Олимпийские божества были поразительно неразборчивы в личных связях, в том числе и таких, которые новый российский закон относит к числу нетрадиционных, запрещая пропагандировать среди несовершеннолетних. Благородная задача сохранения нравственности подрастающего поколения заставляет умолчать об историях Ганимеда, Европы, Леды; равно как и о вкусах и пристрастиях гоплитов, составлявших Священный отряд беотийских Фив, тот самый, что под командованием Эпаминонда, у Левктр, в 371 году до н.э., «косым ударом» разгромил могучих спартанцев, положив начало пехотной тактике… Правда, такие умолчания создают риск, исказив классическое наследие, получить ещё раз поколение людей с образованием высшим, но без среднего (каковым, вероятно, стоит считать лишь классическую гимназию)… Но – нравственность требует жертв. Боттичелли даже жёг свои полотна по призывам Савонаролы, о чем сильно жалел после того, как флорентийцы сожгли (предварительно милосердно удавив) самого проповедника-доминиканца!

Сожжение Савонаролой творений Боттичелли…
Сожжение Савонаролой творений Боттичелли…

Поэтому ограничимся лишь деловой неразборчивостью олимпийцев, которую проявляла даже лучшая из них, разумница Афина, не чуждавшаяся, как и её единокровный брат Гефест, труда, о чём и говорит её эпитет Эргана, έργάνη, Труженица… Дело в том, что своё небесное покровительство она раздавала весьма щедро. То, что главным её городом были Афины, понятно. Но ведь и Троя стояла нерушимо, пока в тамошнем храме Афины хранился Палладий, статуэтка небесной дамы волшебного происхождения, отпечатанная на 3D-принтересброшенная с неба. И – одновременно – обладательница щита из кожи убитого ею гиганта Палланта, дарила персональные милости: своему любимцу, царю Итаки, хитроумному Одиссею; другу Улисса, царю Аргоса, доблестному Диомеду; да и самому образцу отваги, предводителю мирмидонян, тессалийцу Ахиллу…

Единственная «внесюжетная» песнь «Илиады» - «Долония» посвящена работе царей Аргоса и Итаки в качестве батальонных разведчиков…
Единственная «внесюжетная» песнь «Илиады» — «Долония» посвящена работе царей Аргоса и Итаки в качестве батальонных разведчиков…

Причём богиня жила сугубо по олимпийским понятиям. Возникающие противоречия обходились с помощью уловок, весьма похожих на те, которыми ныне пользуются неформальные лидеры в узилищах для поддержания своей власти над сокамерниками. (Вымогают, скажем, в ходе, казалось бы, мирного разговора, позитивное высказывание о Франции; деланно ужасаются, что на эмблеме Галлии петух, и – под шконку…) Так и Одиссей был вынужден напрячь всю свою μητις, хитрость, и вместе с Диомедом – цари Аргоса и Итаки не чуждались работы батальонной разведки – попросту украсть у троянцев Палладий…

Благодаря хитрости Одиссея Палладий Трое не помог
Благодаря хитрости Одиссея Палладий Трое не помог

Вероятно, без этого деревянный конь не сработал бы… Да и во вполне классическое, зафиксированное историками и надписями время Эллады Паллада отнюдь не стеснялась плюрализма. Согласно так называемой «Линдской храмовой надписи» (Temple-Chronicle of Lindus) с острова Родоса, перс Дастис, неудачно осаждавший город Линд во время вторжения в Грецию при Дарии, после того как осада была сорвана ураганом с сильнейшим ливнем, пополнившим запасы питьевой воды у греков, удалился, сделав Афине подношение – ну прямо как неудачливые бизнес-рейдеры после несостоявшегося захвата собственности выставляются на бабки «крышей» (которая, как и дочь Мудрости-Μητις,, в процессе борьбы за активы себя обычно не проявляет, находясь в скрытых облаками высях, но потом доходчиво объясняет и проигравшим, и побежденным, что и те, и другие, должны ей по жизни…)

А в этом храме Афины – город Линд на Родосе – принимали подношения и от персов…
А в этом храме Афины – город Линд на Родосе – принимали подношения и от персов…

Отметим ещё одно важное свойство олимпийских божеств. Это их имманентность, существование в нашем мире, укоренённость в нём. Кстати, такие взгляды были присущи не только Гомеру с Гесиодом, видевшим в родне Зевса правителей мира, но и вольнодумцу Лукрецию, отмечавшему, скорее, индифферентность небожителей («De rerum natura», II, 646-652)… Превосходя человека могуществом, божества соседствуют с ним, могут быть ранены людьми, как это проделал с красоткой Афродитой славный Диомед («Илиада», V, 334-343). Забавно, что в той же стычке бог Аполлон применил дымовую завесу, «тёмное облако», блокируя передачу информации по визуальному каналу.
Ну а теперь покинем «начальный век Эллады» и вернёмся в наше время. В дни, когда появились сущности, способные исполнять специализированный интеллектуальный труд лучше человека. Это, прежде всего, IBM Watson. Выигрывавший соревнования эрудитов поначалу (разгадывание загадок за призы было занятием вполне близким по духу и героям, и слушателям Гомера…), а потом занявшийся медициной. Нет, ещё не на уровне Асклепия, воскрешавшего мёртвых, Ипполита, Капанея, Главка, но вполне сравнимо с Махаоном, практикуя, правда, не полевую хирургию на кровавых полях Троады, а лёгочную онкологию. Делая это, по уверениям специалистов компании медицинского страхования, деньгами отвечающей за свои слова, лучше белковых медиков… И кремниевые специалисты имеют близкий к неограниченному потенциал масштабирования: к ним можно почти неограниченно добавлять процессоры, оперативную и массовую память, связывать это всё более и более «толстыми» каналами. А «компьютерные мощности» специалиста белкового ограничены размерами черепной коробки, которая, в свою очередь, лимитируется параметрами того отверстия – inter faeces et urinam nascimur, как говаривал Августин Аврелий, через которое человек прибывает в подлунный мир. (Причём параметры эти столь критичны, что, возможно, именно они являются причиной того сокращения объёма черепной коробки, который антропологи отмечают последние двадцать тысячелетий.) Так что в ближайшее время нас ждёт проникновение кремниевых специалистов во всё новые и новые области деятельности. И людям предстоит сотрудничать с ними…

Над первыми успехами Watson скорее смеялись…
Над первыми успехами Watson скорее смеялись…

Но пока всё беспроблемно. Выигрыш IBM Watson в конкурсе Jeopardy! огорчает лишь заморских эрудитов, лишённых приза. Исцеление больных «кремниевым доктором Ватсоном» радует и их, и их близких (за исключением особо жадных наследников…). Да и для онкологических госпиталей как коммерческих предприятий появление Искусственного Интеллекта – Доктора Медицины проблем не создаст. Подписаться на услуги белохалатного IBM Watson может любая клиника, сохраняя рентабельность своих зданий и оборудования, равно как и рабочие места своему персоналу.
Но вот дальше будет смешнее. Посмотришь на знакомых жителей Нового Амстердама – так хирурга (с годовой зарплатой в четверть мегабакса) грузит домашней работой супруга-юрист. Тот относится к этому философски: у благоверной-то получка на порядок больше… А в детализированных счетах юридических фирм огромное место отведено «исследованиям». Поиску подробностей былых дел, крайне важных в англосаксонском прецедентном праве. Да ещё и дифференциация законодательства по штатам… В общем, огромный объём часов, помноженный на очень немаленькую почасовую ставку, и даёт астрономические зарплаты. Но именно этот объём часов и приводит к тому, что по дому хлопочет тоже не очень часто бывающий там муж-медик с нелегальной пособницей-гватемалкой. Нет, конечно, значительный объём изысканий проводят помощники и начинающие юристы. Но правила «хочешь сделать что-то хорошо — делай сам» никто не отменял и за океаном.
А теперь представим, что IBM Watson взялся и за юриспруденцию. Нет, не выступая в суде, и не интригуя на совещаниях старших партнёров. Всего лишь проводя исследования прецедентов. Но со скоростью и вниманием, которые не может обеспечить белковый помощник. Понятно, что с какого-то момента наполнения баз знаний это даст колоссальный выигрыш в суде той стороне, которая пользуется кремниевым помощником. А цена проигрыша в американских судах колоссальна, она может повлиять на судьбы крупнейших хайтек-компаний (посмотрим хотя бы на баталии Apple и Samsung). Значит, в тот момент, когда преимущество кремниевого юриста обозначится, мы увидим его массовое внедрение. И правилом станут ситуации, когда он окажется у обеих противоборствующих сторон. Вот тут-то и пойдёт потеха.
Такая же, как в мифах Эллады. Описывающих ситуацию, когда одно и то же божество покровительствовало обеим сторонам. Как в Трое. Причём божество это – имманентное, конкретно действующее. Не всемогущее и не всеведущее, но очень сильное…
А дальше искусственные интеллекты неизбежно освоят ещё одну область деятельности, доходы от которой превосходят заработки юристов. Большие финансы (о чёрной магии которых подробно рассказывается Голубицким). Заработки в этой сфере вообще превосходят все мыслимые рамки. Если некогда ионийская Фокея возвела стену вокруг города на доходы от торговой экспедиции за металлом в Тартесс (рейс купцов был более рентабелен, чем поколения труда земледельцев), то сегодня финансовая операция может ввергнуть в кризис весь мир (как это было пять лет назад…). Это затронет уже не только конкурентов биржевика, обзаведшегося покровительством кремниевого божества, но и сотни миллионов и миллиарды «простых» людей. А приход такой ситуации неизбежен…

Сегодняшние почти-божества выглядят скромно
Сегодняшние почти-божества выглядят скромно

И вот тут от людей опять потребуются свойства царя Итаки. Ведь даже сама Афина подтверждала, что в хитростях, измышлениях и коварстве с Одиссеем трудно состязаться даже богу («Одиссея», XIII, 291-295). Впрочем, изворачивал волю божеств в свою пользу и второй царь Рима Нума Помпилий. В этом ему помогала нимфа Эгерия (подробнее – соответствующий рассказ Плутарха…). В глубочайшем архетипе европейской культуры зашито представление о возможности использовать в своих целях более сильных и умных. Но предупредим: божества, олимпийские точно, а кремниевые скорее всего, негативно относятся к такой сметке (ну поглядите, как начальник смотрит на слишком умного подчинённого…). И ведь даже само имя Одиссей, Όδυσσεύς (от греческого όδύσσομαο, сердиться, гневаться) означало человек «божеского гнева» (Одиссея, XIX, 407), то есть ненавистный богам. Такая вот перспективка…