Страсти по биткойнам кипят нешуточные. Ну, не такие, конечно, как обсуждение сравнительных достоинств экосистем зеркальных камер Canon и Nikon, но всё равно занятные. И вздымают эти страсти вполне реальные финансовые бури. Реальные, но маленькие. Мало самих биткойнов, их численность ограничена двадцать одним миллионом. Зато цена двоично-цифровой монетки 10 апреля 2013 года взлетала аж до 265 долларов, с последующим резким снижением…
Читателям «Компьютерры» излишне говорить о природе биткойнов, тема рассмотрена со всех сторон ещё со времен бумажного журнала. И о перспективах данного вида цифровых денег также высказаны самые разные мнения (BitCoin для чайников: три друга, конфета и монета (и ещё: почему неважен обменный курс?), Повелитель кибермух, или Чума биткойнов на ваши головы!). И с технических, и с финансовых точек зрения. Попробуем посмотреть на биткойн с точки зрения самых общих экономических процессов.

Деньги любят все. Но что такое деньги? При всей простоте этого вопроса ответ на него отнюдь не очевиден. И можно с большой пользой воспользоваться определением из старых словарей. «Деньги, особый товар, всеобщая эквивалентная форма стоимости всех других товаров».

Итак, самое главное в деньгах то, что они являются товаром. Ну а что такое товар? В словаре Владимира Ивановича Даля товару давались два определения. Историческое – имение, имущество, добро, пожитки, нажитое. И – современное, для середины девятнадцатого столетия – всё, чем торгует, промышляет кто. То есть товар – это любая собственность, предназначенная к обмену, вступающая в него. Приготовленный обед станет товаром, если его продать. Съедая его сами, мы исключаем продукты из сферы товарного обращения…

Художник-академист Жан-Леон Жером (1824-1904) так представлял себе оценку рабынь в быках…
Художник-академист Жан-Леон Жером (1824-1904) так представлял себе оценку рабынь в быках…

Итак, деньги – это товар, через который выражают стоимость всех прочих товаров. В начале времён таким был скот.

Мздой победителю вынес огонный треножник, огромный,
Медный, – в двенадцать волов оценили его аргивяне;
Мздой побеждённому он рукодельницу юную вывел,
Пленную деву, – в четыре вола и её оценили».

(Гомер. «Илиада», Песнь двадцать третья, 702-705)

И у перенявшего от эллинов пальму первенства средиземноморской цивилизации народа квиритов обозначавшее деньги слово pecunia происходило от pecu, скот… У Даля куна — одновременно и зверёк куница, mustela, и денежный знак.

Тысячелетия спустя британец Адам Смит выделит в товаре две стороны – потребительскую стоимость и стоимость меновую. У мычащих и пушистых денег наличествовали и та, и другая. Хорошо приготовленный бык довольно вкусен. Кунья шуба и шапка в климате нашей страны – вопрос выживания. И куницы, и быки достаточно стандартны. Во всяком случае, когда говорили о быках и куницах, и изнеженный ахеец, и суровый вятич знал, о чём идёт речь… Так что для эквивалентной формы собственности в процессах обмена они подходили превосходно. Обслуживая первые две функции денег – меры стоимости (дева = четыре вола) и средства обращения (связка куниц, по Далю, бывала выкупом за невесту, одной из древнейших форм сделок, видимо, связанной даже с самим антропогенезом).

Но вот дальше у денег появляется такая функция, как средство накопления. Продал человек свой товар, а новый не купил. Изъял его из сферы обращения. Ну, скотоводам было хорошо… Добавил скот к имеющемуся и стал более богатым и уважаемым. В «линейном» мире, пока для нового скота хватает производительности пастбища. А то произойдёт извечная трагедия крестьянского быта, когда по весне жалобно мычали перед падежом голодные бурёнки, а дождь хлестал через разобранную на суррогатный корм, соломенную в прошлом, крышу… Да и в быту богатого рабовладельца античности смазливая девка после общения с превосходившими численностью менее одарёнными природой завистливыми товарками мгновенно теряла пригожий вид, пучки волос и передние зубы, обретая синяки и ссадины, тем самым катастрофически понижая стоимость в быках. Вот медный треножник был лучше. А ещё лучше – компактные серебро и золото. Которые не нуждаются даже в (стеклянной) банке. И сохраняются чисто путём информационных технологий – закопать там, где никто не знает, и извлечь на основе известной информации. (Как, ничего не напоминает, из современного быта, скажем ту операцию, что проделываем с электронным банком?)

За такую монетку – дарик – гоплиты убивали и умирали со своей фирменной ухмылкой
За такую монетку – дарик – гоплиты убивали и умирали со своей фирменной ухмылкой

Итак, античность приходит к НАСТОЯЩИМ деньгам. К серебру и золоту. Они чудесно тезаврируются, превращаются в сокровище. И ещёлучше выполняют функцию средства платежа. Это когда акт продажи отделён от акта покупки. Вот любимое развлечение древних греков. Военно-отхожий промысел. Взять да и наняться, оставив родной полис с каменистой почвой и чахлыми оливами, на службу к повелевавшему тучными землями тирану. За плату… И быки были бы не слишком удобны для расчётов. Золото – лучше. Компактней, сохранней, делится на удобные части. В «Анабазисе» Ксенофонта мы читаем, как лакедемонянин-изгнанник Клеарх, получив от персидского царевича Кира 10 000 дариков, нанимает войско и начинает войну с фракийцами… Дарик – это золотая монета, 8,4 грамма весом. Или – одна трёхтысячная часть таланта (денежно-весовой единицы, равной примерно 26 кг). Понятно, что когда грекам под командованием Ксенофонта, лишившимся нанимателя Кира, пришлось уносить ноги с Армянского нагорья, то жёлтенькая монетка была куда удобней быка или рабыни… Да и функцию мировых денег золото играло прекрасно: и в далёкой Персии, и в родной Аттике оно сохраняло свою ценность. Вот практически и всё, что требуется от денег. И раньше, и ныне. Пять функций. Всё, что нужно от них людям… Но люди – животные общественные. А общество на некоторых этапах развития обзаводится государством. У которого свои интересы.

Есть у Даля устарелое слово «кунщик». Нет, это не охотник на пушнину, это сборщик податей. Государство радеет о своих доходах. И известным способом повышения их является порча монеты. Раньше – в прямом смысле этого слова, уменьшение веса и содержания ценного металла в денежке, сохранявшей прошлый номинал. После появления банкнот, бумажных денег, появляются игры в увеличение их количества в обороте (и одновременно рубли делятся на «серебром» и «ассигнациями»…). Они сопровождаются отменой гарантированного обмена банкнот на настоящие, золотые или серебряные деньги. Игры эти поразительно удобны для власть имущих. Они позволяют обложить налогом всё население, имеющее хоть сколько-то наличных.

Германская империя. 1913 год. На военные нужды кайзер тратил 4,9 процента национального дохода. Имперские долги составляли 5,2 миллиарда рейхсмарок, 11 процентов национального дохода (понятие ВВП Кузнец изобретёт позже). Доля налогов всех уровней в национальном доходе Германской империи составляла в 1913 году 9,7 процента. О такой уравновешенности бюджета не может мечтать ни одно современное государство… Но потом была война. Первая мировая. Расходы на линкоры и аэропланы, пушки и пулемёты, снаряды и патроны, газы и порох… В результате к моменту перемирия на бережливой германской державе повис долг в 154 миллиарда марок… Который не могли погасить никакие налоги, кроме одного… Инфляционного! Сначала деньги печатали, потом, 15 ноября 1923 года, провели денежную реформу. 154 миллиарда марок госдолга обратились в 15,4 пфеннига образца 1913 года.

Всё, что кайзер потратил на такие игрушки, обернулось всего лишь 15,4 пфеннигами
Всё, что кайзер потратил на такие игрушки, обернулось всего лишь 15,4 пфеннигами

Вот теперь мы знаем всё необходимое, чтобы перейти к обсуждению биткойнов. Итак, является ли он товаром? Вроде нет, он не рабыня, не бык. Не золото, из которого делаются часы, заколки для галстуков и архаичные запонки. Не идущее на столовые приборы серебро. Но он – виртуальный товар. Не хуже «прокачанного тигра» из WoT, на который мальчик тратит деньги, предназначенные репетитору, повергая в ужас маменьку…

Биткойны являются товаром в той же степени, в какой им будет этот «Тигр» из World of Tanks, не нацистский, а ребячий…
Биткойны являются товаром в той же степени, в какой им будет этот «Тигр» из World of Tanks, не нацистский, а ребячий…

А может ли биткойн выполнять функции денег? Ну, начнём с меры стоимости. Посмотрим на график цены биткойна. Неплохо прыгает, да? Хотите увидеть такие скачки на ценниках ближайшего магазина? Вот и ответ на этот вопрос… Кстати, куда меньшие прыжки курса исландской кроны имели тягчайшие последствия и для тех, кто хотел использовать её как валюту-убежище, так и для вулканического острова. Именно в этом всё дело. Доллар США сейчас, после отмены размена на золото, столь же виртуален. Но он признан всеобщим мерилом…

Взлёт и падение биткойна
Взлёт и падение биткойна

А все остальные функции денег? Вот их Bitcoin способен выполнять прекрасно. Не хуже, чем любая «открытая» валюта в практически любой точке планеты. (Очень давно уже не приходилось сталкиваться с проблемой оплатить что-либо – это определено снижением стоимости цифровых транзакций; удобства биткойнов в ряде форм и-торговли — именно отсюда.) С одним плюсом. Государства действительно не могут вмешаться в работу биткойна. Нет возможности проделать такой трюк, который выкинули финансисты Веймарской республики. Но это и уязвимость Bitcoin. Вот Германия ухитряется иметь профицитный бюджет. Но госдолг её в 2012 году такие всеми любимые организации, как ЦРУ и МВФ, оценивали в пределах от 80,5 до 83 процентов к ВВП Бундесреспублики; налоги около 40 процентов ВВП. Существенный рост по сравнению с 1913 годом… Мы видим, что проделано было на Кипре, несмотря на пункт 17 Всеобщей Декларации Прав Человека, запрещающий отъём собственности. Так каким образом государства откажутся от такого инструмента, как инфляция, как изъятие вкладов? Что они, с дуба рухнули?

В 1976 году великий экономист Фридом Август фон Хайек издал Denationalisation of Money: An Analysis of the Theory and Practice of Concurrent Currencies, «Частные деньги» в русском переводе 1996 года. Bitcoin в системе координат фон Хайека — одна из частных валют, которую он предлагал разрешить эмитировать всем желающим. «Главное преимущество предлагаемой схемы состоит в том, что она помешала бы правительствам «защищать» денежные единицы, которые они выпускают, от вредных последствий предпринимаемых ими самими мер и не давала бы им возможности применять эти вредные инструменты в будущем. Они оказались бы неспособны скрывать девальвацию выпускаемой ими валюты, препятствовать оттоку денег, капитала и других ресурсов (происходящему из-за того, что их использование внутри страны становится невыгодным) или контролировать цены».

Впервые биткойны взлетели в цене, когда благодарный мир узнал, что на них удобно приобретать вещества…
Впервые биткойны взлетели в цене, когда благодарный мир узнал, что на них удобно приобретать вещества…

Но как же правительство любой страны откажется от возможности скомпенсировать свои ошибки монетарным давлением на подданных? Добровольно они такое право не отдадут… Во всяком случае, до очень большого кризиса. И поэтому нет смысла вдаваться в технические детали криптовалют. (Ну, за исключением уж очень нишевого применения – скажем, первый, до почти 30 баксов, взлёт биткойнов произошёл, когда известный блог поведал, что на них можно купить вещества…)