Вы, наверное, не раз слышали о таком явлении, как “undernet”, или “глубинный веб”. В общих словах, это сегменты Сети, недоступные поисковым машинам. “Глубина” скрытой Сети разнится в зависимости от исследования, но в основном исследователи сходятся в оценке, что undernet превышает поверхностный, “гуглимый” веб на несколько порядков – по крайней мере, по объёмам хранимых данных. Другими словами, интернет, доступный поисковым машинам, является лишь ничтожной рябью воды над безднами океана контента. Ну и в общем-то, если вы знакомы с таким явлением, как “приватные трэкеры”, то бездонность нижней Сети для вас должна быть чем-то само собой разумеющимся.

Негуглимость для undernet’а – это основное, ключевое свойство. Случайный человек, персонаж со стороны, не имеет возможности получить доступ к содержимому такой подсети. Понятно, что в большинстве случаев “подводный” сетевой трафик состоит из контента, обильно политого кровавыми слезами “правообладателей”, а также разнообразных закрытых сообществ разной степени элитарности и претенциозности. Но и не только. Встречаются более интересные причины, по которым люди ныряют в undernet и вливаются в ряды негуглимых.

Иллюстрация из журнала Wired
Об одном из таких случаев не так давно писал Wired. Например, существуют музыканты, продукты жизнедеятельности которых называются “музыкальный стиль witch house”. Они достаточно изобретательно достигают полной лексической негуглимости за счёт того, что названия команд и музыкантов составляют практически из всего разнообразия символов, которое может предоставить кодировка unicode. Например, вот так:

Стилистика движения принуждает их злоупотреблять всевозможными крестами и готической символикой. А зачем? Затем, что человеку со стороны оказывается невозможным попасть в комьюнити. В этом, конечно, есть элемент этакого, знаете, хипстерского музыкального снобизма из серии “я слушаю группы, которых еще не существует”. Но подобная сетевая маскировка работает достаточно успешно: на last.fm они создают целые параллельные подсети, со своими рейтингами и чартами. В такие подсети можно попасть по ссылке от приятеля “в теме”, но не через Google.

Вообще говоря, отношения с поисковыми роботами – это, на мой взгляд, одна из важнейших характеристик сообществ сетевой эпохи. Даже сам факт закрытости или открытости сервиса для поисковиков может многое сказать о сетевом социуме. Но ресурсы, закрытые для любопытных глаз за бесхитростной парой “логин-пароль”, не столь интересны, как те подсети, что существуют и развиваются на вполне доступных сервисах. Скрытые от постороннего внимания остроумными уловками (как, например, “непечатные” символы упомянутых музыкантов), они создают цифровую вселенную, параллельную известному интернету.