Несколько последних лет можно было наблюдать процесс ликвидации уличной торговли. Исчезали открытые рынки, с одновременным загоном продавцов в крытые павильоны или, по меньшей мере, в ларьки уставного образца. Немногочисленные места для торговли дарами приусадебных участков – пластиковым ведерком малины и парой помидоров – сохранялись лишь иждивением депутатов, помнящих о неумолимо близящимся дне голосования и об электоральной активности бабушек. Но внезапно все меняется, губернатор проводит совещания по возвращению ярмарок. Санкции-с, понадобился свой, местный, продукт…

Но санкции-то распространяются не только на еду. Да и борьба с пармезаном и хамоном – о последнем переживают даже известные левые деятельницы – забава чисто местная… Доступа к предметам потребления противника никто не лишает. Ну, за исключением сравнительно краткосрочных осад и блокад, скажем, когда в кайзеровской Германии, блокированной британским флотом, дети рождались без ногтей… Но это – редкости. Продажа продуктов и предметов потребления, особенно роскоши, обогащает своих производителей, и делают страну богаче и сильней!

А вот что надо сделать непременно – так это поставить потенциальному супостату препоны к обзаведению средствами производства. Отрезать его от технологий. От всего того, что позволяет производить продукцию, зарабатывать (а не тратить!) деньги… И вот такие-то санкции против России действуют с весны 2014 года. Прежде всего – в отрасли информационных технологий. Сначала они распространялись на несколько компаний, приводили к краткосрочному отключению обслуживания нескольких кредитных карт.

Но дальше пошло веселее. Санкции стали секторальными. Они накрывают целые отрасли – добычу углеводородов, производство оборонной продукции. Запрещено американским компаниям и тем компаниям из стран помельче, которым критически важна благосклонность Вашингтона, сотрудничать с русскими из этих сфер. И к запретам этим относятся серьезно. Сидят толпы юристов, проверяют каждого клиента, отказывают во всех сомнительных случаях… В противном случае – штраф, вплоть до миллиардных цифр, фирме, и преследования, вплоть до уголовных, менеджерам и специалистам.

И традиция эта – давняя и почтенная. Читатели постарше могут вспомнить, как американская фемида травила японскую фирму «Тосиба Кикай», продавшую советскому судпрому многокоординатные станки с ЧПУ, позволявшие производить гребные винты сложных форм. Ну а информационные технологии в наше время куда критичней, чем на закате индустриальной эпохи были станки, хоть и очень хорошие. И поэтому перспективы длительных и серьезных санкций не могут не привлечь к себе внимание представителей власти.

Так и происходит. Например, министр связи и массовых коммуникаций Российской Федерации Николай Никифоров принял участие в международном молодежном форуме «Таврида-2014», который проходил с 10 по 20 августа 2014 года под Севастополем. И, выступая на нем, министр сделал в высшей степени интересные заявления. Приведем длинную цитату, взятую с сайта Минкомсвязи России.

720р-tavrida_2014_chast_08-87

«Мы выступаем за полный информационный суверенитет России, — заявил Николай Никифоров участникам форума. — И он принципиально возможен. Россия всегда славилась своими программистами. У нас действуют всемирно известные ИТ-компании, такие как “Яндекс”, Mail.ru и другие. Мы готовим комплекс мер, чтобы шаг за шагом, год за годом поддержать развитие и становление целой отрасли импортозамещающего программного обеспечения. Это небыстрый путь, который займет три года, по некоторым направлениям — пять-семь лет. Это значит, что России понадобится как минимум один миллион программистов, которые смогут выполнить такую масштабную задачу. Сейчас в России — всего 350 тысяч высококвалифицированных ИТ-специалистов, и работа министерства нацелена на то, чтобы в ближайшее время серьезно изменить этот показатель».

Ну, на первый взгляд – все прекрасно… Именно то, к чему пару десятилетий призывала «Компьютерра». Интенсивное развитие высокотехнологической отрасли, создание большого количества наукоемких рабочих мест. Чудесно – это же то самое «слезание с сырьевой иглы», к которому призывали политики и общественные деятели практически всего спектра. Только вот беда, вышеприведенные рассуждения из разряда разговоров о том, что лучше быть богатым и здоровым…

Почему? Да потому, что в наше время информационный суверенитет невозможно создать путем импортозамещения. Сформулировав столь серьезный тезис, попытаемся обосновать его. Начнем, как и подобает в Третьем Риме, ab ovo… Почему возник феномен «цифровой революции»? Да потому, что универсальный инструмент, классический персональный компьютер, ставший общедоступным благодаря массовости выпуска, смог обрабатывать самую различную информацию лучше и дешевле, чем его предшественники.

В национальных экономиках могли существовать автоматизированные картотеки (подобные той, что небезызвестный Эйхман создал для слежки за населением Рейха), мейнфреймы для баллистических расчетов и планирования уровня корпораций, пишущие машинки и кинопроекторы, добротные книги на тряпичной бумаге в коленкоре. Персональный компьютер, ноутбук, планшет со смартфоном, книжка на электронной бумаге – все они стали возможны лишь благодаря глобализации.

Дело тут в масштабах рынка. Слишком дорога разработка кристаллов процессоров и памяти, да и их обрамления. Слишком дороги (миллиарды долларов) производящие их кремниевые фабрики. И окупиться эти вложения могут только при сбыте на глобальном рынке… Рынке с миллиардом потребителей.

И – то же самое с программным обеспечением. Хоть и кажется на первый взгляд, что написание программ не требует миллиардных вложений, и заниматься им можно на кухне съемной квартиры, но это не так. Еще в индустриальную эпоху по трудозатратам среди плодов человеческих рук лидировали программа Apollo, национальная телефонная сеть США (не деленная еще в антимонопольных целях) и операционная система OS/360 от IBM –обратим внимание, что из трех двое и тогда проходили по ИТ-ведомству.

То есть – почему прекрасно зарабатывают те из наших читателей, кто нынче редко заглядывают в камменты. Ибо заняты, пишут игрушки для андроидных смартфонов? Да потому, что тут им открывается доступ на рынок с миллиардами потребителей… На котором российские (белорусские, казахстанские, узбекские и украинские) потребители – лишь одни из многих. Многих, на кого раскладываются издержки разработки, и кто приносит прибыль. А в случае импортозамещения речь идет о рынке несопоставимо меньших размеров, 2% населения планеты и 3% планетарного продукта…

Очень красочное сравнение привел президент НП «Руссофт» Валентин Макаров. «Это все равно что поменять все автомобили в стране на «Жигули», заменить все импортное ПО отечественным в течение нескольких лет возможно, но это приведет к тому, что эффективность целых секторов экономики упадет… (Ну, тут автор с ним поспорит – «жигули» были первыми авто на которых можно было ездить без охапки инструментов в багажнике, аналогия с «Москвичом-400» ближе, зато починить его можно были при помощи подручных средств!)

Так что правильным путем развития отечественной ИТ-отрасли был бы скорее путь не импортозамещения, а экспортной ориентации. Есть же у нас и те продукты, которые реально знает весь мир – антивирусы Касперского, системы распознавания и словари от ABBYY… Лишь так возможно разложить гигантские инвестиции в разработку и отладку качественного ПО. То есть вопрос о наличии в России миллиона рабочих мест для программистов – это вопрос о доступе к рынку, способного достойно (sic!) содержать этот миллион программистов.

Объем рынков, доступ к внешним рынкам – прежде всего. Именно из-за них дрались на морях и океанах королевские флоты, именно из за них падал на палубу HMS Victory смертельно раненный Нельсон, именно для этого развязывались и велись мировые войны, для этого плыли облака хлора и фосгена, для этого над Хиросимой и Нагасаки всходил огонь «ярче тысячи солнц»… Отсидеться в изоляции, теша себя бюрократическими утехами – невозможно. Экономических войн – а речь идет именно о них – так не выигрывают…

Впрочем, прибегать к импортозамещению придется. И – не по своей воле. Вот письмо от известного производителя САПР фирмы Autodesk. Подлинность которого подтвердила журналистам CNews представительница российского офиса Autodesk Наталья Райкова. Запрещено поставлять САПРы ряду компаний. Ну, зачем они банку «Россия» – неясно… Но в списке – производитель систем ПВО «Алмаз-Антей», специализирующийся на боеприпасах «Базальт», ижевский «Калашников», тульское КБП… Так что отечественным производителям систем автоматизированного проектирования представляется шанс!

Только правильная его реализация будет не только сосредоточение на поставке своих систем названным фирмам, но и использование вышеуказанного письма для выхода на рынки Аргентины, Бразилии, Индии, Ирана, Китая… Объясняя – ну вот у нас на потребителей УЖЕ наложили санкции. Не думаете ли, что нечто подобное может произойти и с вами? И не поинтересоваться ли вам нашим продуктом. Правда, для этого надо уметь говорить на испанском, португальском и мандаринском (лучше и прочих наречиях Поднебесной), но кто обещал, что будет легко… Вот единственный путь к тому, чтобы иметь в стране миллион программистов!