Пробежавшись по новостным выпускам дюжины европейских телеканалов, легко увидеть, что казус Сноудена продолжает оставаться в центре внимания. Какие выводы можно из этого сделать? Наверное, прежде всего, вывод о том, что в постиндустриальном обществе информация является ресурсом первостепенной важности. Хотя… А ведь так было всегда! Ну вот британская «цифровая пиявка» Tempora. Скандал внутри Европейского Союза! Но – что нового в этом скандале?

Первый баснописец России Антиох Кантемир удивительно трезво оценивал и нравы, и криптоаналитические потенции англичан
Первый баснописец России Антиох Кантемир удивительно трезво оценивал и нравы, и криптоаналитические потенции англичан

Баснеписца Антиоха Кантемира из школьной программы знают все (вот пошутил-то, учитывая нравы нынешнего образования…). А ведь этот сын молдавского господаря (потомок Тамерлана и – по маме – владык Царьграда) был ещё блистательным российским дипломатом, резидентом в Лондоне, а потом и в Париже. Тягу к знаниям привил ему, младшему сыну, отец – князь Дмитрий Константинович отписал наследство тому из сыновей, кто преуспеет в науках (ничего себе «социальный лифт»…).

Антиох первым переводил Анакреонта и Кантемира, Фонтенелевы «Entretiens sur la pluralité des mondes», «Разговоры о множественности миров» (вот кто основоположник SETI в России), первым прибег к языку Эзопа… И он же в 1733 году сообщал из Лондона, что островитяне «обыкновенно всех чужестранных министров письма распечатывают и имеют искусных людей разбирать цыфири (шифры) на всяком языке».

Министрами в те времена звались дипломаты, за которыми NSA усердно следит и ныне. Только помудрей они были нынешних европейских, отягощённых клинической политкорректностью: Кантемир депеши из Англии просто пересылал через Голландию, а из Франции – через Бельгию, выводя их из зоны действия системы перехвата (как советуют и теперь…).

Перехватывали и письма Мартина Лютера
Перехватывали и письма Мартина Лютера

И что там канцлер от христианских демократов Меркель нервничает и удивляется? Ну взяла бы с полки собрание сочинений доктора Лютера да почитала «Schrift von heimlichen und gestohlenen Briefen, sampt einem Psalm, ausgeleget Widder Hertzog Georgen zu Sachsen». Возмущался реформатор церкви ещё в 1528 году перехватом его писем к гражданам Лейпцига.

А Екатерина Великая умела обратить траты чужих дворов на тогдашние аналоги PRISM и Tempora на благо Российской империи
А Екатерина Великая умела обратить траты чужих дворов на тогдашние аналоги PRISM и Tempora на благо Российской империи

А вот Екатерина Великая возмущаться не стала. Прекрасно зная о деятельности Cabinet Noir, основанного кардиналом Ришелье при Парижском почтамте век спустя после письма Лютера (может, юбилей отмечали?) и обходившегося Людовику XVI в 300 000 ливров в год (2300 килограммов серебра, сколько это на нынешние деньги…), она простодушно писала так, будто ни о чём не догадывается… Был во Франции министр-многостаночник (иностранных дел, военный и морской) Шуазель (граф Стэнвилль, герцог д’Амбуаз), мастерски натравливавший на Россию шляхетскую Польшу и Оттоманскую Порту – так «утекшие» из писем Екатерины к Вольтеру сведения послужили основанием для обвинения его в связях с оппозицией, отставки и ссылки в 1770 году! А Екатерина II ещё писала бельгийскому принцу де Линю, служившему во всех армиях Европы, и путешествовавшему по России натуралисту фон Циммерману, а утекавшая информация влияла на настроения умов в лоскутной тогда Германии (где саксонская служба перлюстрации пользовалась печальной известностью…). Так что перехват информации, какими бы технологиями он ни осуществлялся — чайничком с паром, поддельными печатями, или суперкомпьютерами, только орудие. Нужно ещё иметь тактику его использования! А то ведь за свою пару тонн серебра в год получишь лишь отставку самого талантливого министра…
И вот, возвращаясь к делу Сноудена, мы встаем перед вопросом: а кому оно выгодно? Для того чтобы понять это, вернёмся в недавнее прошлое.

Ну, кто у нас был главным злодеем киберпространства? Ну, если не брать в счёт мальчишек, учинивших DDoS-кибератаку на Эстонию (в память чего и было окрещено «Таллиннское руководство»), пальму первенства прочно удерживал Китай с его киберполком 61 398, скандалы, связанные с деятельностью которого, заставляли МИД КНТ трогательно оправдываться. Конгресс США осенью прошлого года принимал меры к ограничению присутствия на североамериканском рынке продукции Huawei и ZTE (второго и четвёртого производителя телекоммуникационного оборудования на планете). Весной этого года федеральным структурам предписано согласовывать закупки китайского ИТ-оборудования с ФБР и прочими трёхбуквенными агентствами. Но, несмотря на это, в общественном мнении США формировалось стойкое мнение, что США кибервойну проигрывает. В феврале 2013 года в либеральной «Washington Post» Крэйг Тимберг и Эллен Накасима писали, что американские эксперты считают, что, по мнению заокеанских экспертов по безопасности, китайские кибершпионы взломали компьютерные сети почти всех влиятельных учреждений Вашингтона – федеральных агентств, управления Конгресса, посольств, медиа, адвокатских контор и даже правозащитников… В блогах всё чаще гулял мем «кибернетический Пёрл-Харбор»!

А теперь – всё по-другому! Теперь NSA грозно и всеведуще следит за всем миром. Что очень нравится – согласно опросам – гражданам США. Избирателям. Забота об угождении которым – первейшая забота политика. Но вот недовольство европейцев – самое искреннее. Европа-то переживает не лучшие времена и прекрасно понимает роль информации в вопросах национальной конкурентоспособности. Переговоры о свободной торговле между США и ЕС изрядно затруднены… А кто же в чистом выигрыше?

А ведь весной Интерфакс печатал драматические графики роста долгов Поднебесной, хотя и не достигших оценок Bloomberg
А ведь весной Интерфакс печатал драматические графики роста долгов Поднебесной, хотя и не достигших оценок Bloomberg

Ну, прежде всего вспомним, когда вы последний раз читали о китайском кибершпионаже? Именно… До дела Сноудена! «Стрелка переведена». Но – не только, шпионаж это мелочи… Сноуден, попавший в комедию «Терминал», становится фигурой гигантского масштаба, заслоняющей такие вещи, как китайский долговой кризис. Да-да. Китайский. Мы привыкли, что КНР — динамически развивающаяся страна, с профицитом и бюджета, и внешнеторгового баланса. Но вот финансовые аналитики говорят о драматическом нарастании китайского долга. The Times в марте называла долг Китая в 150 процентов ВВП опасным. А в самом конце мая Bloomberg заговорил о «китайском долговом пузыре», оценивая задолженность банков и прочих финансовых институтов Поднебесной в 198 процентов от ВВП! Ну, Япония в 1989 году свалилась в кризис, набрав долгов аж 237 процентов от ВВП. Янки в 2007 втащили в финансовый Мальштрём весь мир, набрав кредитов на 224 процента к ВВП. Но это страны с развитыми финансовыми рынками. Таиланду в 1997-м хватило меньше, чем сейчас у КНР «по Блумбергу»… А ведь влияние кризиса во второй экономике мира на хозяйственную жизнь планеты переоценить трудно. Но об этом мало кто задумается; внимание оттянул на себя Сноуден! (А это явно играет на чьи-то финансовые интересы: представьте, сколько стоит возможность фининститутам Поднебесной брать кредиты подешевле в не столь тревожной обстановке…)

К сожалению, штампы холодной войны живы и здоровы и в Первом мире. The Independent называет поступок Сноудена «подарком для России». Мол, Кремль заинтересован во всём, что порочит США. Тем самым отвлекается внимание от главной, экономической подкладки поступка Сноудена – кибервойны между США и Китаем, протекающей на фоне экономического сотрудничества гигантов. И Поднебесная ведёт себя очень мудро, предоставляя визжать другим… И если всё же этот скандал и окажется подарком, то лишь в том случае, если заставит отечественный бизнес ответственно относиться к защите информации. Редкий случай, когда можно поучиться на чужих – в данном случае европейских – ошибках!