Думаю, каждый, кто занимается бизнесом всерьёз — отдавая себя без остатка — согласится, что бизнес это не только и не столько деньги, не просто способ заработать. Это ещё и способ насытить древний, могучий инстинкт, животную потребность принять вызов, одолеть стихию. Когда ты планируешь устранение конкурента, затягиваешь пояс в надежде пережить тяжёлый период или реинвестируешь прибыль в отлаженный словно хорошие часы деловой механизм, когда держишь фьючерсную позу на сумму большую, чем всё, что у тебя когда-либо было — разве ты думаешь о деньгах? Испытываемые в такой момент чувства сродни тем, что рождаются при охоте на дикого зверя или схватке лицом к лицу с себе подобными.

Цивилизация, технический прогресс лишили нас возможности строить карьеру, открывая континенты, превратили охоту в развлечение и загнали в заповедники, сделали убийство скучным, чисто механическим процессом. Ты более не в силах удовлетворить жажду жизни, кроша череп соперника дубиной. Вот только жажду жить цивилизация из нас не вытравила. Вот почему гоняет на яхте по океанам Эллисон и покоряет морские глубины Линус, вот зачем прыгает с парашютом Сергей Михайлович Брин, а Цукерберг и Боб Парсонс отстреливают зверьё, вот для чего Клей Форд младший упражняется в тхэквондо, а Брэнсон летает на воздушном шаре. Небезопасно? Да, чёрт побери, и время от времени кто-то непременно гибнет: вспомните как закончил свои дни CEO Micron, а в свободное время лётчик-испытатель Стив Эплтон. Но так в том и смысл!

Называйте предпринимателей альфа-самцами, индивидами с зашкаливающей моджо, как угодно ещё — сути это не изменит: такими людьми в значительной степени движет первобытный инстинкт. И обуздать его может не каждый и не всегда. Но стоит переступить тонкую грань, направить хлещущую через край энергию в другое русло, и вот уже всеми обожаемый герой превращается в большую занозу в мягких тканях законопослушного общества. Бушующий сейчас скандал вокруг Джона Макафи — замечательная иллюстрация этого печального правила.

Джон Макафи в конце 80-х (фото: McAfee Associates).
Джон Макафи в конце 80-х (фото: McAfee Associates).

Фамилия героя показалась вам знакомой не случайно: она служит синонимом целого класса программного обеспечения с 80-х годов, когда Джон основал свою первую компанию. Американский программер, успевший поработать в корпорациях и организациях с мировыми именами (от NASA и Lockheed до Xerox и Univac), он был в числе первых компьютерных пользователей, столкнувшихся с проблемой вирусов, и одним из первых кто понял, что цифровая зараза однажды станет головной болью для миллиардов человек.

В результате в 1987 году родилась McAfee Associates — пионер антивирусного сектора. Наш Евгений Касперский начинал с того же и примерно в то же самое время, но если Евгений и сегодня занят вирусами, Макафи оказался куда менее усидчивым.

Покинув свою компанию семь лет спустя (она по-прежнему остаётся большим игроком на поле компьютерной безопасности, существуя под крылом Intel), Джон ещё многое успел в ИТ: помог прояснить прелести shareware-модели, запустил один из ранних интернет-пейджеров (PowWow). Но и после прощания с цифрой его жизнь только начиналась. Он писал книги по йоге, спекулировал землёй на Гавайях, экспериментировал с наркотическими веществами, надеясь минимизировать вред для здоровья, получил почётную докторскую степень.

Сейчас ему 67, его состояние здорово поусохло после многочисленных кризисов в «нулевые», но он всё ещё мультимиллионер, всё так же неутомим, а его покрытому племенными татуировками телу может позавидовать даже ВВП: Макафи и постарше, и «фотошопить» снимки явно не было нужды. Удалившись лет пять назад на покой в Белиз (крохотное государство между Америками: катастрофическая нищета, псевдодемократический режим, но райская природа), он не смог сидеть спокойно и здесь.

Джон влюблён (его подруге 20 лет), обожает охоту в джунглях, а оставшееся время отдаёт управлению очередным своим предприятием, компанией QuorumEx. Озвученная цель — разработка нового поколения антисептиков, производимых из натурального сырья с применением последних достижений генной инженерии. Звучит, откровенно говоря, подозрительно, но не забывайте, что этот же человек фактически стоял у истоков интернет-пейджинга и защиты от компьютерных вирусов. Уж кем-кем, а мошенником Джон никогда не был.

Джон Макафи сегодня. Фотография сделана в рамках интервью Джошуа Дэвису (см. далее), сам Макафи позже утверждал, что разгуливать в таком виде ему не по душе (фото: Wired).
Джон Макафи сегодня. Фотография сделана в рамках интервью Джошуа Дэвису (см. далее), сам Макафи позже утверждал, что разгуливать в таком виде ему не по душе (фото: Wired).

Увы, жизнь в раю не задалась. Начиная с этой весны Макафи оказался фигурантом нескольких скандальных происшествий, причём его роль в них до конца непонятна и сейчас. Всё началось с того, что в мае он был арестован белизской полицией по подозрению в производстве наркотиков и хранению незарегистрированного оружия.

Официальные обвинения так и не были выдвинуты, Джона отпустили, но буквально неделю назад полиция опять проявила к нему интерес. Макафи объявили в розыск по подозрению в убийстве соседа, американца Грегори Фаулла, чьё тело с огнестрельным ранением было найдено за несколько дней до того. Джон подался в бега — и это всё, что достоверно известно на данный момент.

Относительно случившегося далее существует две прямо противоположных версии. Первая и самая известная принадлежит Джошуа Дэвису, внештатному корреспонденту журнала Wired, посвятившему последние полгода написанию исчерпывающей биографии Макафи. Дэвис лично навещал Джона в Белизе, можно сказать втёрся к нему в доверие, а по результатам многочисленных задушевных бесед написал серию статей и готовит микроибукс. Стараясь оставаться беспристрастным, он рисует образ выжившего из ума героя: параноика, возможно, наркомана.

Макафи окружил себя охранниками-головорезами, держит свору собак и предполагает, что убийство Фаулла было заказным (один выстрел в голову, никаких следов), но убийца перепутал дома — настоящей целью, якобы, был сам Макафи. «Они хотят чтобы я замолчал, они убьют меня, они пытаются сделать это уже несколько месяцев» — вот краткий смысл того, что рассказывал Джон своему непрошеному биографу. Он подозревает правительство, которому чем-то досадил, однако внятных объяснений, чем именно, не даёт. Нет и подтверждения «ночных обысков» со стороны соседей.

Другая версия рассказана самим Макафи. Чтобы развеять дикие слухи, он завёл официальный блог (см. Whoismcafee.com), со страниц которого повествует о себе, своих близких и друзьях — и мало того, что предстаёт тут человеком абсолютно вменяемым, так ещё и вполне убедительно опровергает всю ту странную чепуху, которая потоками льётся сейчас на него с газетных страниц и экранов.

С местной полицией Макафи до недавних пор был в хороших отношениях. Он, в частности, пожертвовал (в форме оружия, оборудования, техники и пр.) около двух миллионов долларов на оснащение сил правопорядка.
С местной полицией Макафи до недавних пор был в хороших отношениях. Он, в частности, пожертвовал (в форме оружия, оборудования, техники и пр.) около двух миллионов долларов на оснащение сил правопорядка.

Во-первых, Джон сохранил здоровое чувство юмора и не упускает случая разыграть людей, которые относятся к нему с предубеждением, либо пытаются сделать на нём карьеру. Вот для чего он рассказывал взалкавшему славы Дэвису о «вылезших из моря спецназовцах, следивших за ним», «ночных обысках» и прочем — и рекомендует теперь не верить ни единому слову в тех статьях, что Дэвис написал для Wired.

Вот откуда растут ноги у слухов о его пристрастии к наркотикам: он разыграл публику на популярном наркофоруме Bluelight, вбросив дутую сенсацию о, якобы, изобретённом и вновь потерянном им рецепте одного очень желанного психотропного вещества. Подобных примеров масса: Джон, похоже, просто ненавидит скучать.

Во-вторых, Макафи показывает себя замечательным рассказчиком, излагая истории из жизни белизской глубинки. Крайняя нищета, царящая там, толкает жителей на отчаянные поступки вроде детской проституции. Браки по расчёту в таких условиях обычное дело, и Макафи тут же замечает, что не настолько ещё выжил из ума, чтобы верить, что 20-летняя девчонка может искренне полюбить старика. Но — любит он сам, так что с Самантой (так зовут его пассию) они живут душа в душу.

Наконец, Макафи рисует убедительную картину злоупотреблений, творимых местным царьком. Он называет имена друзей, которые уже упрятаны за решётку, публикует аудиозаписи подслушанных разговоров, свидетельствующих о том, что чем-то действительно досадил местному правительству — и что теперь ему лучше бы быть мёртвым.

Кому верить — решайте сами. Публика на форумах в основном сочувствует Джону. Но даже те, кто держит его сторону, рекомендуют ему вернуться в Штаты и обратиться в психиатрическую клинику. Просто чтобы развеять подозрения в невменяемости.

Так или иначе, последнее слово за Джоном Макафи. И он его ещё не сказал.