Мир домашней электроники по сравнению с ИТ-индустрией кажется тихой заводью: модельные линейки телевизоров и видеоплееров потихоньку обновляются, вводятся новые стандарты, происходят ребрендинги и редизайны. Но время от времени громкие события таки случаются — такие, как, например, нынешнее известие о том, что с рынка уходит Philips — голландская компания, выпускавшая телевизоры ещё с тридцатых годов прошлого столетия. И произошло это не в последнюю очередь по вине бурно развивающихся компьютерных технологий.

Радиоприёмник Philips образца 1928 года, фото - Wikipedia
Радиоприёмник Philips образца 1928 года, фото — Wikipedia
Полвека назад фирма Philips играла наиважнейшую роль на рынке аудио- и видеоустройств. Достаточно сказать, что именно в этой компании создали первый домашний пишущий видеомагнитофон и именно здесь разработали первые лазерные диски — предшественники современных компакт-дисков, которые, в свою очередь, были созданы совместными усилиями Philips и Sony. Что до телевизоров, то их компания выпускала с 1949 года, то есть практически с момента появления телевидения.

29 января 2013 года стало известно, что Philips продаёт часть своего бизнеса, связанную с видео, аудио и мультимедиа, японской компании Funai за 150 миллионов евро. Сделка, касающаяся подразделения, отвечающего за аудиотехнику, будет завершена во второй половине 2013 года, видео — в 2017 году. Что же побудило руководство Philips уйти с рынков, на которых компания уверенно себя чувствовала на протяжении десятилетий?

Причина, конечно же, в деньгах: чистые операционные убытки Philips в четвёртом квартале 2012 года составили 358 миллионов долларов против 162 в 2011 году. Руководство компании не скрывает, что отсутствие прибыли от подразделения бытовой электроники сыграло роль в этом.

Глава компании Франс ван Хаутен официально заявил, что лайфстайловые потребительские продукты вредят прибыли компании и что настала пора отказаться от этого бизнеса. Под его руководством в последние два года в Philips проходит реструктуризация, в результате которой компания сосредотачивается на более прибыльных рынках: в первую очередь, на профессиональном медицинском оборудовании и осветительных приборах.

Но куда ценнее цитата Франса ван Хаутена, в которой он сообщает о тех изменениях, которые сделали производство бытовой электроники менее выгодным: «С тех пор, как развлечения мигрировали в онлайн, люди перестали покупать плееры Blu-ray и DVD», — заявил он. Получается, полувековой бизнес Philips убили компьютеры и интернет?

Это, конечно, только половина правды. Есть у людей интернет или нет, они покупают телевизоры не меньше, а даже больше, чем раньше. Но телевизоры эти по большей части производятся в Азии, и самых успешных конкурентов Philips мы отлично знаем: Samsung, LG и (в несколько меньшей степени) Sony, Sharp и Panasonic.

Philips был последним крупным неазиатским производителем телевизоров, и то, что этот бизнес теперь перешёл к одному из японских партнёров компании, кажется вполне закономерным. Почему корейские, японские и китайские фирмы лучше чувствуют себя на этом рынке, тоже догадаться несложно: именно в этих странах производят телевизионные матрицы.

Для Samsung и LG, имеющих собственные заводы по изготовлению ЖК-панелей, продажа телевизоров под своей маркой — куда более выгодный бизнес, чем для Philips, и конкурировать с азиатами в ценовой войне голландская компания просто не могла себе позволить. Единственным выходом в таких случаях остаётся придумать, чем оправдать более высокую цену на свой продукт.

В Philips традиционным ответом на этот вопрос был превосходный дизайн, однако делать красивые корпуса и удобные пульты в Samsung и LG научились задолго до того, как в Philips почуяли неладное и смогли отреагировать. Единственным внятным ответом компании стала технология Ambilight — разноцветные светодиоды по краям телевизора, отбрасывающие красивые отсветы на стену позади экрана. К большому сожалению для Philips, покупателей эта новинка впечатлила не слишком сильно.

Ambilight

Второе направление, которое могло бы стать преимуществом для Philips, — это SmartTV, то есть компьютерные функции телевизоров. Именно в SmartTV производители видеотехники видят будущее — то будущее, в котором физическим носителям информации не останется места. В Philips начали работать в этом направлении, и телевизоры компании, как и положено, предлагают набор «умных» функций. Есть и приложение для мобильных телефонов, позволяющее управлять телевизором.

Тем не менее реакция Philips на этот тренд значительно запоздала: свои первые модели со SmartTV фирма представила лишь в 2012 году. Хуже того, никаких особенных преимуществ перед конкурентами филипсовский SmartTV не имеет. Вместо «мы лучше всех» вышло невнятное «мы тоже можем встроить в телевизор YouTube».

Philips SmartTV

И здесь, похоже, открывается фундаментальная проблема современного Philips. И не только Philips, а всех производителей потребительской электроники, которым пришлось столкнуться с «эпохой пост-ПК»: выходом компьютеризации за пределы традиционных компьютеров.

Для победы на рынке SmartTV нужно три компонента: контент, экосистема и контроль над компьютерной платформой. Если посмотреть, чем помимо телевизоров занимается Philips, становится отчётливо ясна незаинтересованность компании в развитии этих трёх вещей. У руководства фирмы, которая успешно торгует электробритвами, пароварками, лампочками и баснословно дорогими медицинскими сканерами, должно быть минимум желания отвлекаться на контракты с телеканалами или разработку операционной системы.

У Samsung же ситуация совсем иная: в этой фирме зарабатывают хорошие деньги на продаже телефонов и планшетов. Для Samsung платформы и экосистемы сейчас играют важнейшую роль, и можно не сомневаться, что корейский промышленный гигант будет вкладывать немалые ресурсы в развитие своих экосистем. И это ещё одна причина бросить попытки тягаться с ним.

Интересно, что производители мобильных телефонов чуть раньше столкнулись ровно с той же проблемой, и один из конкурентов даже совпадает — всё тот же Samsung. То, как в Philips отказываются от производства телевизоров, немало напоминает случаи с Siemens и Ericsson, расставшимися со своим подразделением мобильных телефонов.

Причины в случае с телефонами были очень похожими: компаниям, не успевшим создать собственную программную платформу (читай — всем, кроме Apple и, возможно, Blackberry), пришлось либо выйти из игры, либо полагаться на милость сторонних поставщиков ПО. О том, что в таких условиях выживут только азиатские фирмы, самостоятельно производящие своё оборудование, было сказано уже немало слов. Рынок телевизоров, кажется, ждёт очень похожая судьба.