С завидной регулярностью, по три-четыре раза за год, западная пресса обсуждает вопрос, понятный каждому взрослому человеку вне зависимости от его места жительства и профессии: условия, создаваемые работодателями для своих сотрудников. И каждый раз возникает повод гордиться причастностью к индустрии информационных технологий, ибо большинство компаний, возглавляющих списки лучших, самых желанных работодателей планеты, имеют непосредственное отношение к ИТ.

Их имена и продукты и без того на слуху у всех, но это не мешает смаковать подробности их офисной жизни. Бесплатные обеды на любой вкус и массаж по окончании рабочего дня, боулинговые дорожки и лужайки для Бочче (о, несчастный российский трудяга, да знаешь ли ты хотя бы что это такое?), свои детские сады и поликлиники — всё, всё для и ради человека, вплоть до трепетного контроля за чистотой воздуха в помещениях и уважения прав сексуальных меньшинств.

Самый свежий список лучших работодателей планеты по версии Fortune возглавляет Google, но там же, в сотне лучших, числятся Intel, Adobe Systems, Intuit. Эти компании проявляют редкую заботу о состоянии здоровья своих сотрудников, и естественно предположить, что и прямое вознаграждение за труд здесь, как говорится, на уровне. Увы, при ближайшем рассмотрении денежный вопрос оказывается не таким красивым. Google и её упомянутые коллеги по цеху, а кроме того не вошедшие в список Apple, Pixar Animation Studios (подразделение The Walt Disney Company) и Lucasfilm действительно заботятся о зарплатах, но в обратном смысле: стараются не переплатить. По крайней мере такой вывод сделало Министерство юстиции США, расследовавшее деятельность названных компаний и частично обнародовавшее материалы следствия на минувшей неделе.

В сговоре ИТ-гигантов заподозрили ещё пару лет назад. Продлившись год, расследование завершилось мировым соглашением между Минюстом и компаниями, благодаря чему удалось избежать не только огласки обнаруженных следователями фактов, но и выплаты компенсации сотрудникам, и вообще обойтись «малой кровью», почти не поднимая шума. Однако нашлись сотрудники, посчитавшие, что с ними обошлись несправедливо. Минувшей весной они подали коллективный судебный иск, и открытое слушание дела начнётся со дня на день.

Опираясь на «утекшие» документы и материалы, обнародованные Минюстом, можно нарисовать такую картину. Где-то в середине «нулевых» американские воротилы ИТ-бизнеса заключили своеобразный «пакт о ненападении», пообещав друг другу воздерживаться от обоюдного корпоративного браконьерства (попросту говоря, не переманивать сотрудников). Это не был сговор в чистом виде, процесс протекал стихийно (сперва договаривались одни, потом другие и т.д.). Не было и договора как такового, только своеобразное джентльменское соглашение, заключённое устно и скреплённое честным словом руководителей. Так что прямых доказательств не осталось. Но остались косвенные улики в виде электронных писем, свидетельствующие о наличии договорённостей.

Одним из самых громких скандалов, связанных с корпоративным браконьерством, стал случай Кай-Фу Ли, вице-президента Microsoft по интерактивным сервисам, в 2005 перекупленного Google. После полугодовых препирательств в суде, скандал замяли (похоже, за немаленькие отступные), а Ли, хоть и продержался на новом месте всего четыре года, здорово посодействовал китайской экспансии Google.
Одним из самых громких скандалов, связанных с корпоративным браконьерством, стал случай Кай-Фу Ли, вице-президента Microsoft по интерактивным сервисам, в 2005 перекупленного Google. После полугодовых препирательств в суде, скандал замяли (похоже, за немаленькие отступные), а Ли, хоть и продержался на новом месте всего четыре года, здорово посодействовал китайской экспансии Google.

На первый взгляд, в таком соглашении нет ничего плохого и уж тем более противозаконного. Ведь корпоративное браконьерство — отнюдь не пережиток прошлого, оно востребовано и поныне (восполнить штат, похудевший вследствие естественного оттока кадров; сэкономить на обучении персонала и т.п.). Скандалы с переманиванием сотрудников возникают периодически, а вместе с ними всплывают кошмарные факты об используемых браконьерами методах.

На охоте за ценными «кадрами» все средства хороши и профессионалы хедхантинга не брезгуют буквально ничем. Личная встреча с объектом охоты всё ещё эффективна, но если повезёт заполучить (случайно, конечно же случайно!) жёсткий диск с контактами всех сотрудников конкурирующей фирмы, это здорово сэкономит время. Правда, в последние годы акцент сместился на социальные сети (в особенности профессиональные сообщества вроде LinkedIn, Национальной Деловой Сети), но особо упрямых и ценных по-прежнему «дожимают» в индивидуальном порядке неординарными средствами, например, «обрабатывая» семью.

И вот тут вырисовывается замечательный парадокс. Талантливый человек имеет бесспорное право сполна получить за свою голову и свои труды. Так что браконьерство может быть и неэтично, но законно. А вот попытки помешать естественной конкуренции за рабочие руки хоть и выглядят красиво, должны стоять вне закона, потому что в конце концов мешают человеку быть оценённым по заслугам.

Google, Apple и прочие договорились не только не переманивать сотрудников друг у друга, но и не принимать на свободные места тех, кто пытается переметнуться самостоятельно, и больше того, ставить в известность начальство этих людей. Кроме того — а необходимость данного пункта вытекает из предыдущего — участники соглашения брали обязательство установить разумную верхнюю планку зарплаты и не вести «торговую войну» друг против друга, не увеличивать оплату труда только чтобы выглядеть привлекательней в глазах кандидатов на рабочее место.

Что в результате? Высший эшелон по-прежнему довольствуется фантастическими бонусами и премиями (так Тим Кук, возглавив Apple, получил на 380 млн. долларов акций и прочих подарков, а его годовая зарплата поднята до 1.4 млн. долл.), тогда как рядовых сотрудников удерживают на местах только тем, что не дают сбежать. Цепями к стульям не приковывают, но в общем вы понимаете, почему антибраконьерское соглашение критики приравнивают к узаконенному рабству.

Подарок почти в 400 миллионов долларов, преподнесённый Apple новому CEO (Тим Кук, на фото), стал рекордным в истории бонусов, когда-либо выплаченных руководителям технологических компаний. Критики подозревают, что гигантские суммы компенсаций, которыми корпорации задабривают своих лидеров, складываются как раз из того, что регулярно недополучают рядовые сотрудники.
Подарок почти в 400 миллионов долларов, преподнесённый Apple новому CEO (Тим Кук, на фото), стал рекордным в истории бонусов, когда-либо выплаченных руководителям технологических компаний. Критики подозревают, что гигантские суммы компенсаций, которыми корпорации задабривают своих лидеров, складываются как раз из того, что регулярно недополучают рядовые сотрудники.

Инициаторы коллективного иска, поданного против компаний, уличённых в сговоре, требуют возместить им всё, что было недоплачено за последние четыре года (точнее, за четыре года до того, как была заключена мировая с Минюстом). Если дело выгорит, несколько сот тысяч человек получат хорошую единоразовую прибавку к жалованью.

Проблема, однако, в том, последствия сговора должны ощущаться и за пределами вышеназванных компаний. Число сотрудников Intel, Apple, Google и прочих так велико, а общественный вес самих предприятий настолько значителен, что установленные ими между собой правила игры стали правилами игры де-факто и для всех остальных. Логично предположить, что мелкие ИТ-игроки, естественно ориентирующиеся на «старших товарищей», за годы действия антибраконьерского соглашения привели зарплаты своих сотрудников в соответствие с зарплатами крупных компаний. Так что по справедливости стоило бы рассмотреть и вопрос компенсации им.

Но и это ещё не конец. Пострадали ИТ-вендоры, но пострадали и их клиенты — ведь качество продукции, темпы технической эволюции вписаны в то же самое уравнение. Как изменится мотивация сотрудника, не получающего достойное вознаграждение за свой труд, но и не имеющего возможности перейти к конкурентам? Когда судебный процесс начнётся, сторона обвинения наверняка выложит немало интересных фактов, иллюстрирующих этот аспект.

Напоследок стоит отметить, что под подозрением какое-то время пребывали также Microsoft, IBM и Yahoo!. Обвинения с них сняли за недостатком улик, а попутно отыскали любопытное, шестилетней давности письмо Эда Коллигана (тогда ещё руководителя Palm) Стиву Джобсу (тогда уже руководителю Apple). Начало и окончание переписки не сохранились, но по всей видимости Джобс предлагал заключить уже знакомый антибраконьерский пакт, и в найденном письме Коллиган прямо назвал эту идею «неправильной, а вероятно и незаконной».

Что ж, Palm вне игры, тогда как Apple наслаждается статусом одного из важнейших игроков мобильного рынка. Но какое же всё-таки счастье, что историю пишут не только победители!