У ледокола Research In Motion кончается запас хода. Обнародовав результаты работы за весну, компания — вот уже второй год словно бы преодолевающая бесконечные ледовые поля — признала два невесёлых факта. Во-первых, потери получились значительно большими, чем кто-либо ожидал. Во-вторых, трудности при разработке новой, десятой версии операционной системы BlackBerry, опять-таки оказались больше, нежели ожидалось, из-за чего выпуск BB10 откладывается.

Чистый итог: ещё недавно богатейшую компанию Канады теперь открыто призывают отказаться от дальнейшей борьбы. Впрочем даже если действующий капитан RIM (заступивший на вахту в январе Торстен Хайнс, см. «Кто спасёт RIM?») и решит поставить свой корабль на бессрочную — и, вероятно, последнюю — зимовку во льдах, значимости происходящего это не уменьшит. Из проигрышей всегда можно извлечь больше полезной информации, чем из выигрышей. Вот почему RIM, постепенно забываемая консюмерами, сегодня вновь в центре внимания деловой прессы.

Формальные результаты весеннего квартала (согласно собственной хронологии RIM это первый квартал финансового 2013 года): чистый убыток в размере свыше полумиллиарда долларов. Общие продажи упали на 43% по сравнению с тем же периодом годом ранее и составили 2.8 млрд. долл. Складываются они из почти 8 миллионов проданных смартфонов (двукратное падение продаж за год), четверти миллиона реализованных планшеток PlayBook, и коммуникационных услуг (главным образом защищённой передачи данных через собственную сеть компании).

Руководство считает причиной проблем резко ухудшившуюся конкурентную обстановку (в том числе слишком низкие цены на продукцию конкурентов). Это должно было привести к убытку по итогам квартала, и Хайнс честно предупреждал всех ещё весной. Но никто не ждал, что результаты окажутся такими плохими: это не просто пятый подряд квартал с нарастающими потерями, но и самый ужасный за всю новейшую историю RIM. Надеясь сэкономить миллиард долларов за год, RIM даже анонсировала масштабное сокращение: штата (в ближайшие месяцы будет уволен почти каждый третий сотрудник компании, в общей сложности 5 тысяч человек) и модельного ряда (чтобы сфокусировать внимание на нескольких оставшихся продуктах).

BlackBerry 10 будет работать только на новых смартфонах: не слишком приятная  новость для приверженцев «ежевики». Но помимо пользователей, для RIM важно не растерять ещё и разработчиков приложений. К сожалению, кроме банального «простите» сказать компании нечего: BlackBerry 10 будет задержана и сторонним девелоперам остаётся терпеливо ждать.
BlackBerry 10 будет работать только на новых смартфонах: не слишком приятная новость для приверженцев «ежевики». Но помимо пользователей, для RIM важно не растерять ещё и разработчиков приложений. К сожалению, кроме банального «простите» сказать компании нечего: BlackBerry 10 будет задержана и сторонним девелоперам остаётся терпеливо ждать.

К сожалению первые смартфоны под управлением BlackBerry 10 — о которых мечтали ещё позапрошлой весной (см. «Новая надежда планшетной альтернативы»), а датой релиза до последнего времени считался конец текущего года — появятся на прилавках в лучшем случае в следующем январе-феврале. Объяснение, естественно, есть и, конечно, с деньгами не связано: как утверждает Хайнс, у компании чисто технические трудности с реализацией новых функций.

Но кого это волнует? Откладывая запуск новой операционной системы (пока под её управлением работает лишь планшетка PlayBook), RIM не только упускает предпраздничную шоппинг-лихорадку, но и пропускает вперёд Microsoft с Windows 8, Apple с iOS 6 и новым Айфоном (наверняка выйдет осенью), многоголовое полчище Android.

RIM пока есть на что и на кого опереться. За её спиной — 78 миллионов пользователей, 56 миллионов из которых пользуются платным пейджингом BlackBerry Messenger, отлаженная сеть защищённой передачи сообщений, патенты, больше 2 миллиардов долларов в кошельке. Однако вера в компанию исчерпана. Сразу после пресс-конференции котировки RIM рухнули на 20% и теперь — вместе со своим денежным запасом — она стоит меньше 4 миллиардов. Чистая её цена таким образом лишь немногим больше того, что заплатила Facebook за игрушку Instagram. Вероятно поэтому попытки найти покупателя или желающих лицензировать платформу BB10 пока заканчиваются ничем.

Ходят слухи, что вытащить RIM (и переориентировать её на Windows Phone) намеревается Microsoft, что производством устройств с BB10 на борту могла бы заняться Sony — но это, как и многое до того, всего лишь слухи. А времени у компании в обрез. При нынешних темпах потерь, денег ей хватит всего на год.

Впрочем доля BlackBerry в сегменте смартфонов уже сегодня так мала (согласно разным оценкам, по миру в среднем от 2 до 6 процентов), что исчезновение этой платформы вряд ли вообще будет замечено обывателем. Выводы из происходящего пытаются делать аналитики и бизнесмены. И первый — парадоксальный — вывод в том, что RIM виновата в происходящем с ней лишь отчасти.

Клавиатура смартфонов BlackBerry до сих пор считается лучшей на рынке - и с этим редко кто спорит. Вот только чем поможет опыт создания хороших мобильных клавиатур, если клавишные вышли из моды? (фото: langleyo)
Клавиатура смартфонов BlackBerry до сих пор считается лучшей на рынке — и с этим редко кто спорит. Вот только чем поможет опыт создания хороших мобильных клавиатур, если клавишные вышли из моды? (фото: langleyo)

Значительную часть вины следует возложить на общую ситуацию. Экономические передряги и передел рынка мобильных устройств достигли критической черты. За редким исключением в лице Apple и Samsung, производители — от LG и Sony до Nokia и HTC — сейчас теряют своё влияние на рынок, терпят убытки, предпочитают уйти из некоторых регионов или продуктовых сегментов в обмен на надежду, что через годик-другой всё наладится.

Многие сравнивают текущую ситуацию с началом нулевых, но сравнение это справедливо лишь до определённой степени. В отличие от событий десятилетней давности, сегодня речь идёт именно о переделе сфер влияния: среднестатистический покупатель смартфона нынче слишком избалован вниманием, ассортиментом и функциями, чтобы покупать телефон просто из желания обладать таковым.

Пытаются проводить аналогии и с событиями ещё более отдалёнными во времени: второй половиной 90-х годов и компанией Apple. У Research In Motion образца 2012 и Apple образца 96 года чрезвычайно много общего. Обе были пионерами в своих областях. У обеих значительная аудитория, хоть рыночная доля и скатилась ниже 10%. Обе пропустили важный технологический поворот, став жертвой неловкого управления, нерасторопности, веры в неизбежность успеха, разве что для Apple последней каплей стала Windows 95, а для RIM — iPhone и пальцевый ввод. Обе пробовали лицензировать свои операционные системы на сторону и распыляли силы на большое число устройств и инициатив. Обе дошли до стадии, когда от банкротства их отделяли лишь несколько месяцев.

Apple спасло чудо: вернувшийся из опалы и значительно поумневший сооснователь. Но вправе ли уповать на подобное RIM? Ведь своего супергероя у неё нет. Её основатели, Джим Балсилли (ушёл! См. «Коготок увяз») и Майк Лазаридис собственно и довели компанию «до ручки». Действующий же CEO, Торстен Хайнс, начисто лишён харизмы лидера. Говорят, этот серый функционер хорошо умеет только одно: устраивать бизнесу быстрые, скромные похороны.

И вот тут всплывает неожиданный третий пункт. Внезапно стало модным производить «железо». Оглянитесь: все вокруг, вплоть до Microsoft и Google, экспериментируют с собственными девайсами. По разным причинам, с разными намерениями, с переменным успехом — но даже фундаментальное фиаско HP TouchPad не смогло отбить у её создателей вкуса к экспериментам с мобильной электроникой. Research In Motion, собаку съевшая на удобных, практичных смартфонах, ещё способна удивить обывателей (а за ними подтянутся и деловые пользователи).

И кто знает, может быть получится?