На дворе стоял 1929 год. Экзистенциализма ещё не было. Лишь через пару лет Карл Ясперс введёт это понятие в изданной в Лейпциге Die geistige Situation der Zeit, «Духовной ситуации времени», и только через девять лет экзистенциальная философия станет заглавием одноименной книги (Existenzphilosophie. Drei Vorlesungen), увидевшей свет в столице недолговечного Тысячелетнего рейха.

А в России уже был написан самый, пожалуй, экзистенциальный роман на свете. Герои его – простые и не отягощённые университетским образованием люди, отнюдь не хайдеггеры, озабочены самыми глубокими проблемами Бытия. Рыбак уходит в озеро для того, чтобы узнать как там, по ту сторону существования, «может быть, гораздо интересней, чем жить в селе или на берегу озера». Пересекает грань с одобрения части соседей: «Что ж, испыток не убыток, Митрий Иваныч. Пробуй, потом нам расскажешь»… Именно в такие «пограничные ситуации» попадали персонажи «Чевенгура» Андрея Платонова.

А ещё персонажи эти были озабочены переустройством общества на новых началах. И отправлялись «искать коммунизм среди самодеятельности населения». Смотреть, не зародился ли он сам «где-нибудь в овраге, скрытом от ветра и государства».

Ну, коммунизм нынче строить немодно. Ну, нынче в моде модернизация. Понимаемая как развитие технологий. Тех технологий, которые позволяют современному миру жить так зажиточно, как человечество не жило ещё никогда в своей писанной истории… Привнести их на почву страны родимых осин и ждать, пока «все источники общественного богатства польются полным потоком»… Ну то, что идею коммунизма Маркс вывел именно из необходимости отстроить социум под уровень технологий (звалось у него это производительными силами и производственными отношениями), мы сейчас опустим. И о личности бывшего студента Воронежского политехнического (Воронеж писательству благоприятствует, как известно аудитории «Компьютерры»), сочинившего «Чевенгур», поговорим в другой раз… Сейчас же сосредоточимся на появлении новых технологий в нашей стране. И что же мы увидим?

А увидим мы поразительную вещь! С одной стороны, развитием инноваций занимаются государственники, мужи совета. На развитие технологий щедрой рукой выделяются нефтедоллары, воздвигаются города научных наночудес… А с другой стороны – «беднота уже скопилась сама по себе и устроилась по-социальному». Ну, не по социальному, конечно, а по технологическому, точнее – по компьютерному. И не такая уж и беднота. Об этом говорит нам исследование, выполненное Некоммерческим партнёрством разработчиков программного обеспечения РУССОФТ (НП РУССОФТ). Исследование по состоянию дел в экспорте программного обеспечения (ПО) и услуг по его разработке из России. Кстати, уже девятое по счёту.

И вот данные, приводимые там, довольно резко расходятся с мрачными красками, которыми великий, уронивший британский фунт, финансист Джордж Сорос обрисовал Россию на последней сходке миллиардеров в Давосе. Разработка программного обеспечения по указанному выше исследованию выглядит ясным ликом Селены на картине Куинджи «Лунная ночь на Днепре»! Давайте посмотрим на заимствованный из отчёта график. И не будем смущаться (ниже скажем – почему), что на нём 2012 и 2013 год представлены прогнозами, ибо исследование выполнялось в прошлом году, а бухгалтерии, как и мельницы судьбы, работают неспешно.

Вот так трудится отечественная индустрия экспортного софта!
Вот так трудится отечественная индустрия экспортного софта!

Согласимся, что по сравнению со вполне официальными цифрами роста ВВП России (по последним оценкам 3,4-3,6 процента) индустрия программного обеспечения растёт несопоставимо более высокими темпами!

Дадим слово составителям отчёта: «Объём экспорта ПО можно считать эквивалентным экспортным поступлениям России от атомной промышленности и сравнимым с доходами от продажи вооружений и военной техники за рубежом». Обратим внимание: с атомной отраслью и оборонной индустрией. Военная промышленность создавалась невиданного напряжения трудом всего общества весь советский период истории страны и достигла масштабов, заставляющих говорить о структурной милитаризации экономики. Атомная индустрия возникла в стране, разрушенной Второй мировой, и также была связана с критическим напряжением сил страны. Эти отрасли лидируют в экспорте высокотехнологической продукции нашей страны. А тут, почти незаметно, вдруг возникает крайне эффективная отрасль национальной экономики. Пока всё ещё скромно: «На программное обеспечение приходится пока менее 1 процента (примерно 0,8 процента по итогам 2011 г.) всего экспорта России». Но давайте скажем честно: авторы исследования обязаны оперировать официальными цифрами. Поэтому учтённые ими объёмы являются нижней оценкой экспортной выручки российских софтостроителей. А у оборонщиков и ядерщиков – наоборот. Их экспорт тесно замешан на политике. Сопровождается открытием кредитных линий, правительственными соглашениями об особых условиях финансирования. Государства идут на это, дабы увеличить серийность военной продукции, тем самым снизив стоимость её для своих вооружённых сил. Иногда это срабатывает. Иногда – нет. Ну, вот Россия списала долги странам Африки на двадцать миллиардов долларов. И в них сидит заметная доля экспорта оборонной отрасли. Долги, конечно, советские, но денежка-то наша… А любознательная Transparency International составила отчёт по коррупции в мировой «оборонке», обходится она землянам не менее чем в 20 миллиардов долларов ежегодно (Россия, с её скандалами в Минобороны, в этом отчёте, кстати, находится в средней группе D – в компании с Поднебесной и Страной Обетованной; это к вопросу о том, почему рождаются «Железные купола»…)

А софтостроители-то трудятся за живую денежку! Вряд ли самый либерально мыслящий из них станет писать коды в долг из симпатий, скажем, к реформам Гурмана Галстуков, а не за наличные деньги… И в огласке своих доходов программоваятели не совсем заинтересованы. Нет, большой и общеизвестный объём выручки – это здорово! Приходишь к заказчикам совсем в другом статусе… И коллективом управлять несопоставимо удобнее с использованием формальных структур, реализуемых в полной мере в легальном бизнесе.

Но заказчику ведь нужна эффективность, а не статус. И если благодаря «работе по тёмному», «оптимизации налогов», разработчик предложит более выгодные условия, то заказ уйдёт к нему. Налоги в сегодняшней России довольно вменяемы (хотя их администрирование – отдельный разговор) по сравнению с Европой, для ИТ есть кое-какие льготы, но в оффшорах они вообще нулевые… А оформление сотрудников по Трудовому кодексу имеет как достоинства, так и недостатки… Поэтому масштабы отечественной индустрии ПО, возникшей не за счёт прихватизации богатств общества, а чисто за счёт инициативы предпринимателей, вероятно, заметно выше!

И что же нам рассказывает отчёт о доходах трудящихся в этой сфере? «По всем сотрудникам (как начинающим работникам, так и опытным сотрудникам) данной категории средняя зарплата увеличилась за год на 18 процентов и составила 2280 долларов». «Скорее всего, в некоторых случаях указана не реальная, а только официальная выплачиваемая заработная плата». Опять же отметим, что это – нижняя оценка. По официальной финотчётности… (Местные экспортные разработчики, много лет пишущие фреймворки для одной небезызвестной операционки, свою экспортную выручку вообще не засвечивают, а программистам по бумагам платят разрешённый в губернии минимум со средств, полученных на эксплуатации. Оплата в испытательный срок – от штуки баксов, разработчики в месяц имеют от трёх тысяч долларов до трёх тысяч евро, выше уже надо заниматься административной работой. Работают, правда, и по вечерам, и по выходным, и на дому… Для сравнения приведём зарплаты водителей общественного транспорта в том же городе: от 15 до 27 тысяч рублей.) Кстати, в отчёте про прирост экспорта ПО говорится, что «данный показатель уже начинает попадать в радары российского руководства». Софтостроителям пора запасаться Window (даже тем, кто работает в Linux) – Window официально звались полоски металлизированной бумаги, позже прозванные Chaff, с помощью которых Королевские ВВС ослепили нацистские радары во время массированного налёта на Гамбург 24 июля 1943 года. Сейчас – самая благоприятная для государства экономическая ситуация как минимум за сотню лет, но упади вдруг доходы от углеводородов (скажем, Украина начнет экспортировать сланцевый газ, как надеются в Киеве, – как раз об этом и Шабанов написал), угадайте, какую молочную коровку поволокут к бойне на предмет выполнения плана по мясозаготовкам – «Уралвагонзавод» или разработчиков экспортного ПО? Но это так, к слову. Может, в Украине экологи победят самостийных газовиков или вода, нужная для фрекинга, кончится!

Но сегодняшние факты в любом случае говорят нам, что в стране сама собой зародилась и развилась абсолютно эффективная и конкурентоспособная по мировым стандартам высокотехнологическая отрасль. Как Т-90 соотносится с «Абрамсом», спорят на военно-исторических форумах, а проданное за рубеж российское ПО конкуренцию на мировых рынках (хоть и локальных) однозначно выиграло. Пример абсолютно уникальный и не замеченный ни казённой, ни оппозиционной прессой «общего интереса». Впрочем, может оно и к лучшему… В скрытом овраге оно покойнее!