379 лет назад, в 1635 году, в такой же день, как и сегодня, — 29 января, знаменитый кардинал Ришелье оформил у короля эдикт, согласно которому получила официальный статус, казённое финансирование и высочайшее покровительство Французская академия. Это чисто гуманитарное научное учреждение явилось предтечей Французской академии наук — Французского института — и в своё время вошла в его состав.

Кстати говоря, днём раньше, 28 января, но только в 1724 году, распоряжением Петра I и при активном участии Готфрида Лейбница была учреждена Петербургская академия наук.

А 25 января 1627 года родился будущий основатель английской Академии наук Роберт Бойль. Давайте же познакомимся поближе с теми, кого мы сегодня вспоминаем как создателей первых академий наук.

Арман Жан дю Плесси — кардинал Ришелье

_01
В детстве Арману прочили военную карьеру, он даже поступил в военное училище, где блистал успехами в фехтовании и верховой езде. Однако жизнь, как говорится, внесла коррективы. По обстоятельствам 17-летнему дю Плесси буквально пришлось принять пост епископа прихода, пожалованного семье королём Генрихом III. Но для вступления в сан необходимо было получить благословение папы римского и… быть чуть постарше — таковы правила. Дальше было так: прибыв в резиденцию папы Павла V, Арман скрыл свой истинный возраст, а после завершения церемонии введения в сан покаялся в содеянном. Папа римский, выслушав его, сказал: «Справедливо, чтобы молодой человек, обнаруживший мудрость, превосходящую его возраст, был повышен досрочно». Первая ступень социальной лестницы была успешно преодолена. Духовное звание епископа открывало перед Ришелье возможность бывать при дворе. Генрих IV, будучи в восторге от его учёности и манер, называл его не иначе как «мой епископ».

людовик13Кардиналом он стал, по сути, благодаря протекции королевы-матери Марии Медичи, которой он помог наладить отношения с сыном — Людовиком XIII. Это было совсем не просто: власть король получил, разделавшись с фаворитом королевы-матери Кончино Кончини и отправив Марию Медичи в ссылку вместе с Ришелье. Потребовалось несколько лет переписки с двором — переписки, явившейся подтверждением высочайшего уровня политической грамотности, знания психологии и умения вести переговоры на государственном уровне. Короче говоря, всё у него получилось. Отныне он — кардинал Ришелье и член Королевского совета. Через полтора года, и снова по настоянию Марии Медичи, он становится первым министром короля.

Вот несколько характерных черт кардинала Ришелье, каким его видели другие находящиеся при дворе Людовика XIII: холодный, расчётливый, суровый; обладающий даром предвидения опасности; никогда не навязывавший открыто королю своего мнения, но излагавший обстоятельства таким образом и так акцентировавший внимание на деталях, что Людовик принимал решения зачастую вопреки своим убеждениям, но согласно планам Ришелье. А ещё он мастерски фабриковал доносы, подложные документы, организовывал шпионские сети и многоходовые тайные операции. Да, это у него получалось.

укороля
И вместе с тем современники отмечали его увлечение благотворительностью. Кардинал Ришелье жертвовал значительные суммы в пользу малоимущих и регулярно раздавал деньги беднякам. В личном бюджете у него были предусмотрены немалые суммы для поддержки благотворительных учреждений, а также на оплату обучения и воспитания молодых людей, которых он приближал к себе в качестве сотрудников или членов своей свиты. Работал много, спал очень мало, буквально 4–5 часов в сутки.

Ришелье инициировал выделение средств на реконструкцию Сорбоннского университета, передал ему по завещанию свою библиотеку — как считают, одну из самых лучших в Европе на то время. Именно он составил королевский эдикт о создании Французской академии, которая должна была нормализовать и усовершенствовать французский язык до такого состояния, чтобы он был «не только элегантным, но и способным трактовать все искусства и науки».

Роберт Бойль

бойль1
Будущий создатель самой первой в мире академии не гуманитарных, а естественных наук родился в замке Лисмор (графство Уотерфорд, Ирландия) в очень состоятельной семье аристократа Ричарда Бойля — графа Корка. Образование он получил в Итонском колледже в Англии, затем с частным наставником отправляется во Флоренцию и Женеву, где с увлечением изучает математику, языки и богословие. Именно во время пребывания Бойля во Флоренции умирает живший там Галилео Галилей. Как вспоминал позже сам Бойль, смерть великого учёного так потрясла его, что он стал заниматься с удвоенным рвением.

В 1644 году он переезжает в Англию, в имение Стелбридж, в своё время приобретённое его отцом и доставшееся ему по наследству. Буквально через год Бойль вступает в неформальное научное общество, члены которого называли себя «Невидимым колледжем» (Invisible College). Для обсуждения результатов своих исследований участники «Невидимого колледжа» время от времени встречались в Лондоне и Оксфорде. Именно эта организация стала основой для создания в 1660 году нового научного общества, на сей раз объединившего практически всех авторитетных учёных-естествоиспытателей Англии.

Boyle3Сам Роберт Бойль в 1654-м перебирается в Оксфорд, где обустраивает химическую лабораторию и начинает планомерные исследования в области физики и химии. Примерно в это время он выступает инициатором создания совершенно новой, передовой формы работы учёных в составе проблемных научных коллективов — то, что сегодня мы называем «исследовательскими группами» или «командами».

28 ноября 1660 года Бойль организует собрание членов «Невидимого колледжа», а также лондонского и оксфордского научных обществ в зале Грэшем Колледж. После окончания лекций присутствующие в воодушевлении решили учредить новое научное общество — College for the Promoting of Physico-Mathematicall Experimentall Learning (Коллегия по продвижению физико-математических экспериментальных исследований). Через два года указом короля Чарльза II это общество было преобразовано в Лондонское Королевское общество — полноценную академию наук. Новой организации было предоставлено государственное финансирование. Её девиз — «Nullius in Verba» («Ничего на словах»).

Жан-Батист Кольбер

Colbert_villacerf_1685
Молодого Жан-Батиста Кольбера заметил преемник кардинала Ришелье — кардинал Мазарини. Именно Мазарини назначил Кольбера своим управляющим. Работа его оказалась так успешна, что Мазарини счёл возможным рекомендовать талантливого «менеджера» Людовику XIV. Король внял совету кардинала и назначил Кольбера интендантом финансов. На этом посту, работая по 15 часов в сутки, Кольбер сумел вскрыть ряд масштабных злоупотреблений в финансовой сфере, что помогло ему через некоторое время стать министром и, таки да, обзавестись огромным числом личных врагов в среде самых высокопоставленных лиц. Организованная им особая судебная палата буквально «высасывала» неправедно полученные деньги из карманов чиновников и мздоимцев. Было подсчитано, что только от 500 человек, дела которых рассматривала особая палата, в доход государства поступило 110 млн ливров.

Учреждение в Англии Лондонского королевского общества произвело эффект катализатора по ту сторону Ла-Манша. Во Франции по ходатайству министра финансов и фактического главы правительства Жан-Батиста Кольбера Людовик XIV в 1666 году распорядился основать Французскую академию наук. Год спустя, в 1667-м, по предложению Кольбера была открыта Парижская обсерватория, куда были приглашены Гюйгенс и Кассини. В уставе Французской академии наук Кольбером было записано: «…на заседаниях ни о религиозных таинствах, ни о государственных делах не говорится. И если иногда и говорится о метафизике, морали, истории или грамматике, пусть даже мимоходом, то лишь в той мере, в какой это относится к физике и к отношениям между людьми».

Пётр I и Готфрид Вильгельм Лейбниц

лейбниц
В 1697 году Готфрид Лейбниц познакомился с русским царём Петром Алексеевичем и изложил ему свои представления о возможностях, связанных с созданием в стране академии наук — государственного учреждения по образу и подобию Французской академии наук. Он же консультировал Петра I по всему кругу вопросов, касающихся современных направлений естествознания и новейших теорий. Надо сказать, Лейбниц подобную «разъяснительную работу» вёл и с другими европейскими монархами. Не без влияния его советов были созданы Берлинская академия наук и Венская академия.

блюмПервый устав Санкт-Петербургской академии наук написал лейб-медик Блюментрост, который станет её первым президентом. Пётр I успел лично вычитать и подправить этот документ, но увидеть действующую Академию наук ему не довелось. Забавно, что если во Франции первой академией оказалась гуманитарная Французская академия, призванная заниматься вопросами языка, то в России первой стала естественнонаучная академия, а «вдогонку» ей в 1783 году Екатериной II была учреждена Российская академия — гуманитарная и обязанная заниматься проблемами русского языка. Позднее, в 1841-м, две академии всё же сольются в единое целое.

Существенным отличием Петербургской академии наук от других европейских являлось то (и это было вписано в устав учреждения рукой Петра), что она изначально создавалась с целью развития всего спектра наук не ради абстрактной добычи знаний, а исключительно для извлечения практической пользы от них для российского государства.