На протяжении последних тридцати лет операционные системы для персональных компьютеров наслаждались спокойным, предсказуемым ростом. За исключением редких скачков вроде переноса акцента с командной строки на графический интерфейс да смены разрядности, разработчикам не приходилось особенно ломать голову над тем, чем заполнить release notes очередной версии.

Достаточно было поспевать за эволюцией железа: больше памяти, больше пикселов, больше килобит в секунду, больше мегагерц. Кто мог предположить, что через три десятилетия локомотив споткнется на ровном месте? Буквально за три года рынок ПК пережил самую масштабную встряску с момента своего появления.

Стартовый сигнал, впрочем, прозвучал еще раньше — шесть лет назад, когда IBM избавилась от производства персоналок. Высокая конкуренция, жесточайшие ценовые войны и, как следствие, истончившаяся до считанных процентов маржа, отсутствие революционных технологических рывков в индустрии ПК усугубляются потерей интереса публики. Ни бизнес, ни домашние пользователи не спешат обновлять порядком устаревший электронно-вычислительный парк. А отчаянные попытки производителей возродить интерес раз за разом оканчиваются ничем. Нет­буки? Пройдено. Ультрабуки? Может быть, но не возлагайте на них слишком большие надежды: они не всякому по карману. Своеобразной кульминацией стало сообщение о выходе из ПК-бизнеса прошлым летом его лидера, компании HP. Гигант, правда, от производства «персоналок» так и не избавился, но его полугодичные муки (продавать? не продавать?) красноречиво характеризовали состояние рынка в целом.

Впервые за тридцать лет будущее ПК утратило ясность. Больше того, в полный рост встала угроза вымирания персоналок как класса: место компьютера в сердцах пользователей заняли мобильные устройства. В прошлом году мировой рынок персоналок стоял на месте. В текущем, согласно многочисленным прогнозам, вырастет на 5% и сохранит примерно те же темпы в ближайшую пятилетку. В численном выражении каждый год в мире продается около 350 миллионов персональных компьютеров. Цифра приличная, но она теряется на фоне рвущих все мыслимые ограничения мобильных устройств. Одна только Apple сбывает теперь ежеквартально свыше 15 миллионов планшетов iPad — больше, чем реализует за тот же срок персоналок любой производитель планеты. В этом году мировой планшетный рынок перевалит за отметку 100 млн штук (при ассортименте в 200 моделей), смартфонов — за 645 млн. И в ближайшее время оба показателя будут расти на десятки процентов, в то время как ПК продолжит довольствоваться едва заметными инкрементами.

«МЫ ЖИВЕМ В ПОСТПЕРСОНАЛЬНУЮ ЭПОХУ? Несомненно! Но это не значит, что ПК умер. Это значит, он переродился» (Рэй Оззи, создатель Lotus Notes и бывший главный софтверный архитектор Microsoft).
«МЫ ЖИВЕМ В ПОСТПЕРСОНАЛЬНУЮ ЭПОХУ? Несомненно! Но это не значит, что ПК умер. Это значит, он переродился» (Рэй Оззи, создатель Lotus Notes и бывший главный софтверный архитектор Microsoft).

Конечно, на первый взгляд, сравнивать компьютеры с планшетами, а тем более со смартфонами — все равно что сравнивать их же с телевизорами. Однако прелесть момента именно в том, что этот довод больше не работает. Отмечая недавно факт скачивания из App Store 25 миллиардов мобильных приложений, Apple опубликовала замечательную статистическую подборку, констатирующую в том числе наличие среди самых популярных платных программ для iPad нескольких серьезных прикладных инструментов (в первую очередь текстовых процессоров). Иначе говоря, пользователи iPad чихать хотели на отсутствие механической клавиатуры: они уже используют планшет не только для развлечений. Добавьте сюда чтение почты, веб-серфинг, общение в социальных сетях, неизменные игры и видео — и вы получите полный перечень того, чем занимаются владельцы современных мобильных устройств. Как минимум это позволяет им оттягивать обновление домашнего или офисного ПК. Как максимум — рождает новые потребности, удовлетворить которые классическая персоналка не в состоянии.

Отсюда — два важных вывода. Во-первых, не следует более разделять цифровые устройства на «мобильные» и «собственно компьютеры». Персоналки не умерли, но разделения больше не существует — ибо планшеты и смартфоны оттянули на себя значительную часть «настольного» функционала. Во-вторых, именно недокомпьютеры, каковыми всегда считались электронные «братья меньшие», играют теперь первую скрипку в эволюции ИТ. И в частности — в эволюции операционных систем.

Даешь конвергенцию!

Функциональное слияние ПК и мобильных устройств стало основным фактором, определяющим развитие операционных систем в ближайшей перспективе. Чтобы оценить его мощь, не нужно быть аналитиком, достаточно взглянуть на изменения, которые произошли с главными операционными семействами буквально за последний год. С начала 2011-го расстановка сил здесь сильно упростилась. Из гонки выбыли Symbian, webOS, Blackberry OS, а их доли поделили между собой Mac OS X / iOS, Android / Chrome OS и Microsoft Windows с Windows Phone. Каждое из выживших трех семейств переживает сейчас свою, неповторимую трансформацию, но в общем происходящее можно описать одним словом: конвергенция. Функции из мобильных версий операционных систем проникают в версии, работающие на персональных компьютерах, а оттуда распространяются в обратном направлении. И очень похоже на то, что уже через год–два делить ОС на мобильные и персональные не придется вовсе.

Флагманом, сумевшим оседлать ветер мобильной революции, выступает, конечно же, Apple. В 2007 году она отпочковала операционную систему iOS от «полноценной» Mac OS X, а уже три года спустя лично Стив Джобс констатировал, что в мобильной версии накопилось множество уникальных фишек, достойных обратного переноса. Тот процесс, названный Back to Mac, продолжается до сих пор: именно iOS нужно благодарить за появившуюся в Mac OS X поддержку жестов, интернет-магазин приложений, интегрированный в систему «облачный» накопитель iCloud, многочисленные интерфейсные мелочи и прочее, делающее ОС для компьютеров так похожей на мобильную сестренку. В свою очередь, и iOS доросла до самостоятельности: управляемые ею устройства давно уже способны работать без помощи Mac.

Как далеко Apple готова пойти по этому пути? Традиционно молчаливая компания никогда не комментирует слухи и не распространяется о планах. Но из слов и умолчаний руководства на конференциях вырисовывается простой ответ: Apple продолжит конвергенцию до логического конца, а именно вплоть до слияния операционных систем в одну и перехода на единую микропроцессорную архитектуру (тот самый ARM-процессор собственной разработки, что работает сейчас в iOS-устройствах). Конвергенция не только удешевит производство, разработку и сопровождение, но и еще больше облегчит пользователям жизнь. Гало-эффект, которым наслаждается Apple и который сегодня силен как никогда (пользователи, зацепившиеся за iPod, плавно пересаживаются на iPhone и iPad, а оттуда — на Mac, поскольку компания постаралась стереть различия между интерфейсами), усилится до предела после того, как все устройства компании будут управляться одной «операционкой».

Microsoft переживает тот же процесс по-своему. Windows 8, превью-версия которой увидела свет в феврале, а финальная ожидается осенью, считается первой по-настоящему самостоятельной операционной системой семейства Windows за последние семнадцать лет. Все выпущенное компанией после «Девяносто пятой» справедливо расценивается как вариации на одну тему, но «Восьмерка» сказала новое слово: Metro. Это принципиально новый пользовательский интерфейс: тайлы вместо окон, ориентация на сенсорные дисплеи и пальцевый ввод — равно как и новые внутренние механизмы (в частности так называемые «контракты» для коммуникации между работающими приложениями) — пришли в Windows прямиком из мобильной видеосферы.

Windows 8 потребует от пользователей и разработчиков радикальной смены привычек, но взамен подарит унификацию. Формально она подразделена на три версии. Первая — основная, x86-совместимая, для персоналок и планшеток с чипами Intel. Вторая — ARM-вариант, прямо программно несовместимый с x86, предустанавливаемый на планшеты с процессорами от nVidia, Texas Instruments и Qualcomm. Третья — смартфонная Windows Phone, которую уже в этом году, как ожидается, переведут на ядро Windows 8 и таким образом сделают кровной сестрой компьютерной версии (в пользу этого варианта свидетельствуют последние рокировки в руководстве софтверного гиганта).

APPLE НЕ ПРИВЫКАТЬ К ПЕРЕЕЗДАМ. За свою историю она сменила три микропроцессорных архитектуры. Сменит и четвертую.
APPLE НЕ ПРИВЫКАТЬ К ПЕРЕЕЗДАМ. За свою историю она сменила три микропроцессорных архитектуры. Сменит и четвертую.

Так вот, пусть формально система разделена. Но фактически все версии роднят идентичный пользовательский интерфейс и внутренняя механика. Поэтому на всем спектре устройств, от серверов и персоналок до планшетов со смартфонами, будет работать фактически одна система. 2013 год Microsoft встретит не просто с новой ОС, но с «операционкой», идеально вписывающейся в постперсональные реалии.

Что касается Google, то ее семейство, состоящее из Android и Chrome OS, тоже варится в бульоне конвергенции. На первый взгляд, эти операционные системы не пересекаются, ибо предназначены для разных устройств: Android оперирует смартфонами и планшетами, тогда как Chrome OS управляет «полноценными» персоналками. Но если абстрагироваться от мелочей, рисуется совсем другая картина. Во-первых, стоит помнить, что и та и другая система являются не чем иным, как надстройками над ядром свободной операционной системы Linux. При этом если еще недавно Google использовала в качестве фундамента свой собственный вариант свободной ОС, то начиная с версии Linux 3.3 (март 2012-го) Android и Chrome OS базируются на обычном (так называемом vanilla) ядре Linux — том самом, разработкой которого руководит Линус Торвальдс.

Во-вторых, следует учесть, что уже для версии Android 4.0 имеется полноценный браузер Chrome (основа Chrome OS). Таким образом, Android фактически уже предоставляет полную функциональность Chrome OS. Если же и остались какие-то различия, то они, согласно обещанию Google, будут устранены в Android 5.0 Jelly Bean (ожидаемая дата релиза — лето 2012 года).

Что в итоге? Хоть Android и Chrome OS пока и существуют раздельно, уже сейчас есть смысл считать их единой операционной системой, способной (спасибо линуксовому фундаменту) работать практически на любом цифровом устройстве, от часов и смартфонов до серверов и суперкомпьютеров. Конвергенция и здесь фактически завершена.

Мы ждем перемен

Слияние мобильной и компьютерной сущностей — первая нота феерической симфонии метаморфоз, которая будет сыграна в течение следующих двенадцати месяцев. Выбирать главные и вторичные линии здесь просто нет смысла: пройдет год — и вы не узнаете продуктов с давно знакомыми именами, настолько сильно преобразится их облик и функционал в результате суммарного действия новых факторов.

Взять хотя бы устоявшийся за тридцать лет способ дистрибуции программного обеспечения. Мы привыкли к децентрализованной схеме, в которой прикладные программы поступают из различных источников (сайты производителей, компакт-диски и т. п.). И это первое, от чего предстоит отвыкать: уже через год львиная доля софта будет попадать на компьютеры из нескольких онлайновых магазинов приложений. Windows Store, Apple App Store, Google Play (бывший Android Market) станут основными источниками ПО на планете. Пользователи должны будут свыкнуться с усилившимся контролем со стороны вендоров, разработчики программ — научиться отчислять проценты с продаж владельцам «апп-сторов».

Качественно изменится и архитектурный стиль: ARM обрела второе дыхание. На ARM-процессорах работают устройства под Android / Chrome OS, ARM проглядывает из-под красивостей iOS, и уже на старте Windows 8 пятая часть всех мобильных устройств под ее управлением тоже будет содержать ARM-совместимые чипы. К исходу 2012-го благодаря собственным вариантам ARM Apple станет крупнейшим производителем мобильных микропроцессоров в мире, обставив Intel. Если же на ARM будет портирована и Mac OS X, нас ждет новая микропроцессорная революция: x86 превратится из короля в просто первого по величине игрока на рынке. И так или иначе уже через год значительная часть массового программного обеспечения будет использовать ARM-инструкции.

Другим принципиальным новшеством, одинаково сильно влияющим и на аппаратную, и на программную часть, станет популяризация дисплеев сверхвысокого разрешения. Пресловутый Full HD (он же 1080p, он же 1920х1080) оказался не последним этапом в эволюции компьютерных экранов. Всего за полгода, выпустив iPhone 4S и новый (третий) iPad, Apple произвела революцию — предложив новую, равно понятную и обы­вателям, и бизнесу идею «ретина-дисплея», или, что то же самое, дисплея пост-HD. Главная его особенность — не запредельное количество пикселов, а неразличимость отдельного пиксела для человеческого глаза (точнее, для глаза пользователя, расположенного на удобном для работы расстоянии). Удельная плотность точек на матрицах новых iPhone и iPad различается (326 и 260 пикселов на дюйм соответственно), но различается и расстояние от глаз, на котором держит устройство среднестатистический пользователь. Поэтому и там и там зрение человека не в силах вычленить отдельные точки.

Retina-подобные дисплеи, несомненно, станут обязательным элементом и мобильных устройств, и персоналок. И потребуют нового подхода к проектированию пользовательских интерфейсов. Как продемонстрировала на практике Apple и теоретически подтвердила Microsoft, прежние графические элементы смотрятся на дисплеях сверхвысокого разрешения грубо, чуждо. Разработчикам операционных систем (а в еще большей степени — авторам прикладного софта) придется учесть эту особенность в самое ближайшее время.

ANDROID И CHROME OS СЕГОДНЯ — это 850 тысяч активируемых ежесуточно устройств и 300-миллионное «поголовье», где каждая 25-я «голова» — планшет, а ноутбуки пока едва заметны. Но будут и ноутбуки!
ANDROID И CHROME OS СЕГОДНЯ — это 850 тысяч активируемых ежесуточно устройств и 300-миллионное «поголовье», где каждая 25-я «голова» — планшет, а ноутбуки пока едва заметны. Но будут и ноутбуки!

Наконец, предполагается, что конвергенция операционных систем усилит крен в сторону «облачных» приложений. Перенос функциональности в «облако» облегчит унификацию программ, ведь в таком виде они одинаково пригодны и для полноценных компьютеров, и для менее мощных мобильных устройств. Но на руку «облакам» сыграет и переход к стандартам беспроводной связи 4-го поколения, который начнется весной 2013-го. Скорости передачи данных в сетях 4G (речь о настоящих 4G, а не о модернизированных 3G, каковыми являются активно рекламируемые сегодня LTE и Mobile WiMAX) будут достигать одного гигабита в секунду, превышая выделенные линии или конкурируя с ними.

Сделаем это по-быстрому?

Но давайте включим «перемотку» на начало следующего года. Что будет представлять собой ИТ-рынок к этому моменту? За 2012-й продано свыше 600 миллионов смартфонов, более 100 миллионов планшеток, чуть меньше 400 миллионов персональных компьютеров. Свое место на прилавках займут устройства под Windows 8, iOS 6 и Android 5.0 (а может быть, и 6.0 Key Lime Pie). Потеснит конкурентов ARM-архитектура, сделают первый шаг к неизбежному доминированию дисплеи сверхвысокого разрешения. Какой продукт, какое семейство операционных систем окажутся впереди — гадать смысла нет. Сколько людей, столько мнений: кто-то считает, что планшеты все еще недооценены, и прочит им тотальное превосходство; кто-то ставит на ультрабуки; кто-то видит победителя в Windows 8… А кто-то ждет, что компьютерный мир подомнет под себя Android.

Важно другое. Вне зависимости от того, кто нацепит корону, изменения, о которых шла речь выше, не имеют обратного хода. 2012 год проведет жирную черту, после которой начнется новый отсчет в истории информационных технологий вообще и операционных систем в частности.

Конечно, хотелось бы, чтобы переход из воображаемого пункта А к Б занял наименьшее время, но вряд ли мы уложимся в один год. Смешать мобильный и компьютерный функционал быстро не удастся. Неизбежно потребуется период проб и ошибок, чтобы участники — от вендоров до рядовых пользователей — набрались опыта и расставили все элементы головоломки правильно. Вот почему критики рассматривают Windows 8 как важный, но все-таки промежуточный этап. Вот почему руководители Apple и Google не торопятся называть сроки окончания конвергенции. Главное — у каждого из игроков есть запас проч­ности. А значит, нас ждут увлекательные события.

Впервые опубликовано в журнале «CIO: руководитель информационной службы» № 4 за 2012 год.