Газета New York Times опубликовала любопытную статью о ситуации, сложившейся вокруг онлайнового нотного архива — International Music Score Library Project, созданного обучающимся в Гарварде студентом права Эдуардом Го. В этом архиве собраны несколько десятков тысяч партитур произведений классических композиторов. Запустив этот проект около пяти лет назад, Го в 2007 году столкнулся с весьма явственной неприязнью со стороны традиционных нотных издателей в Европе. Одно из таких издательств — Universal Edition — отправило ему досудебную претензию (cease-and-desist order), поскольку на его сайте обнаружились сканы их изданий, защищённых-таки копирайтом…

Громадный нотный архив вызвал вопросы у поборников копирайта
Громадный нотный архив вызвал вопросы у поборников копирайта

Заявив, что у него нет ни денег ни времени на то, чтобы проверить все 15 тысяч партитур, размещённых на тот момент на его сайте, он просто закрыл его, весьма эмоционально пожелав всем на прощанье всего хорошего.

В общем, вполне, казалось бы, типичная история о том, как злые поборники копирайта гробят прекрасное начинание. Но на самом деле это оказалось только началом. Просто так Го сдаваться не собирался.

Покуда многочисленные поклонники его сайта закидывали Universal Edition шапками, он набрал команду добровольцев и вместе с ними проверил всё-таки все 15000 партитур на предмет юридической чистоты. На всякий случай Го даже создал отдельную компанию, которая формально управляет IMSLP, — Project Petrucci, названную в честь Оттавиано Петруччи, итальянского типографа эпохи Возрождения, который одним из первых начал печатать ноты, используя наборные шрифты.

Кроме того, весь нотный архив переехал на канадский сервер, а в Канаде копирайтное законодательство намного либеральнее, чем в Европе. Над сайтом трудится группа добровольцев, которые выверяют, не поступают ли в архив сканы изданий, закрытых копирайтом, — в конечном счёте помимо самих произведений, в профессиональных изданиях, как правило, фигурирует масса дополнительной справочной информации для специалистов, и у издателей есть все основания утверждать свои права на эти сведения.

Поэтому на сайте для каждой партитуры указывается, что администрация ресурса не может в полной степени гарантировать, что на эти ноты не распространяется чей-либо копирайт. Как заявил сам Го журналистам, «Мы не можем знать копирайтного законодательства каждого из 200 государств мира». Так что ответственность возлагается на пользователя — как обычно, впрочем.

С другой стороны, теперь, если кто-то из европейских нотных издателей и пытается предъявлять претензии по поводу выложенных партитур, он получает сообщение, что на IMSLP не распространяется европейское законодательство. Как правило, на этом общение и заканчивается, и, по словам Го, на данный момент никто даже не пытается судиться с ним и его проектом.

К тому же Го вместе с одним музыкантом из Индианы, у которого есть небольшое издательство, наладили бумажную печать партитур по требованию (print-on-demand) за медные в общем-то деньги. Во всяком случае, значительно дешевле, чем 30-60 долларов, которые традиционные издатели могут запросить за одну копию партитуры.

С 2008 года сайт работает в обычном режиме, и наполнение его идёт полным ходом; на данный момент в архиве — порядка 35 тысяч произведений классических композиторов.
Не всех, правда. Барток и Стравинский почти отсутствуют — их произведения ещё не поступили в Public Domain.

Традиционные издатели нотных партитур продолжают ворчать, что проекты, подобные IMSLP, вредят их продажам, но Эдуард Го не проявляет к ним сочувствия: мол, нечего наживаться на том, что уже давно является достоянием мировой культуры. И в этом он прав.

Ну и у издателей есть своя сермяжная правда: как заявил Джонатан Айронз, менеджер всё того же издательства Universal Edition, на самом деле издатели используют поступления от продаж, например партитур венских классиков, для того чтобы финансировать качественное издание произведений современных молодых композиторов. Почему бы не поверить в искренность такого заявления?

Кроме того, музыковеды продолжают исследовать первоисточники и временами обнаруживают какие-то детали (авторские пометки в нотных рукописях, например), которые могут в значительнейшей степени влиять на исполнение этих произведений. Например, в общераспространённой редакции чьего-либо произведения может отсутствовать значок cresc. («крещендо»). А в каком-нибудь малоизвестном автографе он есть.

Это уж не говоря о том, насколько резко может отличаться звучание одного и того же произведения, если какой-нибудь музыкальный редактор давным-давно перепутал рукописный диез с бекаром…

В итоге оказывается, что в коммерческом издании (дорогостоящем, на плотной бумаге, с кучей музыковедческих замечаний и прочей закрытой копирайтом информации) выходит более соответствующий авторскому замыслу вариант общеизвестного произведения.

Как бы там ни было, сейчас тот же Джонатан Айронз из Universal Edition вполне открыто называет проект Го «исключительно доблестным, полностью кошерным и чистым хранилищем общественного достояния» и утверждает, что под солнцем найдётся место и для коммерческих издательств, у которых свои функции, и для других проектов, подобных IMSLP.

Если бы все поборники копирайта (включая Universal Edition) начинали разговор именно в таком тоне, возможно, сейчас и слово «копирайт» не носило бы в общественном сознании бранного оттенка.