Последняя колонка Михаила Ваннаха, посвящённая «демографическому оружию Америки», изрядно меня повеселила. Напомню суть: некий умник в «Форбсе» предложил план возмездия, согласно которому США должны переманить к себе всех умников из России. Читатели Михаила стали всерьёз обсуждать эту идею, и никто не вспомнил известный психологический принцип: люди часто пугают других тем, чего сами боятся. Правда в том, что для современной Америки ещё одна волна эмигрантов-умников — это катастрофа. Единственное, чем США реально будут отвечать на воссоединение Крыма с Россией, — это молитва за интернет. Чтобы он, великий и широкополосный, ни в коем случае не разорвал свои битовые скрепы, соединяющие Америку с Россией. Чтобы понять это, нужно посмотреть на историю совсем с другой стороны. Не с политической, а с генетической.

adhd

Иллюстрация, которую вы видите выше, взята из презентации Кена Робинсона, известного борца с консервативной системой всеобщего образования. Робинсон раскачивает один из идолов современной западной психологии — синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ или ADHD). В Америке эту «болезнь» уже давно и активно лечат антидепрессантами. Стоит ребёнку продемонстрировать излишнюю импульсивность, отказаться от выполнения рутинных заданий — и его начинают пичкать таблеточками. Робинсон же полагает, что это не болезнь вовсе, а некий особый тип творческих людей, которые просто не вписались в современную систему.

Идея не нова: появилась она ещё в 90-е в виде гипотезы «Охотников и фермеров». Её автор Том Хартманн считает, что люди с ADHD — это «охотники», которые не востребованы в мирное время «фермеров». Изначально говорилось лишь о психотипах, однако в XXI веке появились более серьёзные доказательства — тот самый «ген авантюризма», о котором я упоминал в одной из прошлых колонок. Мозг людей с таким геном хуже принимает «сигнал счастья» (дофамин). Им требуется больше новых и ярких ощущений. Именно такие люди часто становятся путешественниками: у тех, чьи предки вели кочевой образ жизни, «ген новизны» встречается чаще, чем у оседлых племён.

Но что будет, если путешественник и авантюрист достигнет земли обетованной? Что станет с его потомками? Бегать за счастьем уже не надо, всё хорошо. Но гены остались! Логично, что прирождённого авантюриста начинает крючить от рутины.

А теперь обратите внимание на карту, которая размещена в центре карикатуры Кена Робинсона: это карта частоты проявления СДВГ в США. Кто не верит карикатурам, можно поглядеть на более подробные данные. Картинка очевидная: больше всего СДВГ на восточном побережье, куда век за веком прибывали эмигранты. Все эти психи, революционеры и умники из других стран. Но их детям уже не с чем бороться… разве что взорвать Америку изнутри, когда кончатся антидепрессанты.

Поэтому никаких новых умников из России они к себе зазывать не будут. Уже и так пороховая бочка. Возникает другой вопрос: а как они до сих пор управлялись с этими приезжими психами? Чем окупались таблетки?

Вопрос очень интересный, если вспомнить, что империи прошлого использовали ровно противоположную модель. Великая викторианская Британия славилась тем, что умело избавлялась от своих психов, отправляя их в колонии. Да и в русской культуре понятие «ссылка» долгое время означало вовсе не гипертекст. Как же вдруг вышло, что ссыльные не просто победили, но создали целый культ Американской Ссылки — прямо как забор Тома Сойера, покраска которого из унылой работы вдруг превратилась в великую честь?

House

Я предполагаю, что значительную роль сыграли технологии массмедиа: ровно тот инструмент, благодаря которому именно творческий человек получает огромную фору. Что может рассказать по радио пекарь или плотник? Даже по телевизору — ничего. Тут нужны особые люди, которые производят особые психовирусы. И вот вам целая страна, которая специализируется на сборе психов. И — как всякая специализация — это в конце концов начинает работать. Обыгрывая даже старушку Британию: в красивых фразах типа «Музыка Beatles разрушила Берлинскую стену» надо договаривать: «американская». Это и сейчас работает, кстати: ну признайтесь, хорошо ли вы знали британского музыканта и писателя Хью Лори до того, как стал голливудским «Доктором Хаусом»?

Но, как сказано выше, такой бизнес обостряет внутренние конфликты. Много психов трудно контролировать. Но совсем от них отказаться тоже нельзя. Выручает новая медийная технология. Интернет — это уже не телевизор, он даёт двустороннюю связь в реальном времени. Телеприсутствие. Американскому пилоту больше не надо самолично лететь в Пакистан, чтобы бомбить: можно послать туда роботов с дистанционным управлением. Точно так же можно нанять умников прямо в колониях. Когда надо работать — они прямо тут, через интернет вкалывают. Зато все их проблемы, бунты и заскоки — это всё остаётся в их далёком реальном третьем мире.

В общем, получается удобная модель сетевых организаций… пока не случится история вроде присоединения Крыма к России. И тут вся шизофрения «международных компаний» начинает трещать по швам.

Я, кстати, с удивлением обнаружил, что про это никто почти не пишет. Все СМИ живут в смешной прошловековой пьесе, где главные страдающие и враждующие герои —нации и национальности. Но так ли это?

Вот глядите: National Geographic, вполне себе национальное (американское) научное сообщество, буквально через день после крымского референдума сообщает, что собирается нарисовать Крым как часть России, когда Дума одобрит это присоединение. Позже руководитель National Geographic Maps делает уточнение: окраска Крыма будет несколько отличаться от окраски России, чтобы отметить особый статус. К такому же решению пришёл другой американский научно-образовательный проект — «Википедия». Здесь англоязычная статья о России показывает Крым в составе страны, но немного отличается по цвету:

russia

Теперь посмотрим другой пример. У международного спрута Google есть отделение в Питере. Работают там вроде бы наши люди (привет, Влад!). Однако Крым у них на картах — до сих пор украинский. Корпоративная идеология, товарищ. Низзззя пугать уважаемых западных акционеров. Кто-нибудь покинул питерский офис Google в знак протеста? Не-не. Тёплое место в международной компании терять неохота. Пусть лучше шизофрения.

Надо ли рассказывать, что в «Яндексе» ровно то же самое? Или вы верите, что это российская компания? Но карта у них точно такая же. На момент написания статьи (23 марта) Крым у «Яндекса» — до сих пор украинский, потому что акционеры ой-ой. А жить-то приходится в Москве. Шизофрения на мягких лапках.

В утешение русским гуглоидам, как и их однояйцевым близнецам-яндексоидам, закончу колонку на позитивной ноте. Вы только подумайте, какими раздвоениями мучается сейчас Обама: ему гораздо хуже, чем вам. Классическая политика требует от него «защиты национальных интересов». То есть санкций серьёзных. Но в реальности значительная часть интереса зависит от сетевых транснациональных спрутов. Нельзя Обаме рвать коммуникации, в которых живут эти спруты.

Остаётся один выход — комические куплеты. Чтобы шум был громкий, но никого всерьёз не задело. Назначить главными врагами демократии какой-то «банк друзей Путина» и загадочную Мизулину. Выпустить на ринг ООН импульсивную рыжую женщину. Мне кажется, должна ещё выступить Мадонна. Надеюсь, в этот раз она сможет произнести русские имена без бумажки.

un_talks