Прогнозы на ближайшее будущее глобальной сети, периодически публикуемые компаниями и институтами, выглядят оптимистичными, если не сказать радужными. По крайней мере ещё несколько лет Интернет сохранит темпы роста, набранные к 2010 году. Продвигаясь вперёд не в последнюю очередь за счёт мобильной компоненты, каждый новый год Сеть будет увеличивать свой трафик на 34% (данные Cisco). Ожидается и минимум одна качественная перемена: уже сегодня почти половина объёма приходится на видеопотоки, а в 2014 видео во всём его многообразии отнимет девять десятых глобальных информационных перетоков — эпоха P2P завершена! Добавьте к этому победоносное шествие безлимитных тарифов — и можно пускаться во все тяжкие: предрекать скорую смерть компакт-диску, прощаться с телевидением и радио в их неуклюжей современной форме, фантазировать о дальнейшем многократном увеличении скорости доступа и падении цен. На этом фоне совершенно дикими кажутся события, происходящие сейчас в Канаде. Там решением государственного регулятора фактически уничтожена «безлимитка».

Канадские информационные магистрали контролируются несколькими корпорациями, захватившими монопольную власть в ходе агрессивных поглощений 80-х и 90-х годов. Крупнейшие среди них — Bell Canada и Telus, выросшие на телефонном бизнесе, а также кабельные провайдеры Shaw Communications, Rogers Communications и Videotron. В совокупности им принадлежит 94% рынка интернет-услуг. Оставшиеся шесть процентов (более полумиллиона человек) обслуживаются мелкими интернет-провайдерами, арендующими каналы крупных игроков. За ситуацией следит учреждённая государством Канадская комиссия по телекоммуникациям (CRTC), в список задач которой входит защита рынка от монопольных перегибов. Поэтому, хоть CRTC и не регулирует цены напрямую, она требует от гигантов предоставления мелким конкурентам определённых льгот, дабы те смогли выжить. Одной из таких льгот до настоящего времени была возможность аренды каналов без ограничения объёма передаваемой информации: благодаря ей мелкие игроки могли предлагать своим клиентам безлимитные тарифы на доступ в Интернет. Суть скандального решения, принятого CRTC ещё осенью и вступающего в силу 1 марта, сводится к освобождению телекоммуникационных гигантов от обязательств по льготам. Начиная с весны они вправе продавать свои услуги мелким провайдерам практически на тех же условиях, что и рядовым клиентам (лишь со скидкой 15%).

Немедленное следствие этого — исчезновение безлимитных тарифов из списка услуг небольших компаний и разорение их самих в отдалённой перспективе. К примеру, субпровайдер TekSavvy уже предупредил своих клиентов об отмене безлимитки и дальнейшем ужесточении обычных тарифов. Пользователи 5-мегабитного канала, ранее имевшие возможность скачивать до 200 гигабайт в месяц, отныне могут скачать в восемь раз меньше, а каждый гигабайт сверх планки обойдётся им дороже доллара.

По словам главы CRTC Конрада фон Финкенштейна, причиной суровых мер стало резкое увеличение нагрузки на интернет-магистрали. Трафик, о росте которого с задором рапортуют исследователи, давно превратился в головную боль для компаний, поддерживающих канадский бэкбон. И не имеет значения неровное распределение загрузки между клиентами (2% канадских пользователей потребляют 20% трафика). Чтобы обеспечить гарантированную скорость доступа, телекоммуникационные гиганты вынуждены вести непрерывный апгрейд сетей и систем. Поэтому «закручивать гайки» крупнейшие компании Канады начали уже давно: рост цен, ужесточение ограничений на потребляемый объём данных без особой огласки ведутся с 2006 года. Рядовые компьютерные пользователи, выходящие в Интернет через Bell Canada и других гигантов, давно сидят на тарифах с ограниченной планкой потребления, каждый гигабайт сверх которой оплачивается дополнительно. Но до последнего времени немногие задумывались о том, сколько именно они потребляют, так что теперь, когда ограничения стали ещё строже, клиентам даже приходится напоминать как попасть на страничку личной статистики. И совсем не вина Bell, что мелкие игроки оказались на грани банкротства.

Канадским тарифам не позавидуешь, но активности канадцев позавидовать стоит.
Канадским тарифам не позавидуешь, но активности канадцев позавидовать стоит.

Однако провести реформу втихаря не удалось. Неудивительно, ведь, согласно популярной шутливой аналогии, возложить вину за перегрузку сетей на всех интернет-пользователей — всё равно что разделить счёт за посещение ресторана с товарищем, который наелся от пуза, тогда как вы, возможно, всего лишь выпили воды.

Как только инициатива CRTC вступила в заключительную фазу и канадцы начали получать от своих провайдеров уведомления об отмене безлимитных тарифов, в прессе поднялся такой шум, что уже через несколько дней объяснения давал лично министр промышленности Тони Клемент. Под онлайновой петицией против грабительских тарифов подписались более 400 тысяч человек. А канадская Федерация предпринимателей (CFIB) прямо заявила, что разумные цены на интернет-доступ есть залог благополучия мелкого бизнеса. Главный аргумент оппонентов CRTC — новые правила тарификации не имеют под собой достаточных экономических оснований. Никто точно не знает, в какую сумму в действительности обходится канадским провайдерам передача одного гигабайта данных, и это очень удобная позиция для противников безлимитки. Но есть неофициальная оценка, озвученная известным в стране технодиссидентом Хью Томпсоном. По его словам, себестоимость гигабайта близка к 3 центам. Сравните это с 2 долларами, взимаемыми Bell Canada за каждый лишний гигабайт! Кроме того, рост трафика в последние годы с лихвой компенсировался пропорциональным увеличением ёмкостей накопителей, ростом энергоэкономичности аппаратуры, вычислительных мощностей.

В попытке обуздать волну возмущения, канадское правительство заверило граждан, что решение CRTC в его исходном виде будет принудительно отменено, даже если сама Комиссия не пойдёт на уступки. Однако выступая вчера в парламенте, Финкенштейн дал понять, что никаких официальных распоряжений на этот счёт к нему не поступало. Скандальный документ будет пересмотрен, а вступление его в силу отложено ещё на два месяца, но Комиссия по-прежнему настаивает на необходимости принципиального ужесточения правил, регулирующих рынок интернет-услуг. Что в свою очередь вновь поднимает вопрос о причинах. И если канадские интернет-гиганты действительно столкнулись с фундаментальными, технологическими ограничениями, кто даст гарантию, что от этого застрахован остальной мир?