Нечасто, но случается, некоторое событие остаётся незамеченным несправедливо — потому только, что наблюдателям лень заглянуть за фасад, копнуть предысторию. Так получилось и с известием о намерении корпорации Intel сбыть с рук собственный проект экспериментальной ТВ-приставки OnCue. Оно промелькнуло по новостным лентам, не вызвав резонанса, — возможно, из-за неподтверждённости (пока всё на уровне слухов, рассказов инсайдеров, пусть и солидным информагентствам типа Bloomberg), но вероятнее потому, что за два года существования публика забыла о его назначении. А между тем речь о штуке революционной — так называемом «виртуальном кабеле», способном перетряхнуть существующий мир телевещания.

Об Intel речь в этой колонке шла совсем недавно (см. «На смерть PC, эпизод цатый») и с тех пор ничего принципиально не изменилось. На две трети её бюджет по-прежнему зависит от производства микропроцессоров для персоналок, а поскольку это направление в упадке, компании нужны новые идеи относительно того, чем занять свои дорогостоящие суперсовременные фабрики. Понять глубину проблемы можно уже по тому факту, что микропроцессорный гигант намеревается сдавать производственные мощности буквально в аренду партнёрам со стороны. Но это в будущем, а пока акции компании пребывают в состоянии хронической депрессии, не в силах выбраться из длящегося вот уже восемь лет застоя (почти с тех самых пор, кстати, как Intel необдуманно отказалась делать чипы для первого iPhone — сочтя заказ слишком мелким). И она сбрасывает балласт, среди которого оказался и сервис OnCue.

А ведь всего только год назад этот проект считался уникальным, способным ссадить Intel с микропроцессорной иглы! Идея сводилась к тому, чтобы предоставить обывателю телевидение такого качества (и не только в смысле размера картинки), какого на рынке никогда не было и нет до сих пор: пользователь покупал небольшой чёрный ящичек, втыкал в него с одной стороны интернет-кабель, а с другой — телевизор, оплачивал подписку на нужные ему телеканалы и наслаждался живым ТВ. Приставка должна была производиться самой Intel, а контент компания надеялась лицензировать у производителей, то есть собственно телевизионных каналов.

Это не OneCue, которой так никто и не увидел, но идея та же: говорят, намереваясь перепродавать ТВ-контент с нулевой наценкой, Intel планировала зарабатывать на показе рекламы, подобранной специально для собравшихся перед телевизором людей. Камера распознавала бы лица, узнавая членов семьи и определяя их настроение, а потом подбирала бы наиболее подходящие рекламные ролики.
Это не OneCue, которой так никто и не увидел, но идея та же: говорят, намереваясь перепродавать ТВ-контент с нулевой наценкой, Intel планировала зарабатывать на показе рекламы, подобранной специально для собравшихся перед телевизором людей. Камера распознавала бы лица, узнавая членов семьи и определяя их настроение, а потом подбирала бы наиболее подходящие рекламные ролики.

Но в чём же уникальность, если подобных сервисов пруд пруди даже в России? Изюминка в словечке «всё», которое руководители проекта повторяли на камеру особенно часто. Во-первых, смотреть телепередачи пользователи OnCue могли бы не только в реальном времени, но и запрашивая пропущенное в последние дни (то, что у американцев называется catch-up), и выбирая желаемое из обширного архива (on demand). Отсюда, видимо, произошло и название: «on cue» в переводе с английского означает «по команде».

Во-вторых, потреблять контент можно было бы не только через приставку, но и на мобильных устройствах — через официальное приложение.

В-третьих, Intel намеревалась собрать под крышей OnCue максимальное количество телеканалов и предоставлять пользователям необычно гибкие тарифные планы — в отличие от контролирующих сегодня телевизионный рынок США кабельных и спутниковых операторов, которые склонны продавать подписку оптом, на десятки и сотни каналов минимум.

Ну и, в-четвёртых, цены наверняка были бы агрессивными: ведь Intel избавлена от необходимости содержать кабельную инфраструктуру или спутник, всё вещание ведётся через интернет: телевизионный кабель становится виртуальным!

В результате OnCue стал бы крупнейшим и удобнейшим из ТВ-сервисов Соединённых Штатов. Поставьте себя на место потенциального клиента: подключившись к OnCue, вы получаете самый большой выбор телеканалов и сопутствующих опций, а подключения как такового не требуется, не нужно тянуть новый кабель или тратиться на спутниковую антенну, достаточно быстрого интернет-соединения, которое у вас и так уже есть. В два счёта Intel подминает под себя национальный телевизионный рынок, а это десятки миллиардов долларов в год. И решает проблему с зависимостью от PC. Красота!

На деле получилось не так красиво. Поскольку было известно, что конкуренты (в том числе Microsoft и, возможно, Apple) тоже присматриваются к идее «виртуального кабеля», Intel торопилась. На теленаправление были брошены буквально тысячи сотрудников, за 2012-й разработали приставку и софтверную часть, нынче летом зарегистрировали торговую марку OnCue (в США и по всему миру), запустить сервис в Штатах планировали уже до конца года. Однако никто из соперников дальше предварительных оценок не пошёл, а в сентябре и Intel вдруг дала понять, что проект, возможно, будет свёрнут. Так что просочившийся слух о переговорах с Verizon Communications (провайдер стационарной и сотовой телефонии, цифровых кабельных сервисов) ставит точку: продав OnCue за $500 млн, Intel возместит свои расходы и распрощается с мыслью о телевизионном рынке.

Брайан Кржанич: человек, переориентировавший Intel на мобильные устройства и поставивший крест на OnCue.
Брайан Кржанич: человек, переориентировавший Intel на мобильные устройства и поставивший крест на OnCue.

Почему виртуальный кабель не состоялся? Возможных причин две. Первая — чисто техническая: пока ещё нереально круглосуточно гарантировать достаточную пропускную способность интернет-магистралей. Попросту, если утром скорости «бытового интернета» хватает с лихвой, вечером, в часы пик, она может упасть ниже необходимого минимума. Именно по этой причине, как считается, от «телевещательных амбиций» отказались многие из соперников Intel. Сам же микропроцессорный гигант верил, что проблема решаема, — и даже вроде бы действительно её решил, разработав оригинальную технологию компрессии данных, обеспечивающую приемлемое качество картинки на «любом быстром интернет-канале».

Однако есть и вторая причина, финансово-правовая, а именно отношения с поставщиками контента, правообладателями. Телевидение, несмотря на всеобщий скепсис, по-прежнему дорогое удовольствие. И телеканалы, производящие контент, могут позволить себе быть капризными. Уломать их предоставить свой продукт для распространения его через интернет — задача трудная, почти неразрешимая. Это как минимум будет очень дорого, а по-хорошему нужен бы ещё и опыт в общении с правообладателями. У Intel такого опыта, естественно, не было. Его, пожалуй, имел Стивена Джобс, который однажды провернул подобный трюк для музыки (вспомните iTunes/iPod), но и Джобса тоже уже нет.

Конечно, время работает против телевидения в его классической форме. Обыватель за последние годы пристрастился поглощать контент через мобильные устройства и Сеть в пику телевизору. И даже «умные ТВ», которые вроде бы должны были примирить телевизор и интернет, никак не раскочегарятся. А значит, «виртуальный кабель» однажды всё-таки появится. Но если в 2012-м его ждали в ближайшие два-три года, то теперь ожидания снова смещаются в будущее.

Зато это даёт определённый шанс нам. Российский «виртуальный кабель» застрял на этапе локальных сетей, да и телеконтента оригинального у нас пока не густо: львиная доля телепакетов — перепродажная, с Запада. Но тем легче должно быть уговорить отечественных производителей ТВ-контента. И кто знает, может быть, не американская, а российская компания проложит первый виртуальный кабель национального значения?

В статье использованы иллюстрации Steve Jurvetson, Intel Free Press, James Vaughan.