Впечатлив акционеров квартальным отчётом на минувшей неделе, Google одновременно обозначила и новый курс. Под жёстким контролем Ларри Пейджа компания прощается с бесконтрольным экспериментаторством: закрывает проекты, не получившие достаточного признания и консолидирует оставшиеся. Первыми пали PowerMeter и Google Health, весть о немедленном или скором уничтожении которых вызвала резкое недовольство пользователей (сторонники Health даже организовали сбор подписей в знак протеста).

Но быстро выяснилось, что это только предисловие. Как раз когда Сеть восторженно обсуждала блестящий отчёт, Google словно бы мимоходом обмолвилась о решении демонтировать главный экспериментальный полигон, Google Labs.

Поисковый гигант известен необычным рабочим режимом, установленным для сотрудников. 20% времени они обязаны посвящать собственным проектам, возможно, не связанным с основными занятиями. Стартовавшая в 2002 году Labs как раз и служила тестовой площадкой, где обкатывались получившиеся полуфабрикаты.

Размещённые здесь продукты часто не претендуют даже на статус бета-версии, не отягощены технической поддержкой, не могут похвастаться продуманным интерфейсом. Зато в подавляющем большинстве случаев они доступны всем желающим, отклики которых и общее внимание, привлечённое той или иной разработкой, создают столь необходимую авторам обратную связь.

Качество превыше всего. Если мы не сможем победить качеством, не стоит побеждать вовсе (из дискуссии с основателями Google).
Качество превыше всего. Если мы не сможем победить качеством, не стоит побеждать вовсе (из дискуссии с основателями Google).

Не каждый эксперимент Google начинался в Labs: к примеру, социальная сеть Google+ (говорят, уже перешагнувшая отметку в 20 млн. пользователей) создавалась обособленно. Но это скорее исключение, нежели правило. В лабораторных яслях выросли такие фундаментальные сервисы Google как Gmail и Docs, Reader и Suggest, iGoogle и News, а также Trends, Goggles и совсем свежий Android App Inventor.

Впрочем, главной заслугой и гордостью Labs должны быть не те единичные проекты, что из неё вышли, а несчётное множество забракованных ещё на стапелях. Ведь «Лаборатория» была не просто полигоном: она была социальной площадкой, позволявшей уверенно выбирать из сонма сырых идей самые перспективные. Только представьте, что сталось бы с Google, попытайся она финансировать каждую или хотя бы большинство задумок, родившихся в головах её сотрудников (для справки: сегодня в Labs квартируют 56 проектов)!

Промывая сырую экспериментальную массу в Labs, Google ничем не рисковала: накладные расходы минимальны, публика в массе своей об испытываемых здесь новинках не знает. И хорошо зарабатывала на редких удачных находках. Она имела возможность дёшево проигрывать: бесценное свойство для участника любого рынка. А попутно сохраняла притягательный имидж компании, которая думает не только о наживе и готова поддержать любую, самую дикую идею.

Вот почему комментируя закрытие «Лаборатории» многие аналитики говорят: Google в том виде, в каком мы её знали, больше не существует. И усматривают параллели с Microsoft 90-х годов — точно так же перешедшей от смелых опытов к эгоцентризму и насильственному ограничению поиска только освоенными направлениями. Отныне Google потворствует экспериментам лишь в случаях, когда возможно сформулировать коммерческую ценность и определить цель, желательно пересекающуюся с основной деятельностью компании.

Интернет-поиск и Android были самыми популярными направлениями в Google Labs. Приверженцы мобильной платформы Google, без сомнения, выигрывали больше других: едва оперившись, идеи отливались в готовые приложения, доступные через Android Marketplace. Теперь с этим источником инноваций придётся распрощаться.
Интернет-поиск и Android были самыми популярными направлениями в Google Labs. Приверженцы мобильной платформы Google, без сомнения, выигрывали больше других: едва оперившись, идеи отливались в готовые приложения, доступные через Android Marketplace. Теперь с этим источником инноваций придётся распрощаться.

Поэтому, закрывая главную тестовую площадку, поисковый гигант оставил «в живых» Gmail Labs и Maps Labs, где обкатываются новые дополнения для уже доказавших свою ценность сервисов. Поэтому же хоть «правило 20%» и остаётся в силе, сотрудникам придётся считаться с новым стратегическим курсом.

В интервью британскому отделу ZDnet, представитель компании сказал прямо: творческую энергию коллектива будут фокусировать на идеях с большой потенциальной отдачей в долгосрочной перспективе. Из-за этого Google сравнивают теперь ещё и с Yahoo!, где множество интересных начинаний давно уже рубятся на корню просто потому, что они показались бесперспективными руководству.

Став похожей на образцового бизнесмена, Google конечно будет привлекательней для деловых партнёров. И вместе с тем более предсказуемой, менее интересной публике, и менее успешной. Рассуждения о «долгосрочной отдаче» сами по себе едва ли помогут распознать следующий хит, так что у компании неизбежно будет больше громких провалов. Проекты, не прошедшие горнило Labs, могут стать успешными, но всё же имеют более высокий шанс «провалиться в прокате» или получить негативную оценку (вспомните Wave, Buzz). В конце концов это отразится и на её имидже, обесценив знаменитое «Don’t be evil».

Впрочем, чем дальше, тем чаще звучит мнение, что дружелюбие поискового гиганта — всего лишь ширма, за которой скрывается незнакомая нам компания. В воспоминаниях бывших работников Google предстаёт идеальным механизмом с отведённой сотрудникам и пользователям ролью винтиков. Как раз сейчас англоязычная пресса обсуждает мемуары очередного отставника, Дугласа Эдвардса, формировавшего маркетинговую политику гиганта вплоть до середины нулевых.

В своей «Исповеди работника номер 59» Эдвардс рисует то же самое царство инженеров, что и нашумевший ранее Поль Адамс (см. «Точка G глобальной сети…»). Но добавляет новые мрачные детали. К примеру общение с пользователями основатели Google считают напрасной тратой времени. Рабочее время следует отдавать исправлению выявленных недостатков, а для поддержания обратной связи (точнее, её видимости) поначалу предполагалось сделать… генератор случайных ответов.

Эдвардс сумел отговорить гениальных начальников от дикого поступка, но вы понимаете теперь, кто стоит у штурвала.