Глобальная индустрия телекоммуникаций стоит на пороге одного из величайших слияний в истории: в Соединённых Штатах корпорация Comcast покупает за $45 млрд другого американского титана, Time Warner Cable. Одобрение советов директоров с обеих сторон уже получено; дело «за малым» — одобрением регуляторов: образующийся в результате гигант так напоминает абсолютную монополию, что американцы даже не сомневаются — девять из десяти уверены, что слияние им навредит. Хуже того, последствия могут проявиться и в Европе, и в Азии, и даже у нас.

Comcast владеет крупнейшей в Штатах кабельной сетью, благодаря которой 53 миллиона клиентов смотрят ТВ, ходят в Сеть или пользуют стационарный телефонный номер. Time Warner Cable (TWC; к империи Time Warner отношения не имеет) держит вторую по величине кабельную сеть и, в общем, предоставляет своим 15 миллионам клиентов те же услуги. Кроме того, в собственности TWC несколько популярных телеканалов (NBC, MSNBC, E! и др.), а также кинематографическая Universal Studios. Совокупная годовая выручка на двоих лишь немногим меньше $100 млрд. Но для чего компаниям такого размера понадобилось объединяться?

PayTV stat

Вероятных причин много, главная же очевидна из этого замечательного графика. Смысл его, несколько упрощая, в том, что американцы отказываются от классических форм телевидения (для США это в основном кабельное и спутниковое) в пользу потокового ТВ, смотреть которое возможно через любое быстрое интернет-соединение и значительно дешевле по сравнению с кабельным. Символом потокового ТВ считается Netflix. И формально Comcast и TWC беспокоиться не о чем: ведь они ещё и крупнейшие интернет-провайдеры, так что трафик в любом случае пойдёт через них. Формально — так. Но фактически происходящие перемены означают, что им придётся потерять половину своей выручки и превратиться в подобие коммунальных предприятий — владеющих «цифровыми трубопроводами», через которые прокачивается чужой контент. Прибыль тут, понятное дело, сильно ниже.

Так что им очень логично соединить свои империи и вместе противостоять новому врагу. Они работают на разных территориях, вдвоём покроют большую часть страны и смогут распоряжаться совместным имуществом более эффективно. Последние двадцать лет американская телеком-индустрия переживала непрерывную консолидацию, и объединение Comcast и TWC можно считать высшей точкой этого процесса.

Естественно, руководители заливаются соловьями, расписывая, какие блага обрушатся на американцев после слияния. Тарифы на интернет-доступ упадут, потому что эксплуатировать объединённые сети станет дешевле, клиенты TWC получат более современную телеприставку Comcast, поставщиков контента (телеканалы, киностудии и др.) заставят продавать контент дешевле и пр. и пр. Вот только это мало кого убеждает. Десятилетиями наблюдая, как телекомы крупнеют, рядовые абоненты имеют в результате только растущие цены и стабильно дрянной сервис.

Сотрудники техслужбы кабельного оператора в «Познавательном снафф-порно» (сезон 17, эпизод 2 «Южного парка») подозрительно напоминают гендиректоров Comcast и TWC.
Сотрудники техслужбы кабельного оператора в «Познавательном снафф-порно» (сезон 17, эпизод 2 «Южного парка») подозрительно напоминают гендиректоров Comcast и TWC.

Опасения американцев отлично подытожены в одном из эпизодов мультсериала South Park: клиенту, который пришёл к провайдеру жаловаться, консультант советует подключиться к другой компании — но тут же вспоминает, что других-то и нет. Почти в точности так и получится на самом деле. Гигант Comcast-TWC станет обслуживать (примерно) каждого третьего американца, пользующегося кабельным ТВ или кабельным интернетом, а в 19 из 20 крупнейших городов Соединённых Штатов у желающих получить скоростной проводной доступ к Сети будет только один вариант — и вы знаете какой. При этом обе компании по отдельности уже входят в рейтинг самых ненавидимых корпораций Америки за монополистические замашки вроде нечестных тарифов и ужасную техподдержку. Где гарантии, что после объединения выбор не сузится ещё сильней, а тарифы не выпрыгнут за облака — притом что американцы уже платят за интернет и кабельное ТВ больше, чем за отопление и электричество?

А ведь это ещё полбеды. Копая глубже, аналитики приходят к выводу, что объединённый гигант будет держать под контролем вообще почти всё и вся, что связано с телекоммуникационным бизнесом в стране: производителей контента, которым контент нужно продавать, интернет-компании, которым хорошо бы обеспечить беспрепятственный проход к компьютерам и цифровым устройствам обывателей, другие телекомы, которые вынужденно завязаны на сети Comcast-TWC… Интернет-нейтральность? Забудьте: Comcast уже «душит» сигнал Netflix и даёт преимущество собственным видеосервисам — и без сомнения продолжит эту практику, учитывая недавнее решение американского суда, освободившего провайдеров от необходимости блюсти нейтральность (см. «Нейтральная Сеть: лучше понять, чем распрощаться»). Apple TV? У Comcast есть собственная телеприставка X1 — и трудные переговоры Apple с TWC о лицензировании фильмов и телешоу последней теперь наверняка заведут в тупик. И так далее, и так далее.

Comcast-TWC

Для нас, по счастью, избавленных от необходимости терпеть выходки странного семейства американских телекомов, важнее всего один из самых неопределённых аспектов слияния. Дело в том, что крупнейшие интернет-провайдеры просто в силу размеров своей деятельности вынуждены строить отношения с компаниями, эксплуатирующими главные, «системные» магистрали интернета (бэкбон). Это в некотором смысле взаимовыгодное сотрудничество: бэкбон-операторы и провайдеры договариваются о льготном трафике и таким образом делают возможным, к примеру, просмотр того же Netflix без «тормозов» и по приемлемой цене для обывателя.

У беспрецедентно крупной Comcast-TWC будет и необычно большое влияние на партнёров — и кое-кто ожидает, что предлагаемые ею условия теперь ухудшатся. А ведь и раньше та же Comcast ругалась с Level 3 Communications, одним из важнейших операторов бэкбона не только в США, но и в Европе и Азии. Последствия предположить трудно, но в общем и целом можно сказать, что теперь «скелет Глобальной сети» оказывается в распоряжении меньшего числа более крупных игроков. Теоретически жертвами может оказаться и мы — ведь государственных границ в интернете не существует.

Вот почему многие ещё питают надежду, что регулятивные органы США не дадут сделке завершиться. Несмотря на то что у Comcast и TWC дорогие юристы и крепкое лобби, близкое к президенту, размер потенциальной монополии наверняка испугает и Федеральную комиссию по связи (FCC) и Министерство юстиции, каждый из которых в принципе может помешать слиянию. Даже сами участники сделки не уверены в её осуществимости до конца. Аналитики указывают на интригующий, необычный для слияния таких масштабов факт: в случае разрыва договора Comcast не обязана выплачивать партнёру компенсацию.

В статье использованы иллюстрации Quartz, Steven Depolo, Comedy Central.