Увядание Research In Motion — изобретателя смартфона, некогда богатейшей компании Канады — процесс печальный, но по-своему красивый. Начавшийся добрых три года назад, только в последний год он стал заметен невооружённому глазу — и за эти двенадцать месяцев перед нами разыгралась настоящая драма, словно бы исполненная по указке загадочного дирижёра (в хронологическом порядке, см. «Куда движется RIM?», «Движение — жизнь», «Кликнешь, а в ответ тишина» и «Кто спасёт RIM?»).

Действие следовало за действием, хоть до последнего момента на воображаемой сцене и обходилось без крови. В минувшую пятницу она пролилась: отчитываясь перед инвесторами за очередной квартал, новообретённый CEO компании, Торстен Хайнс (заступил на пост в январе), дал сигнал к крупным переменам, необходимость в которых назрела давным-давно.

Отчёт вкратце: убыток в 127 миллионов при выручке свыше 4 миллиардов долларов, пятый подряд квартал с падающими продажами. Отныне RIM не даёт прогнозов на будущее и начинает масштабную реструктуризацию с глобальной целью удержать клиентов до момента вывода на прилавки платформы BlackBerry 10 (см. «Новая надежда планшетной альтернативы»).

Ради достижения поставленной цели RIM прежде всего откажется от попыток охватить все рынки сразу. Компания сосредоточит усилия там, где когда-то начинала и доминировала: в государственном и бизнес-сегментах. Консюмеры останутся для неё только в виде узкой ниши любителей дешёвой текстовой связи (см. «Как управляли беспорядками в Лондоне»). При этом не исключается возможность лицензирования BlackBerry OS другим производителям мобильных устройств и — вскользь, намёком, иносказательно — продажа на сторону компании целиком, если кто-то вдруг предложит хорошую цену.

Ещё два месяца назад уверявший, что менять ничего не нужно, Хайнс публично признал ошибку. Теперь он намерен перебрать корпорацию до последнего винтика — и словно в доказательство серьёзности его слов компанию покинули несколько руководителей самого высокого ранга. Ушли CTO и COO по глобальным операциям, навсегда распрощался с альма-матер харизматичный сооснователь Джим Балсилли.

Уход Балсилли — событие настолько невероятное, что пресса пока ещё осторожничает, не рискуя сказать «ушёл!». Говорится лишь, что Джим покинул совет директоров. Но зная, что только место в Совете связывало его с Research In Motion после январских перестановок (тогда он сложил с себя полномочия ко-CEO), стоит сказать прямо: RIM осталась без Балсилли. И слава богу! Может быть ещё не слишком поздно?

Смартфоны под управлением BlackBerry 10 появятся в продаже в этом году, но даже сейчас руководство RIM воздерживается от точной даты. Считается, ждать их следует к зиме. А пока поклонники «ежевики» довольствуются устройствами с седьмой версией ОС, вроде изображённого здесь BB Bold (фото: Enrique Dans).
Смартфоны под управлением BlackBerry 10 появятся в продаже в этом году, но даже сейчас руководство RIM воздерживается от точной даты. Считается, ждать их следует к зиме. А пока поклонники «ежевики» довольствуются устройствами с седьмой версией ОС, вроде изображённого здесь BB Bold (фото: Enrique Dans).

Увы, аналитики и инвесторы утратили веру в компанию ещё год назад. Неправильное понимание запросов рынка, попытки тупо продавить мало кому интересные старые («Айфон — никому ненужная игрушка» (с) Джим Балсилли) и сырые новые решения (планшетка Playbook после многочисленных скидок разошлась тиражом всего в миллион экземпляров), беспрестанные переносы «на завтра» смартфонов под BlackBerry 10, опоздание с тач-скрином, магазином приложений (BlackBerry App World стартовал лишь весной 2009), нежелание признавать свои ошибки вплоть до последней черты (что-то значащие перестановки в руководстве произведены только на минувшей неделе!) — всё это привело к усыханию рыночной стоимости компании на девять десятых за четыре года. В счастливое возвращение теперь верят только самые отъявленные оптимисты — в основном из числа тех, кому RIM платит зарплату.

Кажется парадоксальным, но именно поведение акций компании даёт право надеяться. То, что Research In Motion рано или поздно прекратит существование в форме самостоятельной организационной единицы, для большинства сторонних наблюдателей — вопрос давно решённый. Однако не факт, что ей дадут просто тихо умереть. При текущей цене в 7 с лишним миллиардов долларов, RIM должна выглядеть чертовски привлекательным объектом для поглощения. У неё отлаженная мировая сеть защищённых мгновенных коммуникаций, 77 миллионов подписчиков (и цифра растёт, хоть темпы роста — 3% в квартал — упали до рекордно низких), её имя всё ещё знакомо бизнесу и молодёжи, у неё собственная мобильная платформа, производство, а фундаментом для всего — ещё и патенты, ведь как ни крути, RIM была пионером телекоммуникаций. В ценности её патентов не сомневается никто. Даже потеряв весь свой бизнес, компания будет стоить миллиарды только благодаря патентному портфелю.

Впрочем и шансы задействовать «стратегические возможности» (как политкорректно называют продажу) для RIM слабеют день ото дня. Рынок отворачивается от неё. Интерес к клавиатурным устройствам исчез и это признаёт даже команда Хайнса. И на всегдашнее преимущество RIM — безлимитный, дешёвый, шифрованный текстовый обмен между устройствами BlackBerry — пользователи смотрят теперь под новым углом. Бизнес и консюмеры готовы идти на компромисс, если вместо защищённости им предложат широкий выбор устройств и программного обеспечения. Хайнс признаёт и это: защищённость более не является самым ценным качеством мобильным устройств.

Свежая статистика Nielsen по Соединённым Штатам рисует неутешительную картину. Из числа купивших смартфон за последние три месяца 48% выбрали устройство под управлением Android (на снимке), 43% - под iOS, и только каждый двадцатый решился на BlackBerry (фото: Robert Bejil).
Свежая статистика Nielsen по Соединённым Штатам рисует неутешительную картину. Из числа купивших смартфон за последние три месяца 48% выбрали устройство под управлением Android (на снимке), 43% — под iOS, и только каждый двадцатый решился на BlackBerry (фото: Robert Bejil).

BlackBerry держится на плаву благодаря имиджу знакомой, предсказуемой, достаточно надёжной платформы. Но по мере того, как теми же качествами обзаводятся Android и iOS, позиции слабнут. По данным на начало зимы, на неё приходилось всего около 7% продаваемых в мире смартфонов. И только за последний квартал поставки (даже не продажи!) уменьшились больше чем на 20%. Реализация идёт так плохо, что RIM была вынуждена списать старых устройств на четверть миллиарда долларов.

Таким образом если кто-то и заинтересуется ею сейчас, то предложит не больше пары миллиардов. Косвенным подтверждением тому — курсировавший зимой слух о желании Nokia и Microsoft купить RIM в складчину: предложение так и не было сделано. А время идёт. Пока RIM готовит к запуску смартфоны под BlackBerry 10, конкуренты безжалостно кромсают её долю. iOS и Android не сходят с первых страниц. А Windows Phone может получить хороший толчок в апреле, когда операторы начнут продажи субсидируемых сверхдешёвых смартфонов Nokia.

Справедливости ради нужно отметить: для Research In Motion просматривается ещё один, совсем уж экзотический вариант. Компания была и остаётся национальной гордостью Канады и этот факт не раз подчёркивали члены правительства. Поэтому не исключено, что государство поможет ей пройти через трудный период, либо национализирует. Вот только удержит ли это пользователей на платформе BlackBerry? Словно увязнув в трясине, с каждым новым рывком RIM только погружается глубже.