Заскучали по сделкам века? Получите! Самая популярная социальная сеть планеты покупает одно из самых популярных мобильных приложений. Instagram отходит в безраздельное пользование Facebook за 1 000 000 000 долларов США. И вы не ошиблись, тут девять нулей и единичка.

Сделка на миллиард завершится к июлю, а Сеть между тем уже полна растерянных, озадаченных и просто гневных откликов. Для чего социальному киту эта пусть и золотая, но такая маленькая рыбка, с какого, простите, перепугу за неё отдают ТАКИЕ деньги, и не случится ли так, что её, образно выражаясь, подадут Марку Цукербергу на сковородке, после чего пользователям скажут: гуляйте?

Представлять Facebook нет необходимости, а Instagram — если вы ещё не присоединились к миллионам его поклонников — это простецкое приложение для устройств под управлением iOS и (с прошлой недели) Android, с помощью которого можно сделать снимок, пропустить его через высокохудожественный или просто забавный фотофильтр, и немедленно выложить в любимую социальную сеть (не только Facebook) для всеобщего обсуждения. Фишка — скорость и простота: вся процедура требует от трёх кликов.

Основатели Instagram. По словам Кевина (справа), он сформулировал идею ещё студентом, обнаружив как непросто меняться фотографиями по электронной почте. Тогда же, кстати, его пытался завлечь на работу Марк Цукерберг
Основатели Instagram. По словам Кевина (справа), он сформулировал идею ещё студентом, обнаружив как непросто меняться фотографиями по электронной почте. Тогда же, кстати, его пытался завлечь на работу Марк Цукерберг

Что касается организационной изнанки, Instagram — классический пример дот-кома, даром что запущен он не в жарком 1999-м, а осенью 2010-го. Его собрали чуть ли не на коленке двое молодых людей (Кевин Систром и Майк Кригер), через три месяца после запуска у него был уже миллион пользователей, меньше чем через полгода — несмотря на отсутствие внятной бизнес-модели — инвесторы оценили проект в 25 миллионов (заплатив за долю в компании 7), ещё через год планка поднялась до полумиллиарда, а теперь Facebook поставила точку, заплатив миллиард.

Что ж, именно цена и стала красной тряпкой, разъярившей публику. Заплати Цукерберг тридцать миллионов — по доллару за каждого пользователя Instagram — никто бы не удивился и шуму точно было бы на порядок меньше. Но для чего гиганту с аудиторией в 850 миллионов человек и годовой выручкой под 4 миллиарда долларов отдавать миллиард за стартап, в котором девять сотрудников (по другим данным их в полтора раза больше, тринадцать) и который до сих пор не заработал ни копейки? Забавно, что Instagram часто сравнивают с Twitter: примерно та же идея (только вместо текста — фотографии) и совершенно та же неспособность предложить эффективный способ монетизации сервиса. Приложение бесплатно и даже рекламу в Instagram его владельцы пока не пускают, вероятно, опасаясь негативной реакции пользователей.

По словам Цукерберга, обмен фотографиями был и остаётся ключевой активностью в Facebook — отсюда и интерес к Instagram. Но отдавать миллиард за чужой сервис, когда твои собственные пользователи каждый день пересылают сто миллионов снимков? Проще и дешевле было бы реализовать необходимые функции своими силами.

Так же неубедительно выглядит и версия о желании Facebook привлечь мобильных пользователей. Да, потребительские качества Instagram оцениваются очень высоко, а собственное мобильное приложение Facebook ругают за топорный дизайн и механику. Но это было бы проблемой, если б им никто не пользовался. На самом же деле, пусть фейсбуковское приложение и «не вышло рожей», с ним работает половина населения социальной сети.

Удачный интерфейс и популярность ещё не гарантируют коммерческий успех мобильного проекта. И трудности тут не у одной Instagram. Facebook призналась, что пока не может стабильно зарабатывать на своём мобильном приложении. А Google нехотя признаёт факт падения цены на мобильную рекламу. Общая причина, видимо, в том, что рекламодатели находят крохотный экран смартфона значительно менее привлекательным, нежели дисплей PC  (фото: Norio Nakayama)
Удачный интерфейс и популярность ещё не гарантируют коммерческий успех мобильного проекта. И трудности тут не у одной Instagram. Facebook призналась, что пока не может стабильно зарабатывать на своём мобильном приложении. А Google нехотя признаёт факт падения цены на мобильную рекламу. Общая причина, видимо, в том, что рекламодатели находят крохотный экран смартфона значительно менее привлекательным, нежели дисплей PC (фото: Norio Nakayama)

Цукерберг и основатели Instagram о дальнейших планах особо не распространяются, ограничившись весьма общими обещаниями: приложение, мол, будет улучшено с применением талантов и инфраструктуры Facebook, а его гибкость (возможность размещать снимки не только в Facebook, но и в других сетях) останется нетронутой.

Сопоставляя факты и обещания, аналитики делают вывод, что Instagram сохранит определённую степень независимости как мобильное приложение, но одновременно станет важной деталью нового пользовательского интерфейса социальной сети (речь о Timeline, хронологической метрике, в которую превращены теперь странички пользователей; см. «Революция Facebook»).

Проблема в том, что верить Марку Цукербергу, когда он говорит о бизнесе, можно только с оговоркой. Не потому, что когда-то он хитростью выдавил из общего дела партнёров (помните к/ф «Социальная сеть»?) Facebook — жуткое, беспросветное кладбище стартапов, тягаться с которым размерами может, пожалуй, только печальной памяти Yahoo! За последние три года Фейсбук купила множество перспективных дот-комов — и все они кончили одинаково, бесследно растворившись в недрах социального гиганта. Gowalla (закрыта). Snaptu (закрыта). Hot Potato (последняя запись в корпоративном блоге датируется днём покупки). Beluga (канула в Лету). Push Pop Press (так и не выбралась из зачаточного состояния). Это не полный список, но в общем мысль понятна: где гарантии, что то же самое не случится с Instagram?

И стоит ли удивляться, что никто не верит Марку, когда он обещает: больше покупок не будет? Разыгравшийся корпоративный аппетит наверняка потребует новых жертв. Кого гигант поглотит следующим? Pinterest — третью по популярности в Штатах социальную сеть (с очень ценным свойством: её пользователи не ведут отвлечённых бесед, они говорят только о своих интересах)? Или Path — семейную социальную сеть, которая может стать ещё одним кирпичиком для мобильного Фейсбука? Аналитики уверены: Facebook продолжит покупать агрессивно, возможно, планируя со временем стать чем-то большим, нежели просто социальной сетью. Возможно местом, где пользователи проводят всё своё время, потому что там будет всё необходимое?

Здесь, в охватившей гиганта шоппинг-лихорадке, усматривают и ещё одну причину поглощения Instagram. Команда Цукерберга выложила миллиард за мобильное приложение просто потому, что может это сделать. Ей, как и многим в ИТ-индустрии за последний год, вскружил голову ветер нового пузыря дот-комов. Двигаясь в светлое будущее под флагом социальных сетей, инвесторы и предприниматели — как и пятнадцать лет назад, когда массами двигала идея «интернет-экономики» — перестали ощущать масштаб цен. Они не замечают, что почва ушла из под ног и двигатель давно уже работает на одних только надеждах и вере. Грядущее IPO Facebook — сто миллиардов минимум, на меньшее никто не согласен! — подогревает эти настроения.

Но способна ли вера сделать Instagram прибыльным?