20 января 1775 года в Лионе родился Андре-Мари Ампер — будущая гордость Франции, чьё имя сегодня находится в перечне 72 выдающихся учёных и инженеров XVIII–XIX веков, помещённом на Эйфелевой башне.
Andre-Marie_Ampere
Мы знаем его как профессора математики и физики, академика Парижской Академии наук и нескольких иностранных академий, совершившего ряд выдающихся открытий в области электродинамики.

Мы помним его как изобретателя технических решений, сделавших возможным развитие электропривода (в частности создание магнитного поля катушкой с током, применение магнитопроводящего сердечника в соленоиде для усиления и формирования магнитного поля) и многих других направлений в электротехнике.

И, разумеется, мы не забыли, что на 1-м Международном конгрессе электриков, проходившем в Париже в 1881 году, единица силы электрического тока — ампер — была названа так именно в его честь.
Eiffel_names_cropped
Нам известно, как тяжело ему жилось. В самом деле: две волны революций, Генеральные штаты, период реакции и террора, принёсший разорение семье и гибель отца: его казнили по политическим мотивам… Становление империи, Наполеон, реставрация… Ранняя смерть молодой, горячо любимой жены и несчастливый второй брак… Постоянное безденежье, вынуждавшее к тяжёлой ежедневной работе за гроши. Непрерывные нападки завистников в последний период его жизни, когда однажды Ампер в отчаянии написал: «Я никогда не был таким несчастным, как теперь, удручённый невзгодами, перегруженный и озабоченный работой. У меня нет ни в чём утешения, и, глядя без удовольствия на мой сад, где я проложил новые тропинки, я не представляю себе, что будет со мной!» Словом, образ вальяжного, благополучного, всеми почитаемого учёного — это не про него.

Да, мы многое помним об Андре-Мари Ампере, но, к сожалению, оказалась почти забытой главная работа всей его жизни — фундаментальный труд «Опыт о философии наук, или Аналитическое изложение естественной классификации всех человеческих знаний», первая часть которого вышла в 1834 году, а вторая была напечатана уже после смерти автора, в 1843-м. Именно в этой работе, которой он отдавал все время на закате жизни, Ампер создаёт и вводит в научный оборот название науки об управлении государством — «кибернетика».

А как же греки? А как же Винер?!

Как показал исследователь творчества Ампера Г. Н. Поваров, Норберт Винер, придумывая название для «теории управления и связи в машинах и живых организмах», не знал о существовании кибернетики Ампера. Сам Винер писал: «Наша работа затруднялась отсутствием общей терминологии или хотя бы единого названия для этой области. После продолжительного обсуждения мы пришли к выводу, что вся существующая терминология слишком однобока… По примеру других учёных, нам пришлось придумать хотя бы одно искусственное неогреческое выражение для устранения пробела. Было решено назвать всю теорию управления и связи в машинах и живых организмах кибернетикой, от греческого «кормчий».
винер
Кстати говоря, сами греки рассматривали процесс управления морским кораблём как некую модель управленческой деятельности вообще, в том числе и государственной. Несколько изменив звучание слова κυβερνητιχη, они стали называть «кибернетами» любых правителей. Римляне на основе греческого термина создали свой — gubernator, и пошло… Французы стали говорить gouverneur, англичане — governer, на русском «кибернет» стал «губернатором». Так или иначе, но всюду речь шла об управлении людьми, о государстве и власти.

платонбюстИменно поэтому прямым предшественником Ампера в деле создания науки об управлении государством следует считать Платона (он-то писал по-гречески), в форме своих знаменитых диалогов сформулировавшего «технические требования» к «кибернетической» системе управления государством: «Пока в государствах не будут царствовать философы (то есть, в терминах нашей беседы, учёные — специалисты в области кибернетики в амперовском понимании этого слова. — Ю. Р. )… и пока не будут в обязательном порядке отстранены те люди — а их много, — которые ныне стремятся порознь либо к власти, либо к философии, до тех пор государствам не избавиться от зол».

220px-Ferdynand_Bronislaw_Tretowski_1869_SzernerГоворят, что идеи витают в воздухе… В том же году, когда увидел свет «Опыт философии наук» Ампера, слово cybernetyka употребил для обозначения — внимание! — практической политической деятельности польский философ Фердинанд-Бронислав Трентовский. В 1843 году он опубликовал на польском языке книгу «Отношение философии к кибернетике, или искусству править народом». Забавно проследить, как выглядит с точки зрения польского учёного различие между «правителем-философом» и «правителем-кибернетиком»: «Философия смотрит на общество лишь умом познающим, а цель её есть истинное познание, всесторонняя теория. Кибернетика же должна смотреть на общественное состояния умом действующим, а её цель — действие, сообразное с разнородными условиями и требованиями». Вряд ли есть нужда доказывать, что попытки управлять столь сложными объектами, как государство и общество «в ручном режиме», без понимания динамики процессов и алгоритмов «действий, сообразных с разнородными условиями и требованиями», раз за разом будут оказываться неэффективными, однако вся история государств — это пример именно таких попыток. И этому наверняка есть причины.

«Политика в собственном смысле»

В «Опыте философии наук» Ампер объединил кибернетику и теорию власти в науку второго порядка — «политику в собственном смысле». Вот, какими словами он пытается донести читателям исключительную важность этой науки: «Политика в собственном смысле есть само искусство управлять и избирать в каждом случае то, что можно и что должно сделать, наука государственных мужей».

Составной частью кибернетики Ампер вполне обоснованно назвал теорию законов (в терминах сегодняшнего дня её можно считать попыткой описать совокупность законов регулирования объекта управления). Ампер настаивал, что теория законов обязательно должна «исследовать происхождение законов, их влияние на общество и выбирать наилучшее право». Иными словами, принятию любых законов и нормативных актов обязательно должно предшествовать исследование всей совокупности причинно-следственных связей, порождаемых ими. Небезынтересно и то, что, описывая механизмы реализации законов, Ампер (как и Платон) подчёркивает принципиальную важность «водворения порядка во всех отраслях администрации, путём отбора людей, наиболее пригодных к исполнению возложенных на них обязанностей». Где вы, современные исследователи свойств человека-управленца? Где математические модели внутренних мотивов? Где анализ влияния эгоизма на эффективность работы такого «исполнительного органа», как чиновник? Где объективные критерии отбора «наиболее пригодных к исполнению…»? И где механизмы реализации такого отбора? Огромное поле для работы…
психология

Felicite publique — наука об общественном счастье.

Как пояснял сам Ампер, из двух греческих слов, обозначающих «общее/общественное» и «счастье/«процветание», он образовал неологизм, ставший названием ещё одной из наук, опирающихся на принципы кибернетики, как он её определял. Эта наука — ценольбология, наука об общественном счастье. Ампер определял её задачу предельно чётко: «Ценольбология… имеет цель найти наилучшие условия процветания народов и, таким образом, выработать новую оптимальную экономическую систему… Она должна изучить, какие условия способствуют или препятствуют счастью общества и индивидов, определить, какими средствами можно улучшить общественное состояние и уничтожить одну за другой все причины, удерживающие народы в состоянии слабости, нищеты и несчастья».
И вот ещё фраза, которую Андре-Мари Ампер в «Опыте философии» собственноручно выделил курсивом: «Эта наука откроет, как позволить жить на данном участке земли наибольшему количеству людей, с наибольшею суммою возможного счастья». Ну что тут можно добавить?..

финал2