Ввиду тотальной экспансии планшетов корпорация Intel, известная широкой публике главным образом в качестве ведущего мирового производителя процессоров для традиционных компьютеров (десктопов и ноутбуков), оказалась в непростом положении. Ввиду экономических сложностей во всём мире и сокращения спроса на персональные компьютеры, у компании снизились прибыли, причём довольно существенно. Как Intel видит ситуацию с компьютерным рынком в целом и что планирует предпринимать в ближайшем будущем, «Компьютерре» рассказывает руководитель российского офиса корпорации Дмитрий Конаш.

— Начнём относительно издалека. Каково мнение Intel по поводу дальнейшей судьбы персонального компьютера в его традиционном виде?

— Очень хороший вопрос. Мне кажется, что некоторые тенденции лежат на поверхности, поскольку данные говорят сами за себя. Если мы посмотрим на последние, скажем, 12 месяцев, мы увидим, что по всему миру продажи традиционных компьютеров несколько снизились, а продажи таких устройств, как планшеты и телефоны, выросли очень большими темпами.

Дмитрий Конаш, Intel, Россия
Дмитрий Конаш, Intel, Россия
Но это то, что лежит на поверхности. Если копнуть глубже, то мы увидим, что в области мобильного сегмента или переносных устройств происходит очень значительная трансформация. Компьютеры уменьшаются в толщине, увеличивается время работы от батареи, и появляются новые характерные черты, которых раньше не было: например, более высокая защищённость данных (в том числе и на аппаратном уровне), и так далее.

Очевидно, что вся технология персонального компьютинга смещается в сторону мобильности. Мы видим, что инициатива, которую мы запустили по ультрабукам, набирает скорость, поскольку новые модели-трансформеры, которые можно использовать и для потребления контента, то есть как планшеты, и для создания контента — как ноутбуки. Эта тенденция набирает скорость. Продажи очень быстро растут, и мы думаем, что за такими устройствами будущее именно для тех людей, которые не только потребляют контент, но его и создают. ПК и планшеты никуда не уйдут, смартфоны никуда не уйдут, мобильные компьютеры ждёт дальнейшая трансформация в инновационные форм-факторы. Уменьшение толщины, больше «жизни» от батарейки, больше удобства для потребителя.

— На ваш взгляд, десктопы отомрут вообще или нет, или у них будут какие-то свои ниши, в которых они будут в безопасности?

— Наше представление о том, что классические десктопы в той их форме, которую мы знали 20 лет – коробка бежевого цвета, которая стоит под столом, — видимо, уходит в прошлое.

Опять-таки на это по-разному можно смотреть: некоторые корпорации, финансовые компании или предприятия оборонного сектора, например, вообще не приветствуют, чтобы сотрудник работал с данными, которые можно вынести на каком-то носителе из помещения.

Они и впредь будут использовать терминальные устройства, не подлежащие выносу из здания. Конечно, такие устройства будут сжиматься в размерах, потреблять меньше электроэнергии, но всё равно с некоторой долей условности их можно будет называть десктопами. Второе направление, в котором будет происходить трансформация десктопа, — это то, что называется «всё в одном», устройства All-in-One. Мы видим быстрый очень рост таких устройств по всему миру на сегодняшний день, и в том числе в России.

— Минувшей осенью стартовали продажи Windows 8. Всё чаще приходится слышать, что эти продажи идут не настолько хорошо, как хотели бы все заинтересованные стороны. Но «не настолько хороши» они сами по себе или речь идёт о чьих-либо не оправдавшихся ожиданиях?

— Здесь я могу ссылаться только на то, что, так же как и вы, читаю в интернете. Да, приходится читать, что «продажи ниже ожиданий». Но я не обладаю достаточной статистикой на сегодняшний день, чтобы делать какие-то количественные выводы. И потом, ниже ожиданий – чьих ожиданий? Ниже ожиданий Microsoft? Microsoft говорит, что по их ожиданиям всё нормально. Ниже ожиданий рынка? По моему мнению, делать выводы несколько преждевременно. Я бы дождался лета. Потом уже можно будет говорить о чём-то более-менее предметно.

— Дело в том, что перед выпуском Windows 8 было очень много разговоров о том, что на фоне общего снижения продаж PC именно как платформы ОС Windows 8 должна была стать её, так сказать, «спасителем» — или, во всяком случае, вызвать некоторый ренессанс. Сейчас вот пока ренессанса вроде бы не наблюдается. С точки зрения Intel, как обстоит дело?

— Я думаю, что это хорошее замечание, и действительно, многие аналитики ожидали того, что уже в четвёртом квартале мы увидим оживление продаж персональных компьютеров во всемирном масштабе, как раз-таки связанное с Windows 8. Сейчас сложно судить, почему продажи четвёртого квартала получились такими, какими получились, и где там роль Windows 8. Могу сказать, что лично мне хотелось бы, чтобы этот всплеск был выше, потому что, если мы посмотрим на данные уважаемых аналитиков, видно, что четвёртый квартал по всему миру по продажам в штуках оказался хуже, чем четвёртый квартал 2011 года в целом по миру.

В России есть рост. Декабрьских данных по продажам мы ещё не видим, поэтому судить рано, но предварительные данные показывают, что, с точки зрения количества именно компьютеров – я сейчас говорю только про PC, без учёта планшетов и смартфонов, – продажи ПК в России немного подросли.

Хотелось бы, чтобы на волне Windows 8 они подросли побольше? Конечно, хотелось бы. Значит ли это, что у Windows 8 есть какие-то фундаментальные проблемы? Я не знаю, я не готов судить. Я лично хотел бы посмотреть, что будет в ближайшие шесть месяцев. Ну и потом, то, что не является секретом рынка – российского конкретно, – что ожидания всех участников рынка от третьего квартала были высокие, а реальные результаты оказались ниже. И большое количество компьютеров, которые, как предполагалось, потребители должны были купить в третьем квартале, к сожалению, остались у дистрибьюторов, на складах и в магазинах, и постепенно показатели по не распроданным устройствам перетекли в четвёртый квартал. И хотя я не вижу окончательных цифр, у меня ощущение, что какая-то часть, к сожалению, перетекла и в первый квартал тоже.

И вот тут картинка усложняется, потому что многие из этих устройств, а на самом деле большинство, приехали сюда в третьем квартале, то есть без Windows 8. А наши ритейлеры и дистрибьюторы не станут завозить огромное количество новых компьютеров на Windows 8 до того, как продадут компьютеры на Windows 7.

— То есть получается такая «автомобильная пробка» в продажах?

— Да, но я бы не торопился делать какие-то предварительные выводы по поводу Windows 8. Я лично хотел бы подождать, посмотреть. И хочу сказать, что, конечно, я коллегам из Microsoft желаю удачи, наше сотрудничество с этой компанией имеет длительную историю.

Кстати говоря, сейчас у нас есть планы по совместному продвижению наших новых технологий и Windows 8 в ритейле по всему миру, в том числе и в России. И я ожидаю, что в ближайшие месяцы мы будем делать больше, чем мы делали в четвёртом квартале.

— Вы не могли бы рассказать немного об этих новых технологиях, которые вы планируете продвигать вместе с Microsoft?

— Ну, безусловно, это всё, что связано со словом «touch», то есть тач-интерфейсы. Мы понимаем, что пользователи испытывают огромный интерес к ним. «Таблетки», которые растут большими продажами, — лучший показатель. И, с одной стороны, как аппаратная часть, так и программная часть этих новых продуктов — с нашей стороны, это ультрабуки, трансформеры, рассоединяемые устройства, где экран может отсоединиться от клавиатуры и представлять, по сути дела, отдельный пользовательский гаджет, – все эти новинки с аппаратной стороны прекрасно дополняются Windows 8 как операционной системой, и вот этот сигнал мы бы с Microsoft хотели донести до потребителя.

Нашла ли индустрия новую форму, которая закрепится на рынке? Опять-таки трансформеры могут выглядеть по-разному – где-то экран так переворачивается, где-то иначе; также появились так называемые слайдеры, и так далее. Вариантов на рынке сейчас много, эти устройства появились в четвёртом квартале в продаже. Поэтому судить о том, какой из этих новых форм-факторов устройств-трансформеров будет самым удачным, я не могу, мне кажется, судить рано. Мы видим один интересный тренд, который, я думаю, может быть интересен вашим читателям именно в области мобильности: доля устройств на процессорах с ultra-low-voltage (ULV) – с ультранизким напряжением – по всему миру увеличилась в 2012 году в разы по сравнению с 2011 годом.

Что это даёт пользователю? Дополнительное время работы батареи, в первую очередь. Второй большой плюс – такие устройства отдают меньше тепла в окружающую среду, соответственно их не нужно охлаждать.

У некоторых устройств с ULV процессорами нет вентилятора, им достаточно обычных условий для охлаждения. Так вот, всё говорит о том, что производители, которые строят свои линейки продуктов, начинают с ультрабука как premium-продукта, но понимают, что далеко не все могут и готовы позволить себе ультрабук. Поэтому и другие линейки продуктов классом ниже, чем ультрабук, зачастую выполняются на процессорах с ультранизким напряжением. Почему? Потому что таковы ожидания потребителя: «Хорошо, я не куплю ультрабук, но всё равно могу купить вот этот тонкий и симпатичный компьютер, более изящный, чем предыдущее поколение устройств, который я могу себе позволить».

Почему я об этом рассказываю? В индустрии за 2012 год произошла существенная трансформация. Компьютеры мобильные в среднем стали существенно тоньше по сравнению с моделями 2011 года и дольше живут от батареи. И мне кажется, этот тренд вскоре станет адекватно восприниматься и потребителями, и прессой.

— Кстати, планируется ли в официальную спецификацию ультрабука внести тачскрин?

— Он будет внесён начиная с первого апреля. Это уже объявлено нашим партнёрам. В официальной спецификации с первого апреля – тачскрин.

— То есть ультрабуки без тачскринов в дальнейшем просто уже не будут выпускаться?

— Да, с первого апреля. Понятно, что те вещи, которые произведены и стоят на полке, – это тоже ультрабуки, но новые устройства, которые с первого числа будут поступать в продажу, будут называться ультрабуком и маркироваться как ультрабук только в том случае, если есть тач. Возвращаясь к вашему вопросу об отношении к тачу:отношение исключительно положительное. Зачем отвергать то, чем люди пользуются?

— Как вы считаете, в принципе, можно ли говорить о нарастающей консьюмеризации портативных компьютеров в целом?

— Мне кажется, и да, и нет. С одной стороны, все мобильные устройства на полках стали в среднем заметно тоньше, увеличилась также «жизнь» батареи. С другой, диапазон устройств, то есть номенклатурный ряд, расширился. И те же ультрабуки-трансформеры – только одна его часть. И этот тренд тоже необходимо иметь в виду.

Расширение диапазона предложений связано с тем, что производители компьютеров стремятся найти новые ниши, чтобы дифференцировать свою продукцию и разработки, обеспечив дополнительную прибыльность этого продукта. Если ты такой же, как и три или четыре других производителя, и отличается твой компьютер только цветом, то что дальше? Человек пришёл, посмотрел – и всё, пошло давление по цене. А так люди говорят: окей, этот компьютер хорош для просмотра фильмов, этот компьютер хорош, если вы много фотографий обрабатываете, этот хорош как домашний сервер, хотя никакой это не сервер, а просто нормальный компьютер. Так и происходит.

Третья интересная вещь, которая произошла в 2012 году и о которой компьютерная пресса уже очень много писала, — это то, что крупные корпорации всё чаще должны мириться с тем, что к ним приходят сотрудники и говорят: «Вот этот корпоративный компьютер, который я могу получить как рабочий инструмент, мне не нравится. Я хочу использовать для работы своё устройство, за которое я заплатил деньги».

Тенденция bring your own device — это реальность. Если мы с вами вернёмся на два года назад – да, были какие-то единичные случаи, когда это происходило, но на заявления корпоративного пользователя в духе «Я хочу работать со своим планшетом в компьютерной сети» администратор отвечал: «Ещё раз прочти корпоративные правила».

Всё! За два года картина мира изменилась коренным образом. Конечно, есть компании, есть ограничения какие-то. Я просто смотрю, как в Intel это происходит: если человек хочет получить на своём планшете доступ к корпоративной почте – окей. Ты выполняешь некоторые правила по установке софта, который защищает это устройство и обеспечивает удалённое уничтожение данных, если этот компьютер не вышел в сеть в определённое время. Intel, я считаю, — в этом смысле достаточно консервативная компания, но мы позволяем своим людям всё больше и больше использовать подобные вещи в корпоративной сети. Поэтому вот таких, мне кажется, три тренда есть. Главное, что в области персональных компьютеров реально всё стало гораздо сложнее, чем было несколько лет назад.

— Эта тенденция будет сохраняться и дальше или произойдёт какое-то сокращение модельных рядов? Потому что, откровенно говоря, для пользователей широкий разброс продукции, с одной стороны, выгоден, а с другой стороны, когда глаза разбегаются, оказывается сложнее выбирать…

— Точно. Это та дилемма, которая сейчас стоит перед ритейлерами, перед продавцами компьютеров. И, поговорив с многими коллегами на международных мероприятиях и в России, могу сказать, что подавляющее большинство игроков в серьёзном ритейле видят свою задачу в том, чтобы упростить пользователю выбор устройства.

В конечном счёте это приведет к тому, что количество устройств на полке будет уменьшаться в каждом конкретном магазине. Предполагаю, что количество предложений в интернете в ближайшие пару лет будет увеличиваться, а вот в крупных компьютерных магазинах известных брендов мы, я думаю, в ближайшие годы увидим сокращение количества товаров на полке.

— Давайте посмотрим на планшеты: каковы планы Intel в отношении этого сегмента рынка?

— Мы отдаём себе отчёт в том, что на рынок планшетов, как, собственно, и на рынок смартфонов, мы приходим не в качестве лидера; мы приходим в качестве претендента. У нас очень агрессивные планы в обоих секторах. Если мы говорим про планшеты, то на конец прошлого года в мире были представлены порядка двадцати дизайнов – коммерческих дизайнов, которые продавались и должны были поступить в продажу, то есть 20 новых моделей мобильных устройств на базе процессоров Intel. В этом году диапазон продукта будет расширяться, кое-какие вещи можно уже видеть в Москве на полках, количество этих устройств будет увеличиваться, то есть диапазон будет расширяться. Мы ожидаем, что в Россию уже в первом квартале этого года будет завезено несколько десятков тысяч устройств — планшетов на базе разных процессоров Intel от нескольких производителей: то есть там будут и процессоры семейства Intel Core, и процессоры семейства Intel Atom. И моё предположение – а я для этого имею основания, поскольку вижу планы наших OEMов, — состоит в том, что и объёмы, и ассортимент этих товаров будут в 2013 году расти. Что касается смартфонов, то здесь коммерческие продажи мы начали чуть-чуть раньше. В прошлом году у нас было в глобальном масштабе шесть проектов (и МегаФон Mint – один из них). У нас также были проекты с Motorola в США, с оператором Orange в Западной Европе, проекты в Китае, один проект в Индии.

Для нас, мы считаем, это только было началом. И в этом году не хочу загадывать, сколько это будет устройств, но я знаю, что их будет больше.

— По поводу процессоров: сейчас речь идёт только о Core и Atom?

— Для вот таких устройств, если мы говорим про «таблетки», — в первую очередь Core и Atom. 20 вариантов моделей включают таблетки на Core и таблетки на Atom. Появятся ли в этом году таблетки на Intel Pentium и Intel Celeron? Я допускаю, что это может произойти. Но, безусловно, большая часть наших усилий по продвижению направлена на эти два бренда — Core и Atom. Как мы позиционируем это для потребителя? Если человек заинтересован в первую очередь в производительности, то мы порекомендуем или ультрабук, или convertible (то есть трансформер) на Core; если мы говорим о том, что человек очень серьёзно озабочен длительностью работы устройства от батарейки и производительность интересует его, может быть, в меньшей степени, мы предложим ему устройства на Atom.

— В планах Intel — выпуск восьмиядерного процессора на базе Atom. Означает ли это, что подразумевается скорое появление многозадачных планшетов? Есть ли у Intel планы создать процессоры, ориентированные на планшетный рынок, которые поддерживали бы реальную многозадачность?

— Конечно, у нас есть подобные планы, но тут прочитываются две составляющие: это, во-первых, процессор, а во-вторых, операционная система. То есть для начала нужно, чтобы операционная система поддерживала эту самую многозадачность. Если мы предполагаем, что она поддерживается, то мы со своей стороны не подведём. Большая часть планшетов, которые сделаны на Intel, созданы на платформе Clover Trail. Эта платформа обеспечивает очень хорошую производительность, долгую жизнь от батарейки и так далее. Осенью мы запускаем новую платформу на основе микропроцессора — систему-на-чипе со встроенной графикой и так далее. Если нынешняя платформа выполняется по технологии 32нм, то та, что запускается во втором полугодии 2013 года, — это уже 22 нанометра. И в ней будет реализована более высокая интеграция всех вспомогательных вещей, таких, как обрамление процессора или, например, графическая подсистема.

Мы готовим двухъядерный чип с очень сильной графической подсистемой, и поскольку на 22 нанометрах мы получим прирост производительности без потери времени жизни от батарейки, или без прироста энерговыделения, то, конечно, у нас есть чёткий roadmap на несколько лет вперед по чипам, которые попадают под бренд Atom. Но внутри этого бренда есть несколько подгрупп продукции или даже роудмэпов, которые рассчитаны на планшеты, на телефоны, и ещё там есть целый ряд специальных устройств, например устройства для контроллера управления телевизором – set-top box, кабельная приставка. Для этих устройств есть отдельный план, и также готов свой роудмэп для встраиваемых приложений. Готовится также ещё одна линейка Atom, предназначенная для автомобильной индустрии.

Приведу, кстати, один пример: результат нашего сотрудничества с компанией Costa, который мы показывали на прошлой неделе, – это кофейный ритейлер, автомат, который делает совершенно фантастический кофе. Там, конечно, сами зёрна хороши, но там также стоит чип Intel, и очень мощный чип. Конечно, кофе получается не только потому хороший, что там стоит наш процессор, но в этой штуке заложена очень сильная аналитическая функциональность.

Данный автомат предназначен для использования в бизнес-центрах, он подключается ко внутренней сети и очень чётко показывает, с каким сиропом какие пользователи предпочитают пить кофе, с каким видом сахара – белым или коричневым, какие сорта кофе популярнее других и так далее. Эта вся аналитика закачивается в базу данных, что очень удобно для обслуживающего персонала, потому что они теперь знают, когда нужно приехать и какой соус подвезти к этому автомату, и так далее. Вот такие штучки мы тоже очень активно делаем.

— На днях прошла новость о том, что Intel планирует отказаться от производства материнских плат, чем он занимался, если не ошибаюсь, 20 лет. С чем это связано?

— Надо пояснить, что это объявление связано с производством материнских плат для классических десктопов. Поскольку мы начали с того, что десктоп трансформируется, мы предполагаем, что будем более эффективны, если людей, которые занимаются дизайном таких устройств, мы переориентируем на те вещи, которые нужнее рынку, то есть, например, на более мобильные вещи. Я хочу сказать, что это не бинарная операция. Это не значит, что с завтрашнего для мы эти платы продавать не будем. Объявление говорит о трёхлетнем цикле выхода из этого бизнеса. Это первое, потому что он генерирует для нас продажи и просто так обрубать вещь, которую продаёшь, не имеет смысла.

Второе — это то, что десктопные платы для нового поколения микропроцессоров, известных под кодовым названием Haswell, которые мы запускаем летом, будут продолжать выпускаться. Для этого цикла микропроцессоров будет запущена новая линейка плат, потому что он отличается, и, соответственно, это поколение микропроцессоров будет поддерживаться. И третье – моноблоки для потребителей. Соответственно наши инвестиции в то, чтобы создавать дизайн, которые идёт для производства, и работу в этих группах продукции мы не сворачиваем. Мы уменьшаем инвестиции в ту группу продукции, которая перестаёт быть актуальной.

— Насколько я помню, в контексте отказа от традиционных материнских плат для десктопов упоминалось также о новом типе моноблоков.

— 4х4х1″, называется Next unit of computing.

— А что он собой представляет?

— Это коробка 4 на 4 на 1 дюйм со всеми необходимыми вещами, с компьютером. Есть минимальный набор разъёмов: подключить монитор, клавиатуру – и всё, ваш маленький компьютер готов.

— А по своей мощности он будет сопоставим с ноутбуками?

— С нынешним их поколением – да, с будущим – нет, но это не является ответом на все вопросы. Дело в том, что это всё-таки не мобильный компьютер, у него нет экрана, клавиатуры и так далее.

Но для тех людей, которым нужен терминал, я имею в виду те предприятия и ситуации, когда работодатель не хочет, чтобы данные покидали помещение, — вот, пожалуйста, удобная маленькая коробочка с низким энергопотреблением, по разумной цене.