В функциональном пространстве средств массовой информации в первую очередь отображаются диковинки робототехники. Те изделия, которые, хоть и произведены в информационную, сменившую индустриальную, эпоху, но выполняют примерно те же задачи, которые в эпоху мануфактурную исполнял турок-шахматист.

Турок-шахматист, комбинация манипуляторов и зеркал, готовил человечество к удивительным чудесам эры технологий
Турок-шахматист, комбинация манипуляторов и зеркал, готовил человечество к удивительным чудесам эры технологий

Задачу весьма важную, учитывая роль маркетинговых коммуникаций в современном обществе – том более, что тут рекламируются не конкретные изделия, а продвигается в сознание общества, и, прежде всего, представителей бизнеса, представление о потенциальных возможностях робототехнической технологии. Причем выбор для ознакомления публики прежде всего весьма необычных машин – роботов-пчел, военных роботов, гуляющих по лестницам и роботов, карабкающихся на отвесные стены, роботов-змей и роботов, следящих за акулами – абсолютно объясним и правилен с точки зрения прежде всего продвижения технологий. Так же, как в индустриальной эпохе служили таким же целям гонки аэропланов и перелеты через океан…

Реальные промышленные роботы не слишком интересуют публику, но сильно меняют жизнь общества…
Реальные промышленные роботы не слишком интересуют публику, но сильно меняют жизнь общества…

Причем интересно, что проблемам, связанным с последствиями применения роботов на производстве и в сельском хозяйстве, – там, где они позволяют нарастить производительность работ на европейской верфи и увеличить размер стада в родимом Нечерноземье – уделяется внимания меньше. Но будем последовательны – прежде чем говорить о социальных, экономических и организационных проблемах – разберемся с техникой. С теми ее ограничениями, которые вылезают прежде всего.
Какие они для робототехники, скажет любой читатель «Компьютерры». Да, они те же, что и для любого мобильного устройства. Смартфоны с большим экраном превосходны. Но только жрут они энергию так бодро, что придя домой обедать и сняв пиджак, вынимаешь из кармана смартфон и оставляешь его на зарядке, ограничившись после обеда простейшим устройством, свежезамененной батареи в котором хватает на три недели. (К тому же пятидюймовые умнофоны плохо вмещаются в карманы летних рубашек, что следует принять во внимание конструкторам мужской одежды – у дам и барышень всегда сумка под рукой, им легче…) А робот-пылесос, пошуршав щетками на половичке у двери и собрав какую-то часть той песчано-соляной смеси, что щедрыми руками гастарбайтеров была рассыпана зимой и осталась до поздней весны, бросает свое занятие и – хорошо зная, чего хочет – отправляется к док-станции; так что назад, к месту исполнения долга, его придется относить вручную…

Летучий робот нынче в каждой компьютерной лавке…
Летучий робот нынче в каждой компьютерной лавке…

То есть проблема – проста и понятна. Это – энергопитание. И у проблемы этой два аспекта. Первый, наглядный – это снабжение энергией мобильных устройств. В любом компьютерном салоне присутствует летучий микроробот. Или совсем мелкий, с ИК-управлением, или покрупнее, руководимый через Wi-Fi…

И летают роботы на всем привычных аккумуляторах…
И летают роботы на всем привычных аккумуляторах…

И они действительно летают – пока не кончится батарейка или заряд одиннадцативольтового литий-полимерного аккумулятора емкостью в один ампер-час. Ну, говорить о достоинствах и недостатках литий-полимерных батарей излишне – о них все и так известно…. Поэтому поговорим о второй, более общей проблеме. О том, как совокупное потребление роботов повлияет на энергетический баланс человечества. Не вдаваясь в проблемы аккумуляторов и топливных элементов – самые важные для экономики роботы сварочные, сборочные и доильные, работают со стационарным питанием. И пылесосу – умей он убираться в книжных шкафах – можно было б простить и волочащийся за ним сетевой кабель. (Вообще – что кинематографисты теряются, как бы здорово смотрелся ящерообразный «терминатор», с волочащимся за ним рептильным хвостом!)
То есть – будем пока исходить из следующего. Информационная эпоха отнюдь не означает отказа от индустриальных технологий. Просто сейчас промышленность в значительной степени перенесена в Юго-Восточную Азию. Ну а потом. В ходе Индустриализации 2.0 она может вернуться в Первый мир, но работниками ее станут роботы. (Может и не вернуться – учитывая дешевизну морского транспорта вдруг окажется целесообразным держать роботизированные заводы на тропических островах…) Но роботам в любом случае нужна будет энергия. Много энергии. Как это скажется на человечестве?
Несколько лет назад была мода переводить автомобильный транспорт на биотопливо. На спирт там, на растительное масло… О том, как это здорово, писали все тогдашние бумажные научно-популярные и общественно-политические журналы. А теперь настроение переменилось. Вернейшим свидетельством этому являются нью-йоркские полицейские сериалы. Они уже повествуют об аферах, связанных с переводом хилого автопарка на биотопливо. Правда, злодеями политкорректно являются русские мафиози и отдельный, совсем не типичный, отщепенец-преступник из WASP… Те политкорректные американцы, которые оплачивали эти игры, оказываются совсем не виноваты в том, что не загружали межушный ганглий естествознанием; что не догадывались, что растительное масло – горючее мерзкое, поганящее движок, да еще и запускающее эффект конкуренции за калории между дизелями машин и обитателями Третьего мира… Так что встает вопрос – а не начнут ли роботы отнимать калории у людей. Ну, пусть не калории, а киловатт-часы…

Довоенная Ф-22 конструкции Грабина с шестеркой лошадей – машин для артиллерийской тяги не хватало, а коням был нужен фураж…
Довоенная Ф-22 конструкции Грабина с шестеркой лошадей – машин для артиллерийской тяги не хватало, а коням был нужен фураж…

Для ответа на этот вопрос вернемся в индустриальную эпоху. В тридцатые годы. Тогда шли процессы, называвшиеся в Красной Армии – «моторизацией», а в сельском хозяйстве –«механизацией», то есть процессы внедрения двигателей внутреннего сгорания как источников тяги. («Механизация» в армии означала принятие на вооружение танков и броневиков…) И экономика моторизации-механизации и в армии, и в сельском хозяйстве обосновывалась, в том числе, тем, что трактор, тянущий ли гаубицу СТЗ-5 или волочащий плуг СТЗ-3, имел одно важнейшее достоинство. Достоинство, называвшееся в первых строках соответствующих курсов. Дело в том, что энергию в виде солярки он потреблял только во время работы. А у лошадок такого достоинства не было. Они – и запряженные и в пароконный плуг, и в 45-мм пушку 53К, и в 76,2 мм ЗиС-3 (смотри соответствующие сцены из фильмов «В шесть часов вечера после войны» и «Освобождение») непрерывно нуждались в фураже. Страда или зима; выходит дивизион – первая батарея на рыжих, вторая на вороных, третья на гнедых – на занятия, или стоит в казармах – овес и сено нужны коням все равно… Постоянно и непрерывно!

К Победе ЗиС-3 по разбитым фронтовым дорогам волокли трехосные грузовики…
К Победе ЗиС-3 по разбитым фронтовым дорогам волокли трехосные грузовики…

А количество фуража, который может произвести та или иная территория, ограничено. (В нашей стране площади большие, но климат не самый благоприятный…) И за фураж пойдет конкуренция. Скормленный коню, он не достанется буренке. Это сейчас популярен миф о России, Которую Мы Потеряли. А царский атташе в Париже, советский генерал граф Игнатьев завидовал в начале века выносливости совершавших сорокаверстные марши французских солдат, объясняя это тем, что их с детства хорошо кормили… У нас же в первую мировую до половины призывников браковалось из-за малорослости и болезненности; голодновато было в деревнях и селах… Роль белков в рационе возрастала после того, как в 1936-м году больше половины земель начали обрабатывать трактора (с лагом, объясняющимся колоссальным изъятием ресурсов на индустриализацию, войну, восстановление…). Но и к Великой Отечественной средний призывник был где-то 165 сантиметров и 55 килограмм (характеристики оружия, во всяком случае, вырабатывались под такие параметры…), поэтому так режут глаз современные «военные» фильмы с актерами из акселератов.
То есть робот энергию жрет. Но – в форме электричества. И сохраняет важнейшее достоинство, унаследованное от моторизации индустриального периода. Жрет энергию он только тогда, когда работает… А когда не работает – ничего не потребляет. Очень просто! Но в этом его колоссальное преимущество… Сейчас периодически появляются блистательные мысли – по мере исчерпания дешевых углеводородов вернуться к гужевой тяге… Ну да, лошадка – это машинка фон Неймана. Самовоспроизводящаяся! Но вот мул и лошак – уже машинами фон Неймана не являются. Да и племенные породы скота – это тоже продукт технологий. В Российской империи 1882 года на сотню человек приходилось 25,5 лошадей (на втором месте были США с 24,3 конягами, а европейцы ограничивались от 2 до 17 сивок…). Но вот доля коней высокоэффективных, произведенных промышленно, на конных заводах, была мала… А фураж ели они все без исключения и непрерывно! Косвенно отбирая молоко и творог у крестьянских детей (впрочем, вырабатывая органическое удобрение…). Кстати – роботы Чапека, биологические искусственные существа, оптимизированные к специфическим видам труда, обладали той же особенностью. Есть постоянно… И события в пьесе «R.U.R.» произошли так, как произошли!
Поэтому давайте отметим – потребность роботов в энергии только на время работы есть их важнейшее конкурентное преимущество! И не надо приводить контраргументы о более высоком КПД живых организмов, они рассмотрены еще Г.С.Альтовым в рассказе 1967 года «Создан для бури» – «Это было не совсем справедливо — двигатели форсируются еще хуже. Каплинский отмахнулся:— Э, с двигателей другой спрос: они не едят булок с маслом.»… Вот-вот, не едят булок – не станут конкурировать за ними с людьми. Удовольствуются электроэнергией…
И даже если мобильные роботы, скажем, перспективные наладчики стационарных роботов, обзаведутся топливными элементами – скажем, работающими на этиловом спирту, произведенным из сельхозпродуктов – их главное достоинство сохранится. Они будут пить спирт только трудясь, подстраивая вышедшую из параметров линию… (А какие проблемы будут терзать заказчиков армейских роботов с топливными элементами на спирту: применишь метанол – так бойцы потравятся; применишь этанол – так случись война, а все попито…) Энергоэффективность присутствует все равно…

Эти супер-конденсаторы, ионисторы фирмы Maxwell Technologies, имеют емкость в 2600 фарад. (Юных радиолюбителей от века учили, что емкость металлического шара размером с Землю  – чуть больше семи сотен мкФ…)
Эти супер-конденсаторы, ионисторы фирмы Maxwell Technologies, имеют емкость в 2600 фарад. (Юных радиолюбителей от века учили, что емкость металлического шара размером с Землю – чуть больше семи сотен мкФ…)

Ну а что конкретно будет давать энергию двигателям будущих роботов, мы сейчас не угадаем. Может быть аккумуляторы на новых принципах или материалах. Может быть конденсаторы сверхбольшой емкости, вроде сегодняшних ионисторов. Может что-то еще… Но роботизация по описанным выше причинам неизбежно повысит эффективность использования энергии людьми!