Впервые за четыре года беспросветной критики пресса буквально качает на руках компанию Yahoo! Бывшему «доткому номер один» удалось переманить у своего главного конкурента, Google, гениального технаря и ослепительную блондинку в одном лице: Мариссу Мэйер.

Yahoo! обвиняли в неспособности определиться, хочет ли она быть технологическим или медийным бизнесом, неспособности отладить собственную поисковую машину, неумении находить общий язык с партнёрами и потенциальными покупателями (акционеры до сих пор не могут простить сооснователю Джерри Янгу неудачный торг с Microsoft) и многом другом. Но в общем похоже, что все проблемы удалось бы решить, если б компания хоть однажды нашла правильного лидера. Считается, теперь ей это удалось.

Марисса Энн Мэйер — 37-летний компьютерщик (специализация искусственный интеллект; ей даже присвоили почётную степень доктора за личные достижения в поисковых технологиях), сделавшая имя на работе в Google. В конце 90-х ей повезло пересечься с основателями поискового гиганта и стать двадцатым по счёту сотрудником, а заодно и первой женщиной в тогда ещё чисто мужском коллективе. Впрочем, даже самые отъявленные скептики признают: одним только везением её стремительный взлёт не объяснишь, придётся признать и разнообразные таланты.

Начав с программирования, она дослужилась в конце концов до вице-президента компании по локальным и геолокационным сервисам, приложив руку к созданию самых известных, самых успешных продуктов — от собственно поисковой системы, почты и рекламного движка, до внешнего вида главной страницы и забавной идеи менять логотип каждый день в честь какого-нибудь события. Но Google для неё в прошлом. Сутки назад Марисса Мэйер стала президентом и генеральным директором Yahoo!

Марисса Мэйер зла на Google не держит, но отказывается признавать, что в её работе было хоть что-нибудь специфически женское. Я, говорит, была там просто ещё одним технарём (фото: TechCrunch Disrupt)
Марисса Мэйер зла на Google не держит, но отказывается признавать, что в её работе было хоть что-нибудь специфически женское. Я, говорит, была там просто ещё одним технарём (фото: TechCrunch Disrupt)

О том, в какой ситуации находится Yahoo!, речь шла неоднократно, в том числе и в этой колонке (см. «Метишь в CEO? Купи диплом», «Как Yahoo! с Фейсбуком судилась»). Если коротко, то уже пять лет компания пребывает в стагнации: финпоказатели ухудшаются, акции застыли близ исторического минимума, периодически слышны предложения расчленить гиганта и продать по частям. Меняя генеральных директоров с частотой одна голова в год, Yahoo! так и не подобрала ни одного стоящего стратега: кого-то увольняли, кто-то уходил сам. Последним ударом стало поддельное резюме Скотта Томпсона, с позором уволившегося весной.

При этом соперники не дремлют: Google и Facebook продолжают перетягивать на себя посетителей и рекламодателей. Формально Yahoo! всё ещё гигант: четвёртое место по посещаемости в Сети, очень популярные почтовый, спортивный, финансовый, фотографический (Flickr) сервисы. Но одной популярности мало, нужно внимание. А тут компании, держащейся за морально устаревшую идею веб-портала, крыть нечем. Среднестатистический юзер проводит втрое меньше времени на её страницах, нежели на страничках Facebook.

Мариссе предстоит вернуть интерес публики к дряхлеющему брэнду, восстановить доверие рекламодателей. И у неё как минимум есть свой, оригинальный взгляд на то, что нужно сделать для достижения этих целей. К примеру, она считает роковой вопрос «должна ли Yahoo! быть технологической или медийной» неправильным. Правильным, по её мнению, будет дать посетителям что-то по-настоящему интересное, а уж в какую категорию интересности попадут (технологическую, а-ля Google, или медийную, а-ля Warner Bros), не так важно.

Но вот чего у Мэйер нет, так это опыта управления крупным бизнесом — почему никто из аналитиков и не предполагал, что она окажется хотя бы в кандидатах на должность CEO Yahoo!. Впрочем всё те же аналитики верят, что если она и не справится с обязанностями полностью, то как минимум пригодится на новом месте: Марисса, как и любая женщина, умеет угадать настроение публики, подать товар в лучшем виде (что делало её замечательным докладчиком на пресс-конференциях Google), а внутри коллектива она делает ставку на выращивание талантов.

Короче говоря, будущее Yahoo! в надёжных руках. Поэтому давайте оставим интернет-гиганта в покое и зададимся другим вопросом. Почему Мэйер покинула Google и как эта компания отпустила её? С одной стороны, Yahoo!, конечно, великий брэнд, и у Мариссы к нему больше чем просто симпатия — эмоциональная связь: в своих интервью она с удовольствием вспоминает, как ещё тринадцать лет назад публика не понимала разницы между словами «Интернет» и «Yahoo».

Однако похоже, что ответ на вопрос кроется не столько в ностальгической привязанности и деньгах (а на новом месте бонусы, да и оклад наверняка больше), сколько в неожиданно несправедливом обхождении бывшего работодателя. Ларри Пейдж, в прошлом году взяв власть в свои руки, сформировал новую команду высших управленцев, но не включил в неё Мэйер. Для неё это фактически оказалось понижением в должности, поскольку над её головой вырос дополнительный слой менеджмента. Вероятно, поняв за минувший год, что выше ей уже не прыгнуть, Марисса легко согласилась на предложение Yahoo!

Конечно у Пейджа могла быть тысяча причин перетряхнуть руководящий состав, понизив одних и возвысив других. Но не было ли здесь предвзятого отношения к слабому полу? Считаете, выдумки? Судите сами: в Google из 21 управленца высшего уровня женщин только трое. Это — типичный показатель для западных компаний, в которых доля представительниц слабого пола на высших руководящих постах колеблется около 16%.

Если в таких случаях удаётся доказать умысел, американцы вспоминают некрасивое словечко «сексизм». Вот только феномен этот отнюдь не чисто американский и даже не западный. Как раз сейчас идут разговоры о ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где масштабное исследование публичных компаний нарисовало ещё более мрачную картину. Китай, Индия, Южная Корея и их соседи по региону довольствуются в среднем лишь 6% долей слабого пола среди руководителей.

У бизнеса не женское лицо: чем выше по карьерной лестнице, тем реже попадаются представительницы слабого пола. Здесь: часть команды топ-менеджеров Google.
У бизнеса не женское лицо: чем выше по карьерной лестнице, тем реже попадаются представительницы слабого пола. Здесь: часть команды топ-менеджеров Google.

Исследователи, а местами и власти, видят в этом угрозу экономическому росту. Ведь среди выпускников вузов женщин-то ровно половина, как и полагается. Таланты пропадают где-то по пути от школьной скамьи к директорскому креслу. А бизнес и экономика в общем зачёте от этого заметно теряют: компании, в которых доля женщин среди руководства выше, статистически более успешны!

Причина, как нетрудно догадаться, в культурных особенностях и традициях вообще. Женщина — особенно в Азии — ассоциируется с домом. Но это не значит, что проблема только в недоверии начальников-мужчин, тормозящих продвижение по карьерной лестнице. Женщина сама жертвует карьерой, когда та начинает мешать семье.

Противостоять этой (хочется верить — естественной) проблеме пытаются повсеместно, и не только ожесточённой критикой, как в Штатах. Норвегия, например, десять лет назад законодательно потребовала соблюдения минимальной пропорции полов 60:40 в составе высшего руководства публичных компаний — и в прошлом году почти добилась желаемого. Южная Корея проводит масштабную программу помощи как работающим семьям (детсады, медицина и пр.), так и компаниям, стимулирующим равенство полов среди сотрудников (льготы, субсидии).

Марисса Мэйер решила проблему женщины-руководителя по старинке: отложив материнство и личную жизнь до момента достижения финансовой независимости. Сегодня она может позволить себе расслабиться. Уже позволила, если быть точным. В октябре она станет мамой.