Гигант мобильной телефонии, Nokia, пережил трудную и насыщенную событиями зиму. Оставаясь фактическим лидером рынка, компания предпринимает титанические усилия по смене курса, который ведёт её в никуда. Бурная деятельность нового CEO, Стивена Элопа, пока вызывает больше вопросов, но главная и несомненная его заслуга — в возвращении интриги. Пройдя через реструктуризацию, заявив о намерении сменить платформу и вместе с тем продолжая развивать несколько собственных операционных систем, Nokia настолько запутала наблюдателей, что попытки оценить её отдалённые перспективы начинают предприниматься только сейчас, когда пыль улеглась. Так что собирается сделать Nokia с Symbian, где применит Windows Phone и для чего ей таинственный проект MeeGo?

Анализируя текущую расстановку сил, эксперты делают одинаково печальный вывод: положение финского гиганта незавидно. Да, из 1.6 миллиардов мобильников всех сортов, проданных в прошлом году в мире (данные Gartner), на Nokia пришлось немногим меньше трети — почти двукратный отрыв от ближайшего конкурента, Samsung! Однако при средней цене реализованного компанией аппарата в 60 долларов и тенденции рынка на вытеснение простых телефонов смартфонами, чтобы сохранить лидирующие позиции, Nokia необходимо удержать первое место не просто в общепродажном зачёте, но обязательно в сегменте функционально богатых устройств.

NLS-1

А здесь картина совсем другая: финны зажаты меж двух огней. Сверху, в зоне дорогих смартфонов, давно правит Apple и её платформа iOS. Снизу, среди сравнительно дешёвых многофункциональных устройств, совершив невероятный рывок в прошлом году воцарился Android. Платформа Symbian, на которой работают смартфоны Nokia, чрезвычайно популярна — в мире продано около 200 миллионов таких устройств, а в ближайшие несколько лет компания планирует продать ещё как минимум 150 миллионов — но её рыночная доля стремительно уменьшается, ссохшись на 10% только за прошлый год.

Впрочем, скучная цифирь пасует перед яркой аналогией, которую ещё в начале февраля провёл в своём обращении к сотрудникам лично генеральный директор: компания сейчас словно очнувшийся от сна рабочий на горящей нефтяной платформе в море — нужно либо прыгать с высоты в ледяную воду, либо неминуемо погибнуть в огне. Nokia предпочла прыгнуть.

В феврале было заключено стратегическое соглашение с Microsoft, главным положением которого стал постепенный отказ Nokia от разработки собственной смарт-платформы в пользу решений софтверного гиганта. В течение нескольких лет (аналитики сходятся на цифре в два года) доля Symbian-устройств в продуктовой линейке Nokia будет сведена к нулю. Их место займут аппараты под управлением Windows Phone 7 и её будущих версий. Фактически признав неспособность самостоятельно построить конкурентоспособную операционной систему для многофункциональных телефонов, финны действуют со свойственной северному народу решительностью: избавившись от Symbian, компания избавится и от специалистов, занятых ею, значительно урезав накладные расходы.

Читайте между строк: если в Европе позиции смартфонов Nokia ещё сильны, в США влияние Symbian почти незаметно.
Читайте между строк: если в Европе позиции смартфонов Nokia ещё сильны, в США влияние Symbian почти незаметно.

По окончании перестройки Nokia окажется поделённой на две части. Первая половинка продолжит заниматься дешёвыми мобильными телефонами для развивающихся стран (под управлением сравнительно примитивной Series 40, развитие которой прекращать не планируется). Вторая и главная — smart devices — займётся в основном смартфонами под Windows Phone. Ожидается, что это поможет Nokia не только сохранить конкурентоспособность в целом, но и пробиться на американский рынок, где доля финских аппаратов традиционно мала (по состоянию на начало 2011-го, Symbian-устройствам здесь принадлежат 2%, тогда как всем разновидностям Windows Mobile уже 10%).

Но даже в критической ситуации и даже с таким сильным партнёром как Microsoft, складывать все яйца в одну корзину неразумно. И вот тут на сцене появляется MeeGo. Несколько упрощая, MeeGo можно представить как разновидность операционной системы Linux для портативных устройств — не только смартфонов, но и планшеток, нетбуков, неттопов, бортовых компьютеров.

Его основными особенностями являются быстрый старт, энергоэкономичность и сравнительно высокая программная совместимость с десктоп-вариантами свободной ОС (в пику Android). Ключевую роль в становлении этого проекта сыграли Nokia и Intel, принесшие в него собственные многолетние наработки. Первая подарила Maemo — основанную на Linux платформу, использованную в нескольких смартфонах Nokia (в частности, N900). Вторая пожертвовала проект Moblin — свой вариант Linux, изначально оптимизированный для процессоров Atom. Поскольку MeeGo развивается под свободными лицензиями, теоретически, роль его основателей может быть сведена к координации действий других участников разработки, заинтересованных в платформе для собственных устройств.

Примерно так и получается в жизни: сегодня MeeGo окружён сообществом из нескольких десятков крупных компаний, включая AMD, Novell, Acer. В отдалённой перспективе координаторы получают некоторое преимущество — так же, как получила его Google, «запустившая» Android и теперь формирующая образовавшуюся вокруг платформы экосистему из пользователей, приложений и разработчиков. Nokia несомненно надеется повторить успех Google, свидетельством чему — продолжение работ над MeeGo даже после «сокращения» Symbian: на днях компания увеличила жалованье и премиальные своим сотрудникам, занятым в проекте.

Приблизительно так будет перераспределён НИЧ-бюджет Nokia в течение ближайших двух лет.
Приблизительно так будет перераспределён НИЧ-бюджет Nokia в течение ближайших двух лет.

Первый смартфон под управлением MeeGo (N950) Nokia планирует выпустить в текущем году (летом, либо во второй половине), одновременно или раньше своих аппаратов под Windows Phone 7. Начальной целью является сегмент хай-энд, где сейчас заправляет Apple. Но, став своего рода пробным шаром, N950 в случае успеха может породить лавину устройств, охватывающих все рыночные ниши, и помочь второму рождению Nokia. Ведь MeeGo во всех отношениях более привлекателен для финнов, нежели платформа Microsoft: они в значительной степени контролируют его развитие и не обязаны выплачивать лицензионные отчисления. Пожалуй, единственным действительным преимуществом Windows Phone является тот факт, что система уже присутствует на рынке. Но сопоставляя объёмы доступных приложений для разных платформ, присутствие WP7 вряд ли можно назвать значительным: если для iOS и Android опубликовано 350 и 150 тысяч приложений соответственно, для WP7 их меньше 10 тысяч.

К сожалению, MeeGo пока не может похвастаться и десятью тысячами программ, что несомненно осложнит возвращение Nokia. Другая проблема компании — отсутствие компетентных дизайнеров, либо неспособность воплотить их замыслы «в железе»: ни под Symbian, ни тем более под Maemo финны пока не смогли создать аппарат, хотя бы приблизившийся по внешней привлекательности к продуктам Apple, да и новым Android-телефонам.

Тем временем конкуренты не стоят на месте и к моменту, когда N950 появится на прилавках, он может оказаться технически и морально устаревшим. Хуже того, Nokia может быть не в состоянии предложить конкурентную цену. Apple спонсирует свои устройства за счёт веб-магазина, в лагере Android сбивает ориентиры вниз жесточайшая конкуренция между «коллегами» (HTC, Motorola, Sony, Samsung). Что будет с Nokia?

Заглядывая в ближайшее будущее, аналитики теперь склонны сравнивать её с Motorola. Та тоже пропустила «поворот» на смартфоны, результатом чего стали несколько лет убытков. Сегодня Motorola переметнулась в лагерь Android и активно ищет свободный угол, но не факт, что найдёт. Для Nokia, заработавшей в минувшем году два миллиарда евро чистыми, первые потрясения ещё впереди. После того как бухгалтерский баланс уйдёт в отрицательную зону и явно обозначатся перспективы MeeGo, компания может быть вынуждена навсегда распрощаться с амбициями лидера, распустить программистов, закрыть сервисы и превратиться в ещё одного производителя телефонов для Microsoft. По крайней мере инвесторы не верят в светлое будущее. С момента февральского заявления цена акций компании упала на треть и сейчас штурмует свой исторический минимум.