За последнее время я посетил несколько мероприятий, посвященных большим данным. Скажу честно, меня не интересует эта технология сама по себе. Я не заказчик. И общее понимание сути Big data у меня вроде бы сложилось. Очень-очень неглубокое. Ме-е-е-ленькое такое, как лужица. Но для редактора и журналиста — вполне достаточное. Мне эти штуки не внедрять. Мне про них нужно уметь разговаривать с людьми. С теми, кто продает. И с теми, кто покупает. Зачем тогда таскался на пресс-конференции? Мне было интересно, как поставщики Big data рассказывают про новые решения журналистам. Чтобы уже через них дотянуться до заказчика. Так вот, выглядит всё это крайне печально. Коротко расскажу — почему.

Вот классический формат пресс-конференции, посвященной Big data.

Сначала — банальности, о которых и так известно. Ключевой спикер рассказывает о том, как быстро растут объемы данных во всем мире. Затем коротко намечает основные контуры решений в этой сфере, упоминает о «трех v» (volume, velocity, variety). Уверяет, что всем вокруг давно уже требуются решения для быстрой обработки огромных массивов информации, представленной как в структурированной, так и в неструктурированной форме. И — тут же переходит к презентации нового продукта. Который, разумеется, быстрее, чем у конкурентов и всеяднее. А уж по «грузоподъемности» — и вовсе чемпион. Пережевывает любые data вне зависимости от того, насколько они big.

Наконец, наступает время вопросов. Журналисты технических изданий интересуются программно-аппаратными деталями. Все остальные — спрашивают про отрасли, в которых эти чудесные технологии полезнее всего применять. И о конкретных примерах («А где это уже работает?»).

Спикеры отвечают. И — все расходятся, довольные друг другом. Фуршет — это святое.

А мне почему-то постоянно кажется, что кофе пить рано. Что поставщики НИЧЕГО НЕ РАССКАЗАЛИ. И что журналисты, извините, ничего НЕ ПОНЯЛИ. И большой вопрос — что они «передадут» в своих статьях заказчикам, живописуя прелести Big data. Может быть лучше вообще ничего не пересказывать? Во избежание конфузов?

Вообще говоря мы уже не в первый раз наблюдаем одну и ту же историю. Вендоры начинают «двигать» в нашей стране новые продукты, не озаботившись предварительной артподготовкой. По логике вещей, сначала было бы полезно помочь и заказчикам, да и журналистам СМИ (как «айтишных», так и деловых) научиться задавать правильные вопросы. А уже потом давать на них ответы. Но… С Big data в России, как мне кажется, всё происходит как обычно. То есть — в обратном порядке.

Производители сразу выводят на линию огня сейлзов, умеющих популяризировать конкретные решения. Хотя первыми в атаку должны были бы пойти евангелисты. В итоге получается какая-то каша. Люди, к которым обращены зажигательные «продуктовые» агитки, задают сущностные вопросы. На которые менеджеры по распространению готовой продукции ответить не в силах. Просто потому, что в головах у них сидит вызубренная от и до презентация, которую они и воспроизводят с любого места и в любом порядке. Этакие «органчики», как у градоначальника Брудастого. Сегодня мероприятие в Москве. Завтра в Стамбуле. После завтра — еще где-нибудь в «регионе EMEA». А текст — один.

Диалоги на мероприятиях получаются примерно такие:

Журналист 1: Слушайте, а зачем вы приводите примеры со счетами-фактурами? У нас в стране только-только налаживается электронный документооборот в b2b. Может быть есть другие показательные применения технологии?

Сейлз: Наш новый продукт готов работать в любых условиях и решать любые задачи. Наша миссия… [далее — партия «органчика»]

Журналист 2: Можете привести конкретные примеры работы предиктивной аналитики?

Спейлз: Наш новый продукт поддерживает предиктивную анлитику. Наша миссия… [снова ария «органчика»].

Журналист 3: Не могли бы вы пояснить, как стыкуются решения в сфере бизнес-аналитики и Big data?

Сейлз: Наш новый продукт предоставляет обширный аналитический инструментарий. Мы стремимся к тому, чтобы каждый клиент… [щелчок в мозгу и — «органчик» снова выдает презентацию].

Ну, собственно, а потом объявляется кофе-брейк.

По-моему, у больших данных в России действительно возникает большая проблема. Пресловутое «big» оказывается главным. Все говорят о скорости, объемах данных. О КОЛИЧЕСТВЕННЫХ показателях. Хотя главный фокус современных решений для обработки больших данных — это, по сути, извлечение знаний из огромных массивов фактографии. И — новое качество управления бизнесом, которое возникает благодаря применению этого инструментария.

Некоторое время назад я попросил генерального директора одной из ведущих интеграторских компаний простыми словами объяснить мне, что же такое решения для работы с большими данными. И чем «на верхнем уровне» Big data отличаются, например, от решений класса BI (Business Intelligence).

Ответ был коротким и ёмким: «BI — это история, когда есть все-таки какой-то заранее заданный паттерн обработки данных. А Big data — тот самый случай, когда паттерн, строго говоря, не известен».

В этот момент весь теоретический мусор о Big data, который застрял в моей голове, мгновенно структурировался. Как в школьном опыте, когда под дощечку, на которой набросана металлическая стружка, подводят магнит.

Прежде чем продавать продукт, неплохо бы объяснить клиентам, зачем им нужна сама технология Big data
Прежде чем продавать продукт, неплохо бы объяснить клиентам, зачем им нужна сама технология Big data

Почему гендиректор российской ИТ-компании может в двух словах объяснить, что такое Big data, а сейлзы компаний-производителей — не могут и развлекают аудиторию звуками маркетингового «органчика», популяризирующего конкретный продукт? Да потому что гендиректор интеграторской компании НЕ ПРОДАЕТ ПРОДУКТ. Он продает решение проблемы — бизнесу. А прежде — помогает заказчику эти проблемы осознать, локализовать, прояснить, осмыслить, конкретизировать.

Я, в общем, давно уже ничему не удивляюсь. Но все чаще возникает ощущение, что мир перевернулся с ног на голову. Вендоры вместо того, чтобы делать «presale», формировать и будить спрос, четко и внятно объясняя, какие именно задачи российских предприятий способны решать технологии нового поколения, просто привозят продуктовые презентации. То есть пытаются торговать (в том числе из президиумов пресс-конференций) ответами на вопросы, которые у рынка ЕЩЕ НЕ ВОЗНИКЛИ.

А вот системные интеграторы, которым, по логике вещей, полагается приходить на вспаханное вендорами поле и внедрять конкретные продукты, заняты почему-то вопросами повышения квалификации заказчиков. Как бы за свой счет. И уже на их плечах к заказчикам торжественно въезжают новые разработки производителей.

И, конечно же, очень грустно, что вендоры (а это видно по всему) до сих пор продолжают адресовать свои посылы исключительно директорам по ИТ. Хотя в применении решений Big data заинтересованы, на самом деле, функциональные заказчики. В крупных исследовательских лабораториях, занятых поиском лекарств против рака, это — исследователи. В розничных банках — люди, выстраивающие новые формулы взаимодействия с клиентами. В нефтянке — те, кто стремится заменить бурение пробных скважин (тут одна «дырка» — от миллиона долларов) компьютерным анализом геодезических данных. В сетевом ритейле — менеджеры по закупкам, пытающиеся гармонизировать свою деятельность с фактической активностью покупателей. Но с ЭТИМИ людьми надо говорить иначе. Другими словами. Им нужны реальные кейсы. Узнаваемые «картинки». И им уж точно не интересно, на дисках будет лежать база данных, или на лентах. В «облаке» или в собственном дата-центре. Это где-нибудь за углом поставщики обсудят с CIO.

А самое замечательное в том, что разговаривая с функциональными заказчиками (а не только с CIO) на нормальном человеческом языке, поставщики ИТ смогут уронить зерно понимания и в головы технологических журналистов. Которые, в таком случае, действительно смогут что-то «донести». Кроме перепечатывания пресс-релизов и фрагментов из корпоративных агиток.

Не знаю, может быть я просто старый стал. Или давно не захаживал на пресс-конференции ИТ-компаний — с тех пор, как переместился из «компьютерной» журналистики в деловую (а ведь уж десять лет скоро, однако!). Но создается ощущение, что в коммуникациях на рынке ИТ ничего не изменилось. А то и хуже стало.

В середине 90-х к нам часто приезжали иностранные гуру, которые не пытались сразу продать продукт, а проводили подготовительную работу. И уже потом начиналась, собственно, продажа. Теперь же — какой-то рыночный гоп-стоп. Покупайте, граждане, нашу бигдейту. Пригодится! Хорошая вещь. Ведь наша миссия…

Щелчок. Еще щелчок. А, вот он, этот слайд в голове спикера. И — пошел играть «органчик».