медиа».

Контент из Snapchat вынести нельзя. Точнее, для этого не предусмотрено стандартных средств (нестандартные трюки конечно же существуют: при некоторой ловкости рук можно ухитриться сделать скриншот). Автор фотографии сам определяет, сколько секунд его друзья смогут лицезреть снимок — и может быть спокоен: единожды просмотренный, снимок действительно исчезнет навсегда. Таким образом Snapchat дарит своим пользователям удовольствие общения без боязни непредвиденных последствий: можно не особенно задумываться над тем, как вы получились на фото — в отличие от Facebook или «В Контакте», оно не будет лежать на вашей страничке годами, его не утащат и не прокомментируют враги, оно не попадётся на глаза работодателю или супруге.

С этим пересекается и вторая вероятная причина популярности Snapchat. Среднестатистический сетянин устал от причёсанного, полированного контента. Не пускать в Сеть ничего компрометирующего, ничего двусмысленного или опрометчивого вошло у нас в привычку. А в Snapchat никогда не знаешь, чего ждать от друзей, не говоря уж о малознакомых контактах. Здесь пользователи не боятся отправлять банальности, некрасивости, грубости, сальности, странности — и это смотрится выигрышно на фоне чересчур правильных обычных соцсетей.

Цукерберг, кстати, к Снэпчату очевидно приценивался: пару месяцев назад он лично навестил штаб-квартиру компании, о чём-то там с ребятами говорил, но ушёл ни с чем и вскоре Facebook запустила собственное приложение для самоуничтожающихся сообщений (Poke). Результат, впрочем, вышел парадоксальным: Poke (равно как и многие другие клоны) теперь почти незаметен, тогда как Snapchat вступил в фазу взрывного роста.

Эван Шпигель и Боб Мёрфи. Не самое удачное PR-фото, верно? Но в этом весь Snapchat! (фото: Evan Spiegel)
Эван Шпигель и Боб Мёрфи. Не самое удачное PR-фото, верно? Но в этом весь Snapchat! (фото: Evan Spiegel)

О чём разговаривают его пользователи? Шпигель и Мёрфи всегда рассматривали свой продукт как средство для лёгкого общения, делая акцент на освобождении от необходимости думать над сообщением слишком долго. Но многие снэпчатовцы понимают эту лёгкость по-своему. Считается (подтвердить это документально по понятной причине трудно), что стержнем для разговоров в Snapchat является так называемый секстинг: своего рода виртуальный флирт, обмен фривольным контентом.

Это в свою очередь порождает опасения, что Snapchat так никогда и не сможет превратиться в полноценный бизнес: ну кто, скажите, захочет вложиться или тем более размещать рекламу на ресурсе, где подростки дискутируют на «скользкие» темы, а может и — не приведи господи! — что-то там друг другу демонстрируют?

Однако практика страхи не подтверждает. Что касается инвесторов, они, похоже, запали не столько на темпы роста, сколько на тот факт, что Snapchat предлагает действенное решение для реально существующей проблемы. Согласно статистике для тех же США (данные Pew Research), в минувшем году почти двое из каждых трёх американцев удаляли или отказывались от установки приложений из-за боязни утечки данных личного свойства. На этом фоне Snapchat с его принудительной «автоматической приватностью» выглядит поистине спасательным кругом. И ничего удивительного, что с учётом влитых в неё денег, компания уже стоит 70 млн. долл. (недурно для коллектива из десяти человек!).

Что же касается рекламодателей и вообще потенциальных деловых партнёров, их страхи планируется компенсировать за счёт уникального свойства собранной Snapchat аудитории: её внимательности. Дело в том, что типичный пользователь Snapchat постоянно пребывает в состоянии повышенной концентрации. У него попросту нет выбора: когда сообщения «живут» всего несколько секунд, легко, зазевавшись, пропустить что-нибудь важное. Таким образом, если время от времени разбавлять сообщения друзей рекламными вставками, теоретически, можно добиться сильного обратного эффекта. Реклама здесь должна усваиваться куда как лучше, нежели, скажем, обычные баннеры в Сети.

Впрочем, последнее ещё только предстоит доказать. Пока Snapchat наслаждается стремительным ростом пользовательской массы и строит планы на будущее, надеясь пригодиться каждому, кто не желает оставлять цифровых следов. Идея весьма расплывчатая, но Twitter когда-то начинала и с меньшего.