Итак, как мы видели в прошлой колонке, с ракетами у России дела в уходящем году обстоят неплохо. И – с новым носителем «Ангара». И – с успешно запущенным стратегическими войскам «Ярсом» («РВСН успешно испытали баллистическую ракету «Ярс»»). И – похоже – с интенсивно разрабатываемыми железнодорожными ракетами «Молодец», скрытность которых будет обеспечена самими размерами нашей страны и протяженностью «чугунки» («Источник в ОПК: боевой ракетный поезд разработают в России до 2018 г»). Да и у танкостроителей дела неплохи – Индия закупает у «Уралвагонзавода» еще 124 готовых танка Т-90, берет комплекты деталей для сборки 272 машин и приобретает лицензию на собственное, глубоко локализованное производство, трехсот танков (T-90 tank induction short by 40%).

Так что классический хайтек – унаследованный от советского периода истории и в значительной степени оборонный – вполне успешно пережил десятилетия разрухи и упадка и понемногу начал выбираться из ямы. Обеспечивая технологическую независимость страны в критически важных отраслях, и являясь поставщиком – не так уж многочисленных на внешнем рынке – отечественных товаров и услуг. Но это в значительной мере восстановительный рост. Опирающийся на былые достижения и прошлые инвестиции. Но жить (или – не жить) нам предстоит в будущем… Но представить его можно, лишь заглянув в прошлое.

А ведь семьдесят пять лет назад состоялось интереснейшее событие, не замеченное казенной пропагандой. 17 декабря 1939 года, на Финской, три советских телеуправляемых танка ТТ-26 пошли в бой в автоматическом режиме. («На той войне незнаменитой…«) Особо удачным дебют не был – как не бывают слишком размашистыми первые шаги младенца – но начало было положено. Дата, кстати, вполне подходящая для установления Дня военной робототехники (а, товарищ министр Шойгу???) , в который на протирку оптических плоскостей будет выделяться особенно много соответствующей жидкости…

Потом был удивительно изящный «асимметричный» советский ответ на триумф американской программы “Apollo” – доставка на Землю образцов лунного грунта станцией «Луна-16», отправка на естественный спутник планеты космического робота «Луноход»… При несопоставимо меньших бюджетах, чем требуются для пилотируемых полетов, такие эксперименты могли поставлять ценнейшие научные данные. Так что автоматику, способную работать в самых жестких условиях, наша страна тогда делать умела.

И вполне возможно, что именно это умение – если его удастся сохранить и развить – будет теперь залогом экономического процветания страны. Почему автора этих строк так порадовала «Ангара»? Да потому, что это – система высокой унификации, высокой стандартизации, а следовательно серийности комплектующих и узлов. Что дает возможность производить их с уменьшением издержек – таков императив индустриальной эпохи. Конечно – он может показать свои преимущества лишь в условиях достаточно больших объемов производства. И – при достаточно волевой политике государства. Без этого самые изящные технические решения обречены на забвение – вспомним судьбу последнего истребителя, нарисованного Поликарповым.

И есть направление, на котором необходимо сосредоточить в ближайшее время средства и усилия. Это направление – робототехника. И именно она в ближайшее время будет критически важна для судеб нашей страны. Почему? Да очень просто… Что у нас на дворе? Правильно, кризис. А почему этот кризис наступил? Да потому, что подешевел главный экспортный товар – углеводороды. За ними пошла вниз национальная валюта, падение которой удалось приостановить достаточно жесткими волевыми решениями. (Роль долгов, набранных за рубежом в тучные годы, мы сейчас не рассматриваем…)

Ну а почему такое имело место? Почему постсоветская Россия не могла повторить пример КНР, ставшей за годы реформ Мастерской мира, а является – за исключением оборонных производств – поставщиком сырья? Да по очень простой причине! Дело в том, что производствам, кроме помещений, оборудования и сырья нужны еще и работники. Работники усердные и нетребовательные – иначе товар окажется слишком дорогим. А таких работников в России нет и не будет! (Гастарбайтеры и те убывают, сопровождаемые – по слухам ¬– прощальным всплеском преступности…)

По очень простой причине – поставляет их натуральное хозяйство, а русская деревня с многочисленными работящими семьями отдала все в индустриализацию и послевоенное восстановление. Поэтому-то глобальные корпорации и уводят производства туда, где шестидесятичасовая неделя воспринимается как огромное социальное благо («Apple и её «рабы»: кому стыдиться?»). Уровень эксплуатации, кстати, заставляет вспомнить начало ХХ века – после этого наступал 1917-й, и представителей имущих классов ждала масса интересных, хоть и не очень приятных ощущений…

И вот те представители современных имущих классов, политики и бизнесмены, что поумней и подальновидней, видят, что путь гиперэксплуатации – тупиков. И – надо найти способ обеспечить надлежащие объемы производства без превращения работников в «загнанных лошадей». И такой способ технология сейчас предлагает – это робототехника. Робототехника, превращенная из космических редкостей в непременный атрибут производства и быта, как уже превратился в него робот–пылесос (не умеющий, скотина железная, пылесосить книжные полки, и – в силу маломощности аккумуляторов – обделенный аквафильтром…).

Сегодня мы приближаемся к интереснейшему этапу технологического развития. К этапу, сравнимому с Неолитической и Промышленной революциями. К тому времени, когда роботов начнут полностью делать роботов, исключая человека из производственного цикла. И этот этап крайне близок, несмотря на то, что рабовладельцы предпочитают производить навороченные машинки-говорилки с использованием людей, а не роботов. (Видимо с технологической мыслью у гениев маркетинга неважно – машина М.Т.Калашникова безукоризненно работает в любых условиях, и может производиться с довольно большими допусками…)

720-robots

И осознано приближение этого этапа было сразу в нескольких странах и надгосударственных образованиях. Которые в этом году начали реализовывать масштабные программы поддержки и развития робототехники. В Европейском Союзе была принята программа SPARC. (EC Announces $3.8B Partnership in Robotics: SPARC) Это – частно-государственное партнерство, из инвестиций, общим объемом в 3,8 миллиарда долларов. Четверть суммы выделят европейские бюрократы, а три четверти придется на частные вложения.

Британия, систематически грозящаяся выйти из ЕС, приняла собственную робототехническую программу RAS 2020 – Robotics and Autonomous Systems – рассчитанную до 2020 года. (RAS 2020, Robotics and Autonomous Systems). Былая Мастерская мира, давно и прочно утратившая производственные мощности, намерена подзаработать на тех золотых горах, которые в ближайшее десятилетие сулит промышленная и сервисная робототехника (UK SITTING ON ROBOTICS GOLDMINE).

Франция также жаждет своей, отличной от общеевропейской, робототехники – и с этой целью реализует план France Robots Initiative, с объемом финансирования в сто миллионов евро. (Robotique : Montebourg lance un fond d’investissement) Деньги будут розданы в виде грантов на исследования и субсидий на модернизацию производств, галльское государство имеет давнюю и успешную традицию взаимовыгодного взаимодействия государства и бизнеса.

Вот та страна, где делается все доступное и добротное – Корея. Здесь программа развития робототехники оформлена в виде закона. (Intelligent Robots Development and Distribution Promotion Act) Здесь надеются занять достойное место на рынке роботов, который к следующему десятилетию оценивают не менее чем в 25 миллиардов долларов. (The Quiet Giant of Asian Robotics: Korea). Да и прошлый лидер хайтека – японские часы и зеркалки все еще вне конкуренции – не намерен сдавать позиций и намерен в рамках программы Robot Revolution вложить в 2,4 триллиона иен в развитие роботов, преимущественно сервисных, рассчитанных на обслуживание пожилых людей. (Deregulation at heart of Japan’s new robotics revolution)

И вот тут-то самое время спросить – а где аналогичные отечественные программы? Китай в недавнем прошлом мог развиваться, поставляя на экспорт дешевую рабочую силу. Но в роботизированном мире не будут нужны даже рабы… Роботы, делающие роботов, видимо окажутся дешевле, да и не станут конкурировать с хозяином за истощающиеся на планете запасы фосфора, скажем… И – смогут производить ВСЁ, что нужно. Владелец роботов будет хозяином замкнутого производственного цикла. Тот же, у кого своих роботов нет, окажется способен поставлять лишь сырье… И то, до той поры, пока сырье это у него не отберут каким-либо способом, а самого отправят в компанию Саддама и Муамара, чтобы за запасы фосфора не конкурировал. (Нынешние антикризисные меры лишь пытаются временно спасти нацвалюту и банки; подорожает вдруг нефть – вернется опять разгул потребительства импортных товаров, но ничего к лучшему не переменится…) Так что закончим год вопросом к законодателям – где отечественные программы развития робототехники?!!