Большая радость! Сообщество русской «Википедии» отредактировало содержание статьи про курение каннабиса, и теперь Роскомнадзором милостиво обещано исключить народную энциклопедию из списка сайтов с запрещённой информацией. То есть – блокировать «Вики» (всю целиком DPI провайдерам ещё не по силам) на территории России не будут. Во всяком случае, пока. Всё рассосалось? Благо что «демонстрации благодарности Старшему Брату за то, что он увеличил норму шоколада до двадцати граммов в неделю», пока места не имели…

Вообще, мысль о том, что стоит человеку услышать о чём-то недозволенном, так он тут же кинется этим самым заниматься, поразительно забавна. Была у студентов советской поры потеха. Сделав швейковско-невинные глаза, задавать преподавателю научного коммунизма вопрос о том, почему бы, в пику «Радио Свобода», не построить на Острове Свободы мощные радиостанции и не прививать населению США «активную жизненную позицию»… Преподаватель, помотавшийся по миру «советником» от одной любознательной организации, со скорбным видом (вероятно, ухмыляясь про себя) рассказывал, что коварные империалисты создают ширму угнетения трудящихся с помощью так называемой «свободы слова». И в условиях идеологических догм вменяемые люди прекрасно знали, что привлекает как раз запретное, скрытое под завесой тайны. (С какой жаждой советские интеллигенты припадали ночной порой к «Августу Четырнадцатого» Солженицына! А спросите у знакомых, сколько из них прочло абсолютно доступное «Красное колесо»?) Это свойство человеческой природы изящно изложено в главе «Первые одежды» «Острова пингвинов» Анатоля Франса…

Так что борьба с пропагандой наркотиков явно не имеет своей реальной целью уберечь неокрепшие души и их ближних от последствий употребления «дури». Последствий – страшных. Вот редкое уголовное дело. В Новосибирске судили и оправдали судью. Эта дама восстановила в родительских правах «употреблявшего наркотики» Евгения Глотова. Тот с таким рвением принялся заботиться о двухлетней дочери, мама которой ранее скончалась от «веществ», что за отказ есть кашу просто убил… Сноп поломанных судеб – налицо. Но зададим дурацкий вопрос: а почему «пропаганда наркотиков» срабатывает, а бюджеты, выделяемые и осваиваемые в рамках пропаганды «здорового образа жизни», приводят к куда менее заметным результатам?

А попробуем исходить из того, что технология — это единственное, что существенно влияет на нашу жизнь. С коноплёй ведь человечество знакомо практически всю жизнь. Письменная наука начинается с Отца Истории, Геродота. И конопля описана именно им. В книге «Мельпомена» строка 74-я гласит: «ταύτης ὦν οἱ Σκύθαι τῆς καννάβιος τὸ σπέρμα…» — «В Скифской земле произрастает конопля», как переводил это Г.А. Стратоновский. И не просто произрастает. Геродот не умолчал и о том специфическом способе, которым её употребляли древние насельники наших мест: «75. [1] ἐπεὰν λάβωσι, ὑποδύνουσι ὑπὸ τοὺς πίλους, καὶ ἔπειτα ἐπιβάλλουσι τὸ σπέρμα ἐπὶ τοὺς διαφανέας λίθους τῷ πυρί· τὸ δὲ θυμιᾶται ἐπιβαλλόμενον καὶ ἀτμίδα παρέχεται τοσαύτην ὥστε Ἑλληνικὴ οὐδεμία ἄν μιν πυρίη ἀποκρατήσειε. [2] οἱ δὲ Σκύθαι ἀγάμενοι τῇ πυρίῃ ὠρύονται. τοῦτό σφι ἀντὶ λουτροῦ ἐστι. οὐ γὰρ δὴ λούονται ὕδατι τὸ παράπαν τὸ σῶμα…» Тут перевода давать не будем, дабы не попасть самим под Недремлющее Око…

Но при чём тут технология? Вернёмся к строке 74: «…Конопля — растение, очень похожее на лён, но гораздо толще и крупнее». Толще — именно это свойство конопли и предопределило её влияние на мир технологий. Ведь что сделало маленькую Европу владычицей мира? Согласно Фернану Броделю – океанское мореходство и артиллерия. А что нужно для мореходства? Правильно, паруса и снасти. Лён и конопля… Reef тогда значил «узел», «взять рифы»…

На флаге Кимовского района Тульской области сошлись конопля и террикон угольщиков, критические ресурсы Нового Времени и Индустриальной Эпохи
На флаге Кимовского района Тульской области сошлись конопля и террикон угольщиков, критические ресурсы Нового Времени и Индустриальной Эпохи

У каждой эпохи технологий — свои критически важные материалы. Скажем, «Юный техник» в стартовом номере 1956 года учил советских детей, как искать урановые руды и делать счётчики Гейгера на анодных сухих батареях… А для мореплавания стратегическим ресурсом была конопля. Осуществившего английскую Реформацию короля Генриха VIII благодаря современным сериалам знают как обладателя полудюжины жён, казнившего пару из оных… Куда менее известно, что этот дальновидный правитель, готовя секуляризацию монастырских земель (мероприятие, сравнимое только с Реконструкцией Юга США и отечественной приватизацией), озаботился тем, чтобы его флот не лишился стратегического сырья — конопли, ранее выращиваемой в монастырских владениях. Он обязал каждого фермера уделять одну двадцать пятую долю земель каннабису… «Конопляный указ» дважды повторялся и Елизаветой, заботившейся о снастях для своих «морских ястребов». Затем Королевский флот и купеческое мореходство стали обеспечиваться ввозом пеньки из России… Любовь к конопле от Российской империи унаследовал и Советский Союз. На восстанавливаемой после войны Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в центре фонтана «Дружба народа» был именно сноп конопли, и заслуженно. Держава наша фасадом повернута к северу, а пеньковые канаты лет сорок назад (не знаю, как сейчас) в морозы работали лучше синтетических…

Сноп конопли в центре фонтана на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке
Сноп конопли в центре фонтана на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке

Конопля была связана с флотом всю историю парусного и большую часть истории парового и мореходства. А мореплавание – самый дешёвый способ доставки товаров. Средство формирования международных рынков и рынка глобального… Ну а технология крайне тесно связана с рынком. Она и нуждается в нём, и порождает его. Без глобального рынка не могло бы быть ни забытых уже кассетных видеомагнитофонов (в советских «Электрониках» использовались японские лентопротяжные механизмы), ни плёночных автофокусных зеркалок. Не жила бы большая часть человечества так хорошо, как ныне…

И именно в эре изобилия состоит и секрет специфической привлекательности конопли. Студент, попавший в семидесятые в Среднюю Азию, с удивлением обнаруживал там «бытовое» употребление наркотиков. Аксакалы в чайханах открыто заваривали «маковый чай», стремясь снять боли в истёртых на хлопковых делянках суставах. (Попытка молодёжи проделать это же беспощадно пресекалась всей махалёй — местным кварталом…) Шофёры покупали за полтинник (пятьдесят копеек – полусотенную бумажку в те годы мало кто видел…) закрутку анаши (впрочем, гайцы находили способ прищучить и тех, на кого «раппопорт» не реагировал). Выглядело это экзотикой. Социальной проблемы не представляло… Понеслось потом!

Гражданское общество на марше. "Сухой закон" в США породил мощнейшие преступные организации, но не изменил природу человека
Гражданское общество на марше. «Сухой закон» в США породил мощнейшие преступные организации, но не изменил природу человека

Почему? А посмотрим на американский опыт. У них наркотики были известны исстари. Об экспериментах с ними физика Вуда (того, что сплав…) рассказывалось в книжке Р. Сибрука, неоднократно переводившейся в СССР. А проблемой «вещества» стали в шестидесятые. После того как в 1957 году экономист Д. Гэлбрайт обнаружил, что наступила эпоха изобилия. После того, как большая часть работников оказалась занятой в офисах. И вот именно в этом и секрет. В Англии Генриха VIII нельзя было сбежать в мир дурмана. Реальность, голод ближайшей зимы, быстро выдала бы причитающуюся Darwin Awards. При попытке пожить за счёт соседей расплата пришла бы ещё быстрее – к общению со свитой в петлю коноплёй приговаривал ближайший сквайр… И в раннем индустриальном обществе от подавляющего большинства требовался ежедневный напряжённый труд. Мужчин – за станком. Женщин – у плиты, стиральной и гладильной досок, с веником и тряпкой… Опиумные притоны Лондона описаны у Дэна Симмонса в книге «Друд, или Человек в чёрном». Там завсегдатаи – или отбросы общества, коротающие дни перед свиданием с палачом, или праздные джентльмены. (Для поклонников классики предложим Томаса де Квинси – «Исповедь англичанина, любителя опиума»…)

С этого фильма 1936 года в США стартовал рентабельнейший бизнес борьбы с наркотиками. Опыт "сухого закона" был в ту пору известен и творчески развит
С этого фильма 1936 года в США стартовал рентабельнейший бизнес борьбы с наркотиками. Опыт «сухого закона» был в ту пору известен и творчески развит

А потом машины начали производить огромные объёмы продукции. Причём – с минимальными издержками. Плеть голода была отведена от большинства людей. И тут выросшее в американском изобилии поколение «детей-цветов» устремилось к прелестям «травки»… Reef превратилось в самокрутку с коноплёй. Причём этому предшествовала криминализация «веществ», чем убивались два зайца. Запретное привлекает тех, у кого образовалось слишком много пустого времени и лишних денег. Запреты необходимо было воплощать в жизнь – в правоохранительных органах появилась масса рабочих мест. А те, кто выберет наркотики как средство избавления генома человечества от своей ДНК, продукт найдут всё равно. При этом они перестанут представлять опасность для системы в целом – бунты хиппи в целом социум укрепляли… Да и недовольные из гетто пойдут не в революционеры, а в дилеры, обеспечивая вышеупомянутым правоохранителям реальную загрузку… Плюс – масса рабочих мест для лечащих и реабилитирующих наркоманов, для сценаристов и режиссёров, слагающих саги про борцов с наркотиками… А это именно тот спрос, которого требуют технологии. Вот кинотрюки. Важный фактор в спросе на ИТ-продукцию. И на ту, на которой их делают профессионалы. И на ту, с помощью которой их смотрят широкие массы. А сколько этих трюков в сагах про наркополицейских и наркодилеров? Почти идиллия…

И, казалось бы, о чём речь? Ну, отредактировали единственную статью в «Википедии»… Но очень опасен прецедент.

Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.
Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.
Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.
Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.
А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать.

Обратим внимание: строки Мартина Нимёллера – капитана кайзеровского подводного минного заградителя UC-67, командира III-го Академического батальона Защитников Мюнстера во Фрайкоре (Добровольческий корпус был контрреволюционной организацией в ранней Веймарской республике), президента Всемирного совета церквей и лауреата Ленинской премии – абсолютно прагматичны. Апеллируют к инстинкту самосохранения. Вот именно этим инстинктом стоит руководствоваться ИТ-отрасли, рассматривая прецедент с «Википедией». (Говорить о Всеобщей декларации прав человека после надругательства над её ст. 17, п. 2: «Никто не должен быть произвольно лишён своего имущества», — устроенного европейцами на Кипре, довольно абсурдно…)

На бумажных Геродота и де Квинси никто не покушается...
На бумажных Геродота и де Квинси никто не покушается…

Рынок высокотехнологических товаров и услуг нуждается в постоянном росте, в массовости. ИТ сделали любую информацию доступной для всех – бумажных Геродота и де Квинси, с тиражом перевода в 1000 экземпляров, никто и не пытается править… Но искажение информации (добровольное — «мы сами копали могилу себе») покушается именно на тот фундамент, на котором стоит ИТ-индустрия. Зачем мощные кристаллы, объёмная память, толстые каналы, если сам дух компьютерной отрасли, сама информация могут быть искажены по мановению руки чиновников? Конопля в снастях обеспечивала расширение рынка, породившего мир изобилия. Социум, которому технологии предоставили слишком много свободного времени, занимая сам себя, начинает загибать линейный прогресс в кольцо. Пока конопляный уроборос укусил лишь самый краешек хвоста…