Есть в отечественной ноосфере такое устойчивое словосочетание — «квалифицированный потребитель». Оно определяет всё негативное, что существует в современной системе образования. Но само-то понятие — неплохое. Знаете, если в вечерний час в супермаркете просто взять да посчитать — всё равно стоя в очереди у кассы — сумму покупок (каждая в отдельности напечатана на ярлычке) и приготовить замученному кассиру-контролеру максимально удобный набор купюр и монет или хотя бы достать ручку для консигнации транзакции по карточке, это сэкономит время и вам, и тем, кто за вами…

Пётр Великий бракоделов не любил.
Пётр Великий бракоделов не любил.

Но это мелочи быта. А ведь есть организации, которые обязаны быть квалифицированными потребителями в интересах всего общества. Прежде всего — военные ведомства. Дробовик охотник покупает себе сам — и сам отвечает за выбор. Оружие же для армии закупается казной. И дело это — ответственное. Столкнувшись с поставками бракованных ружей и фузей, Пётр Великий приказывал «старшину-олдермена [по-нынешнему — военпреда] Флора Фукса бить кнутом и сослать в Азов, пусть не ставит клейма на плохие ружья»… Кнута и ссылки в монастырь удостаивался заводчик-бракодел Корнила Белоглаз. Его преемник Никита Демидов был предупрежден, что в случае поставок брака будет «лишен живота»… Сурово и справедливо. Поэтому-то Пётр, пережив все революции, стоит в Туле с молотом в руке.

0_3f9b6_c4155a3a_L

Но бывало, что с задачами квалифицированного потребительства не справлялись и военные ведомства самых богатых и самых развитых стран. Какой первый робот (ещё тогда, когда Чапек слова этого в оборот не ввёл) нашёл применение в военном деле? Это была торпеда. Самодвижущаяся мина Уайтхеда. Брандеры — набитые горючими и взрывчатыми веществами корабли — были известны с древних времен. Брандер лейтенанта Ильина внес огромный вклад в истребление турецкого флота при Чесме. Такие корабли шли под парусами, и вела их сквозь вражеский огонь команда из отчаянных голов (изредка им даже удавалось уйти на шлюпке)… Торпеды же спрятались от огня под воду. В движение их приводил сначала пневматический, потом паровой или электрический двигатель. «На рулях глубины» стоял не боцман (как на субмаринах), а гидростат. Курс держал не рулевой, а прибор Обри. Заряд подрывал не зажжённый офицером фитиль (как на брандере), а взрыватель… К Первой мировой войне торпеды почти достигли совершенства. А в начале Второй мировой пошла потеха…

«Королевский дуб» бракованные торпеды не спасли…
«Королевский дуб» бракованные торпеды не спасли…

14 октября 1939 года. Германская субмарина U-47 лейтенанта Прина пробирается в базу Королевского флота Скапа-Флоу и выпускает под прямым углом четыре торпеды по неподвижному линкору HMS Royal Oak. Взрывается лишь одна… Прин перезаряжается, даёт еще залп. И — только два взрыва. Старому линкору это не помогло: он затонул. Прин благополучно выбрался, был удостоен аудиенции у Гитлера, издал книгу (по мнению адмирала В. Яросевича, состряпанную пропагандистами Геббельса) и был утоплен британцами 10 марта 1940 году у берегов Ирландии. Но из восьми торпед в идеальных условиях взорвалось только три… И — не у одного Прина. Когда в апреле 1940 года нацисты вторглись в Норвегию, несработавшие или преждевременно взорвавшиеся торпеды спасли тяжелые крейсера HMS York, HMS Cumberland, HMS Warspite от атак ю-ботов…

Как выяснилось позже, у немцев не срабатывали взрыватели торпед G-7a и G-7e. И новомодные электромагнитные, когда торпеда должна была пройти под кораблём и взорваться при изменении магнитного поля, поразив не бронированный борт, а нежное брюхо (они оказывались чувствительными к вибрациям и изменениям природного магнитного поля). И даже контактные, которые стояли на торпедах, отправивших на дно в Первую мировую большую часть погибших кораблей…) Слишком короткий боёк: при острых углах он не срабатывал. Слишком слабая навеска капсюля: прогорает, не задействовав основной детонатор… И это — у немцев, с их непревзойдённой технологической культурой! К концу войны у них появятся реактивные истребители, ракеты и самонаводящиеся акустические торпеды… И — такие проколы! Причём потребительские… Однако кнутом никого не били. (Куда там любящему крысиный яд ефрейтору до великого государя!) Шефа Экспериментального института торпедного вооружения адмирала Вера отправили «почётным узником» в крепость (реально он работал в «шараге», создавая для Геринга авиационные торпеды). Прочие отделались лёгким испугом. А о том, что у торпед конструктивный дефект гидростата, уводившего их на слишком большую глубину, Кригсмарине узнала лишь в 1942 году…

Но такими же дефектами страдали и американские торпеды Mk-14. И у них шалили гидростаты, уводя торпеду под цель. И у них барахлил контактный взрыватель — только он деформировался при ударе под прямым углом. А электромагнитный взрыватель янки не смогли довести вообще и в марте 1944-го сняли его с вооружения… Это богатейшая страна мира, в то же время успешно создавшая атомную отрасль (работницы ходили с переносными масс-спектрографами, контролируя утечки при обогащении), массово выпускавшая и радары, и снаряды с РЛС-взрывателем…

А вот теперь Пентагон стал намного более внимателен к вопросу закупок. Крайне придирчив он к программному обеспечению. И Microsoft пришлось в начале этого года бороться с конкурентами за контракт ценой $617 миллионов, дающий право поставить на полтора миллиона компьютеров военного ведомства Windows 8 и такие продукты, как Microsoft Office 2013 и файлообменная платформа SharePoint 2013. Причем происходило это именно тогда, когда специализированная пресса новую операционку редмондских оценивала преимущественно негативно. Но вот в июне 2013-го «Восьмёрка» уже обогнала по доле на рынке Vista: согласно статистике NetMarketShare, на них приходится 5,1% и 4,62% соответственно… Не много? По сравнению с XP и «Семёркой» — да! А вот в сопоставлении с изысканно-изящной «яблочной» продукцией — не сказать! То есть пентагоновские закупщики оказались в январе сего года проницательней компьютерных журналистов.

Доля Виндоус 8 на рынке
А летом 2013-го заокеанское военное ведомство сделало очередной шаг, демонстрирующий добросовестный подход к закупкам. Заплатив Microsoft 412,2 миллиона долларов, Пентагон получил доступ к исходным кодам Windows 8. Осуществляется взаимодействие на вполне рыночных условиях и в рамках гражданского права — заключением соглашения о технической поддержке Microsoft Enterprise Technical Support Services (METSS). Военнослужащие и гражданский персонал Пентагона смогут напрямую обращаться к штатным сотрудникам Microsoft. Они получат доступ к проприетарным документам, включая исходные коды. Причем интересно, что право работы с ними предоставлено будет только из баз, находящихся на территории США. Договор годичный, с правом пролонгации еще на четыре года. И вот из этой информации можно сделать чрезвычайно интересные выводы.

Ну, прежде всего — о перспективности Windows 8. Пентагон и его Defense Information Systems Agency явно не стали бы связываться с неудачной версией операционной системы. «Пилить» бюджеты умеют и за рубежом, но система «сдержек и противовесов» выводит любителей этого дела на свет весьма быстро. Так что в превышении «Восьмёркой» рыночной доли «Висты» удивительного нет ничего…

Дальше — секретность. Похоже, что коммерсанты из Редмонда соблюдают ее строже, чем заокеанские армейские «особисты». (Об этом говорит запрет работы с «исходниками» Windows 8 на зарубежных базах, с которым Пентагон согласился.) Это очередное свидетельство той роли, которую ИТ играют в обеспечении могущества государств!

Ну и — доступ к исходным кодам. Как бы добросовестен и успешен ни был поставщик софта, без этого обойтись, видимо, нельзя. В случае кода Open Source такой привилегией владеют все, в варианте с кодом проприетарным — избранные (которым может и не нравиться открытый код). Так что хорошо тем странам, которые имеют доступ к исходным кодам, и совсем наоборот — такой привилегии не имеющим…