Патентные споры — обычное явление в мире большого бизнеса. Одни собирают патенты для защиты собственных наработок, другие с единственной целью пополнения корпоративной казны. В любом случае, рано или поздно настаёт час X — и гонка интеллектуальных вооружений разрешается ожесточенными баталиями в суде. Примерно так всё обстоит и с нашумевшим делом «Kodak против Apple и RIM», которое, впрочем, следует отметить особо: не так уж часто на ринге встречаются компании, рождённые с временной разницей в сто лет и сделавшие себе имя в эпохи разных технических революций.

Если коротко, Eastman Kodak Co. обвиняет производителей смартфонов iPhone и BlackBerry в нарушении одного из своих многочисленных американских патентов, касающихся цифровой обработки изображений. Претензия в Комиссию по международной торговле США (ITC) была подана ещё прошлой зимой, а год спустя рассматривавший её судья ответил истцу отказом. Однако юристы Kodak сумели добиться апелляции и на минувшей неделе ITC согласилась вернуться к рассмотрению вопроса уже полным составом (финальный вердикт ожидается в конце мая).

Это скромное известие оказало огромное влияние на акции компании, взлетевшие в цене на треть. И здесь нет ничего удивительного, ведь если пионер фотографического бизнеса одержит победу, отступные, по самым скромным оценкам, могут составить больше одного миллиарда долларов. Впрочем, что значат деньги для бизнеса, пережившего две мировых войны, крупнейшие в истории человечества экономические кризисы и на протяжении всего этого времени бывшего синонимом самому слову «фотография»?

Eastman Kodak основана в конце XIX века изобретателем фотоплёнки, Джорджем Истманом, бывшим банковским клерком и самоучкой, деловой хватке которого и методам ведения дел могли бы позавидовать даже интернет-предприниматели конца века XX. Начиная фотографический бизнес, Истман прежде всего позаботился о защите интеллектуальной собственности, получив патенты на все ключевые разработки. Среди таковых фотоплёнка (в пику громоздким, тяжёлым, хрупким фотопластинкам) и конструкция компактного фотоаппарата со странным названием Kodak.

Согласно легенде, словечко «Kodak» родилось в ходе мозгового штурма, устроенного с целью отыскания короткого, запоминающегося, с однозначным написанием, не допускающим орфографических вариаций, и свободного от ассоциаций с любыми другими товарами набора букв (ну чем не название для веб-сайта?).

Джордж Истман не был профессиональным фотографом, он не был даже любителем. Но однажды испытав на себе все прелести фотосъёмки в полевых условиях, решил упростить процесс.
Джордж Истман не был профессиональным фотографом, он не был даже любителем. Но однажды испытав на себе все прелести фотосъёмки в полевых условиях, решил упростить процесс.

Истман, автор и соавтор множества оригинальных технических идей, признавал весомую роль маркетинга в успехе предприятия. Это проявилось в девизе компании, гласившем «вы жмёте кнопку, мы делаем всё остальное!», а позже в массе мелких деталей, обеспечивших оглушительный успех её продуктам. К примеру, семейство первых плёночных «мыльниц» Brownie, появившееся в 1900 году и остававшееся на рынке на протяжении шестидесяти лет, своим стремительным взлётом во многом обязано тому, что сегодня называется психологически важной ценой (первая модель продавалась за 1 доллар).

Впрочем, первой популярной моделью стала собственно фотокамера Kodak, дешёвая и достаточно простая, чтобы пользоваться ею могли даже — и особенно! — неспециалисты. Именно успех Kodak заставил её производителя сменить первоначальное название компании Eastman Dry Plate Company на сегодняшнее Eastman Kodak Co.

На протяжении столетия детищу Кодака удавалось сохранять образ фотографического бизнеса номер один, а брэнд был узнаваем повсеместно (для советских фотолюбителей аура, окружавшая продукты Kodak, была поистине волшебной). Конец 90-х стал временем наивысшего расцвета компании и одновременно началом затяжной депрессии для всей плёночной индустрии: пришло время цифровой фотографии.

Как это часто случается с классиками, Kodak «пропустила поворот» и цеплялась за устаревшую технологию вплоть до середины «нулевых». За это время рыночная стоимость компании уменьшилась в 25 раз, штат сотрудников впятеро. Последние несколько лет Kodak активно пытается переориентироваться на цифровые решения, вложив миллиарды долларов, в частности, в системы дешёвой струйной фотопечати для дома и бизнеса, но пока только теряет деньги.

Согласно собственным прогнозам, новые направления деятельности должны вывести баланс компании в плюс уже через год-два. Но до того необходимо как-то продержаться. И вот здесь совсем в ином свете предстаёт патентное портфолио. Поощряя научно-исследовательскую деятельность на протяжении всей своей истории, Kodak скопила впечатляющую подборку фотографических патентов, охватывающих в том числе и цифровые механизмы.

Для компании, фактически основавшей фотоиндустрию, ставки в любом сражении с конкурентами были неизменно высоки, так что раньше патенты Kodak выполняли прежде всего защитную функцию (не всегда успешно: спор с Polaroid в 70-х кончился выплатой почти миллиардной компенсации). Сегодня же лицензионные отчисления и преследование нарушителей превратились для неё в источник денежных средств, позволяющий продолжать эксперименты с новыми идеями.

За последние три года Kodak заработала на лицензиях и патентных спорах около двух миллиардов долларов, а в следующие несколько лет планирует получать таким образом около 300 миллионов ежегодно. В списке тех, кто лицензирует интеллектуальную собственность Kodak, десятки компаний с мировыми именами: Nokia, Sony, Olympus, Motorola и мн. др. В списке покаявшихся нарушителей — Samsung и LG Electronics, недавно уплативших совокупно чуть менее одного миллиарда долларов в качестве отступных за патентованный алгоритм, описывающий быстрый предпросмотр отснятого материала на мобильных цифровых устройствах.

К слову, это тот же самый алгоритм, использование которого вменяется в вину Apple и RIM. Да и претензия разбирается в той же самой инстанции (ITC), хоть и другими судьями. Неудивительно, что исход спора, несмотря на январскую заминку, считается предрешённым.

Наряду с агрессивными патентными спорами, Kodak теперь не брезгует и двусмысленными рекламными трюками. Что поделать, тяжёлые времена требуют смелых решений.
Наряду с агрессивными патентными спорами, Kodak теперь не брезгует и двусмысленными рекламными трюками. Что поделать, тяжёлые времена требуют смелых решений.

Характерно, что никто из обозревателей, повествующих о ходе разбирательства, не вникает и даже не пытается вникнуть в технические вопросы. Что именно описывает спорный алгоритм, как реализовали этот процесс в своих смартфонах Apple и RIM, действительно ли есть пересечения и не основывается ли патент Kodak на более ранних чужих изобретениях, а потому может быть аннулирован?

Парадоксально, но всё это не имеет значения когда патенты применяются в качестве оружия нападения, а не защиты. Допустим, один из патентов Kodak будет признан недействительным, что произойдёт дальше? Можно не сомневаться, что компания найдёт в своей обширной коллекции другое подходящее орудие для атаки.

Лучшее тому подтверждение — поведение Apple. В ответ на обвинение в нарушении патента Kodak, она почти сразу же предъявила империи Истмана ответный судебный иск, обвинив в нарушении уже своих патентов с обширными казуистическими названиями вроде «модульной обработки цифровых изображений посредством цепи для обработки изображений с изменяемыми параметрами».

Увы, для Kodak, в прошлом году исключённой из состава S&P 500, тактика патентных троллей — возможно единственный оставшийся законный способ сохранить бизнес. Впрочем, ни аналитики, ни акционеры не верят, что редкие миллиардные вливания смогут удержать компанию на плаву. Акции Eastman Kodak, в 1997-м штурмовавшие отметку 100, сегодня колеблются около 4 долларов.