В феврале много шума наделала история с фактическим уничтожением безлимитных интернет-тарифов в Канаде (см. «Как в Канаде безлимитку отменяют»). Тогда ситуацию удалось исправить благодаря активному сопротивлению рядовых сетян. Сегодня нечто похожее творится совсем рядом с нами, в Англии, где провайдеры близки к тому, чтобы распространить на интернет-доступ принципы, ранее применявшиеся в отношении мобильной связи и кабельного телевидения. Звучит совсем не страшно, даже с учётом того, что общественность до сих пор не смогла повлиять на ход событий. Но иллюстрации этой поистине средневековой идеи, рисуемые её противниками, заставляют задаться вопросом куда катится мир.

Представьте себе, что в одно прекрасное утро вы, включив компьютер, не сможете попасть на любимый сайт. Нет, магистрали в порядке, просто владельцы конкурирующего веб-ресурса заплатили вашему провайдеру за временный или постоянный блок. И теперь, к примеру, вместо лицевой странички «Фейсбука» перед вами маячит баннер, приглашающий в «Контакт».

А может быть не удастся поиграть, потому что вы забыли оплатить опциональную «игровую» добавку к базовому интернет-тарифу. Либо, просматривая личную статистику, увидите, что деньги, которых обычно хватало на месяц, кончились за неделю, поскольку сёрфинг с новенькой планшетки обходится вам вдвое дороже блуждания по Сети с десктопа. Или активно потребляемый вами контент оценивается провайдером по более высокой цене. Вот перспектива, перед которой сегодня стоят английские пользователи глобальной сети. И пусть вас не успокаивают расстояния, в России ситуация едва ли не хуже.

Про планшетные интернет-тарифы на Западе ходит мрачная шутка: у некоторых клиентов больше денег, чем здравого смысла — но это поправимо.
Про планшетные интернет-тарифы на Западе ходит мрачная шутка: у некоторых клиентов больше денег, чем здравого смысла — но это поправимо.

Не подумайте, что такие и подобные им варианты — выдумка журналистов. Минувшей осенью на публичной конференции представители английских провайдеров, рассматривая — пока, к счастью, гипотетическую — ситуацию в которой Google оплатит им повышенный приоритет Youtube в ущерб iPlayer от BBC, назвали её «нормальной деловой практикой». Что же делать клиенту, который заключил долгосрочный контракт с таким провайдером? Уйти к другому? Но это как раз то, чего боятся эксперты: если у пользователей не будет контроля над ситуацией в целом, то и беспристрастных провайдеров может не остаться. Совсем.

Беспристрастность в данном случае — ключевое слово: обозначенная выше проблема называется ещё проблемой сетевого нейтралитета (англ. net neutrality). Её основополагающая идея проста: трафик между участниками глобальной сети должен обрабатываться без дискриминаций по какому-либо признаку. Рядовые веб-сёрферы и владельцы веб-ресурсов должны быть свободны от ограничений по контенту, платформам, типу оборудования и режимам соединения.

Изначально Интернет и WWW предполагали полное равенство всех узлов. Не случайно Винтон Сёрф и Тимоти Бернерс-Ли и сегодня числятся среди сторонников сетевого равноправия. Но экспоненциальный рост Всемирной Паутины заставил взглянуть на ситуацию с другой стороны. Впервые целесообразность соблюдения нейтралитета была подвергнута сомнению в эпоху бума дот-комов, в 2003-м году появился сам термин, а популярная пресса заинтересовалась проблемой ещё несколько лет спустя. Такая временная диспозиция хорошо согласуется с предположением, что поводов к нарушению веб-нейтралитета два: перегруженность интернет-магистралей и соблазн заработать больше на постоянно расширяющемся списке видов потребляемого контента.

В самом деле, если пятнадцать лет назад едва ли не единственными типами трафика в Сети были веб-странички и электронная почта, сегодня для перечисления только самых популярных веб-занятий не хватит пальцев на руках. Многообразие контента следует помножить на растущее разнообразие устройств, эксплуатирующих Сеть.

Так, выяснилось, что планшетки потребляют сравнительно больший объём данных. Дифференцировав тарифную сетку — к примеру, подключая iPad на один тариф, смартфоны на другой, любителей Youtube на третий, а агрессивных текстеров на четвёртый — провайдеры всего лишь уподобляются операторам мобильной связи, которые с незапамятных времён варьируют соотношение цен и услуг для клиентов с разными запросами. Гибкая тарифная политика позволяет и автоматически облегчить загрузку каналов, заставив клиента оценить, насколько разумно он потребляет интернет-услуги и не следует ли выбрать другой вариант.

Канадские провайдеры пытались решить проблему перегрузки каналов, всего лишь обозначив верхнюю границу потребления трафика. В Англии поставщики интернет-доступа с негласного одобрения властей пошли другим путём. Здесь положились на рыночное саморегулирование, предоставив провайдерам полную свободу действий.

В результате, кто-то в часы пиковых нагрузок притормаживает для своих клиентов файлообменный трафик, кто-то, опасаясь за свой телефонный бизнес, блокирует Skype, кто-то ввёл индивидуальные тарифы для разных мобильных устройств. И это только начало.

Дебаты по вопросу о необходимости сохранения сетевого нейтралитета длятся в Англии не один год. Но провайдеры, по озвученным выше причинам, стоят в оппозиции. А официальные лица их либо явно поддерживают (Ofcom, государственный регулятор), либо придерживаются политики невмешательства (Broadband Stakeholder Group, тоже государственный, но спонсируемый из кармана коммуникационных компаний).

Сетевой нейтралитет можно трактовать по-разному. За своё видение проблемы успела пострадать даже традиционно лояльная к публике Google.
Сетевой нейтралитет можно трактовать по-разному. За своё видение проблемы успела пострадать даже традиционно лояльная к публике Google.

Несмотря на агрессивный настрой индустрии, английские веб-сёрферы находятся ещё в сравнительно выгодном положении. Они по крайней мере защищены вышестоящими законами Евросоюза, которые хоть и не гарантируют сетевой нейтральности, всё же, как считается, не допускают чрезмерных злоупотреблений (вроде означенной выше полной блокировки одного сайта в угоду другому). В большинстве развитых стран вопрос веб-нейтралитета стоит так же остро, но надежды на законы нет.

К примеру в Германии крупнейший мобильный оператор прославился блокировкой «Скайпа». В США робкие попытки Федерального агентства по связи удержать провайдеров в рамках нейтралитета наткнулись на ожесточённое сопротивление как самих провайдеров, так и законодателей, решивших, что FCC не имеет права решать такие вопросы. Россия, по крайней мере для иностранных сторонников веб-нейтралитета, выглядит крайним случаем: отечественное законодательство разрешает ограничение сетевой нейтральности в целях поддержания работоспособности сетей (вообразите себе, сколь широко можно трактовать такую формулировку). Редкий положительный пример — Япония, где базовые положения net neutrality доведены до статуса закона.

Вопрос сетевого нейтралитета осложняется невозможностью ответить на него чётким «да» или «нет». Совсем закрутить гайки, потребовав полного равенства, значит лишить провайдеров возможности управлять своим бизнесом. С другой стороны, грубые нарушения нейтралитета ставят в потенциально невыгодное положение уже клиентов, которые (вспомните Канаду) могут очень активно откликнуться на перегибы. Поэтому даже сторонники сетевой нейтральности выступают за осторожный, вдумчивый подход.

В их числе Брэм Коэн, создатель BitTorrent, и профессор Тим Ву, который собственно придумал сам термин net neutrality: они считают, что идеальное равенство повредит безопасности сетян, негативно отразится на ситуации со спамом и качестве интернет-потоков, по определению требующих более высокого приоритета.

Несмотря на явное превосходство противников, сторонники сетевой нейтральности не опускают рук. Теперь, после того как действующие надзорные органы Европы и США продемонстрировали свою беспомощность в поддержании равновесия, активисты ратуют за создание новых, независимых от бизнеса государственных регуляторов, занятых исключительно вопросом нейтралитета Сети. Первой страной, где может появиться такой орган, обещает стать Англия.