Прогремев сделкой на 12.5 миллиардов чистыми — отданных за Motorola Mobility Holdings Inc. (MMI), половинку Motorola, занятую бытовой электроникой (компания была разделена зимой после нескольких тяжёлых лет) — Google не только поставила личный рекорд, но ещё и задала задачку, которую сейчас пытаются решить тысячи аналитиков, экспертов, наблюдателей и просто комментаторов.

Детали сделки и её определяющая причина — вроде бы на виду: Motorola, пионер телекоммуникаций, фактически основавшая сотовую связь, ценна патентным портфелем, содержащим 17 тысяч зарегистрированных и ещё около 7 тысяч проходящих рассмотрение заявок. Получив такое богатство, Пейдж и Брин, сейчас почти не имеющие патентованной собственности (см. «Три года Android…»), смогут успешно противостоять натиску Microsoft, Apple, Oracle, да и любых других компаний, жаждущих если не утопить Android, то хотя бы поживиться за счёт юной платформы.

Кое-кто даже высказывает мнение, что Google вовсе не нужны мотороловские производственные мощности — и скорее всего их продадут кому-то из азиатских партнёров. А до тех пор MMI продолжит существование как самостоятельный бизнес, пусть и в составе поискового гиганта, но без каких бы то ни было изменений или привилегий от нового хозяина.

Однако эта версия хоть и имеет статус официальной (озвучена Google), лишь одна из многих и далеко не самая убедительная. Известие о сделке привело к настоящей свистопляске в сегменте мобильной электроники: в течение суток-двух подверглись радикальной переоценке рыночные капитализации доброго десятка крупных игроков, сместились акценты и потребовали переработки стратегические планы.

Переход Motorola Mobility под крыло Google всего-то спустя полгода после отделения компании от тела Motorola, можно считать триумфом её генерального директора, американца индийского происхождения Санджая Джа. Он мечтал о слиянии с крупным софтверным разработчиком с начала самостоятельного плавания MMI - а когда подвернулся удобный случай, сумел получить хорошую цену: Google заплатила за компанию на 63% больше её рыночной стоимости.
Переход Motorola Mobility под крыло Google всего-то спустя полгода после отделения компании от тела Motorola, можно считать триумфом её генерального директора, американца индийского происхождения Санджая Джа. Он мечтал о слиянии с крупным софтверным разработчиком с начала самостоятельного плавания MMI — а когда подвернулся удобный случай, сумел получить хорошую цену: Google заплатила за компанию на 63% больше её рыночной стоимости.

Так, если Google действительно был нужен только правовой щит, проще и дешевле было купить InterDigital — тоже телеком-пионера, владеющего портфолио почти из 20 тысяч патентов, зато лишённого бесполезного производственного балласта. И вплоть до объявления о сделке с Motorola, именно InterDigital считалась приоритетной целью. К настоящему моменту, всего-то за пару дней, курс её акций спикировал на четверть: с мечтой о поглощении можно распрощаться.

А вот скандалистка Foxconn (см. «О рабах Apple…»), ELK, Interflex, работающие по заказам Motorola, за те же пару дней взлетели на ожиданиях, что инженеры и фабрики MMI под новым хозяином простаивать не будут. Поглощённая компания известна несколькими Android-устройствами, включая смартфоны Droid и первую полноценную альтернативную планшетку Xoom. Особыми успехами она не блещет, но, оказавшись за пазухой Google, получает уникальный шанс.

До сих пор поисковый гигант держал четыре десятка Android-вендоров в равных условиях, ограничиваясь разработкой операционной системы и выступая в роли партнёра, не конкурента. Теперь Google сама станет производителем — и трудно поверить, что компания не использует власть над софтверным проектом, дабы помочь своему производственному бизнесу. Да, компания, устами Энди Рубина, пообещала обойтись без привилегий, но Google — не благотворительный фонд, и свои интересы ставит выше всего (см. «Открытость и свобода Android»). К тому же всего год назад Рубин утверждал, что они не намерены производить смартфоны вовсе.

Отсюда парадоксальный вывод: больше всех из сделки Google и Motorola извлечёт Microsoft. Теперь, когда мир мобильных устройств фактически поделён между Apple и Google — двумя гигантами, контролирующими и самые популярные мобильные ОС, и нюансы производства устройств под их управлением — куда податься конкурентам, ранее сделавшим ставку на Android? iOS не продаётся, самые правильные Андроиды отныне будут у Google, остаётся лишь Windows Phone. Правда, и здесь мелких вендоров может поджидать сюрприз.

Покупка Motorola - это и ещё и подтверждение сдвига интересов в сторону мобильного компьютинга. Не так важно, исчезнут ли из нашей жизни PC, важно, что отныне и впредь главные события в жизни индустрии и отдельного индивида будут происходить на мобильных устройствах.
Покупка Motorola — это и ещё и подтверждение сдвига интересов в сторону мобильного компьютинга. Не так важно, исчезнут ли из нашей жизни PC, важно, что отныне и впредь главные события в жизни индустрии и отдельного индивида будут происходить на мобильных устройствах.

Покупка Motorola Mobility — шаг неожиданный, но не оригинальный. Обзаведясь производственными мощностями, Google идёт по стопам Apple, HP и RIM — которые давно освоили вертикально-интегрированную модель. Все они пишут софт и проектируют железо самостоятельно, что позволяет выдавать продукты сравнительно высокого качества. Излишне говорить, что Android нуждается в этой модели едва ли не больше других: по количеству аппаратных неполадок Android-устройства занимают первое место.

Никто не берётся предположить, сколь выгодным конкретно для Google будет своё производство, но выгорит дело или нет, аналитики (Gartner и др.) уверены: в мобильной индустрии настал час вертикальной интеграции. И предлагают смотреть шире, распространяя тенденцию на сладкую парочку Microsoft-Nokia.

Теоретически, у софтверного гиганта нет причины покупать финнов — Microsoft и без того диктует условия своим партнёрам, а патенты Nokia доступны ей через кросслицензионное соглашение. Но 20% рывок, который совершили с понедельника акции Nokia, говорит сам за себя: инвесторы ждут предложения о покупке. Если их ожидания сбудутся, мелкие вендоры останутся не у дел, ведь рынок мобильных устройств будет подмят несколькими, единолично контролирующими всё и вся гигантами.

Но вернёмся к Google. Аналитики предупреждают, что компании, до сих пор имевшей дело только с невесомой информацией, будет нелегко добиться успеха на производственном поприще, где ведение дел дорого, а маржа тонкая. И видят единственный выход в постепенном переводе Android на проприетарные рельсы. Поправив за два года имидж и продажи Motorola Mobility в наиболее важных регионах, Google выделит свою собственную версию операционной системы, добавив в неё большое количество несвободных компонент.

Таким образом формально Android останется свободной платформой, по-прежнему бесплатно доступной всем желающим. Фактически же единственным правильным Андроидом станет вариант Google, работающий на её же собственных устройствах. Это обеспечит поисковому гиганту необходимое преимущество, но и станет концом Android в том виде, в каком мы его знаем.